Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Софское. К дате.

Чем дальше, тем больше моё отношение к событиям 21-летней давности сводится к фразе из анекдота: "Убил бы её тогда, сейчас уже на свободу бы вышел". Конечно, 21 год назад я ничего не решал в силу молодости и прилагавшейся к оной глупости, а ныне, когда по крайней мере одного из этих качеств я лишился, всё решено давным-давно. У россиян - праздничек-с; в основном потому, что мандарины тогда - по бескультурью - не догадались разыграть сражение на картах и костяных фигурках где-нибудь в тихом кабинете.

Далее рискну поведать, как я понимаю тогдашние события. Трактат утомит Вас потому, что продолжителен, а не потому, что пылок.

Ни в какие государственные тайны я не посвящён. Мусор мне в голову на протяжении всех этих лет запрессовывали примерно тот же, что и Вам. Личные воспоминания, как им и положено, с течением лет становятся всё более субъективными. Да и горячих чувств, каюсь, тогдашняя эпоха более во мне не вызывает. Убил бы тогда, сейчас уже на свободу бы вышел. Не убил, не случилось. Не выйду уже, наверное.

Итак, "...в конце года Воды - такой-то год по новому летоисчислению - центробежные процессы в древней Империи стали значимыми. Воспользовавшись этим, Святой Орден, представляющий, по сути, интересы наиболее реакционных групп феодального общества, которые любыми средствами стремились приостановить диссипацию..."

Что ж, в отсутствие войн и прочих великих потрясений советское общество становилось всё более сложным. Урбанизация. Технический прогресс, который увеличивает степень разделения труда и увеличивает мощность множества связей между трудящимися. Дополнительные связи между советскими подданными, возникающие в процессе приобретения имущества и его использования: даже если идти на поводу у пуристов и утверждать, что собственности у советского человека не было, то наличия имущества, данного в ощущениях, - и увеличения количества этого имущества в тучные брежневские годы - это никак не отменяет. "А недавно произошло совершенно... возмутительное событие. В женском, извините, туалете повесили объявление: "Продаю колготки"."

Каким образом оформлялись - форматировались даже - новые связи?

Не помню, кто из великих изрёк, что можно обманывать некоторых людей всё время или всех людей некоторое время, но нельзя обмануть всех навсегда. И правильно делаю, что не помню, потому что история с унылым постоянством доказывает: можно обмануть достаточное количество людей на достаточное время, и обычно этого хватает. При условии, что "достаточное количество" не составляет из себя общества, потому что обмануть общество, которое не только и не столько люди, сколько связи между ними, и в самом деле невозможно.

Видите ли, общество дисперсно, оно обтечёт любой Ваш обман, минует его. Вы обманом заставили человека отказаться от какого-то замысла, и этот обман был с восторгом принят обществом? Отлично. Однако будьте уверены, что возможное действие, которого Вы не хотели, непременно воспроизведёт другой человек под совершенно иную рационализацию. "Где-то высоко в горах, не в нашем районе..."

Одной из тенденций, которые присутствуют в любом, абсолютно любом человеческом обществе, является подражание низших высшим. Ухватки, внешние приметы, речь. Без этого невозможны ни распространение и/или какая-то эволюция местной культуры, ни работа "социальных лифтов". Соответственно, если низы в некотором обществе получили возможность улучшить своё положение через увеличение собственной связности, то дополнительные связи будут организованы в подражание связям, уже существующим в верхах.

Даже если это подражание декретировано нежелательным - это приведёт всего лишь к смене обоснований и рационализации, но не к смене вида и структуры этих новых связей. Всё равно будет "как у господ", пусть сами господа этого не хотят и притворяются, что у них всё по-другому.

Я уже говорил, что правящий слой в СССР был организован через партхозактивы. Определю их как множество локальных олигархий, построенных на возможности обмена полномочиями в группе ("административном рынке") и связанных между собой иерархически. Обмен полномочиями был в разной степени нормирован естественным стремлением олигархов к личному благосостоянию, официальными и теневыми (клиентскими) связями с членами вышестоящих и нижестоящих олигархий плюс действовавшим в стране кодом материального и символического потребления.

Новые связи, которыми срасталось советское общество, по сути были продуктом распространения тех же практик на мелкое и мельчайшее начальство, то есть на значительную и достаточно активную часть советского населения, располагавшую хоть каким-то административным ресурсом. "Кто что охраняет".

Два момента: один важный, другой очень важный.

Важный момент заключается в том, что никакого особенного восторга действующие, крупные олигархии перед таким развитием событий испытывать не могли. Оперируя на своём "административном рынке", они в конечном счёте управляли населением через контроль за его потреблением.

Формирующиеся "блошиные административные рынки" решали ту же задачу и использовали тот же ресурс, объективно затрудняя управление населением. За что и были партхозактивами прокляты навсегда, из телевизора, причём настолько качественно, что некоторые товарищи до сих пор уверены, будто СССР погубили "блат", "несуны", "теневики", "спекулянты", "шабашники" и прочая сравнительно безобидная фауна.

Конечно, "блошиные административные рынки", как и всякий рынок, не могли не порождать коррупцию, выраженную в случаях прямого обмена административных полномочий на деньги. Однако не самая значительная роль денег в советской системе в сочетании с мелкими масштабами и чёткой локализацией этих рынков ограничивала вред от таких случаев гораздо эффективнее ОБХСС.

Очень важный момент состоит в том, что сам процесс распространения "административного рынка" на всё большую часть населения был вполне "белым" и "европейским" - рискну утверждать, намного более "белым" и "европейским", нежели карго-культ "демократии", процветший позднее в "новой свободной России"

Поясню свою мысль. "Европейское" - это не "что", это "как" и "зачем". В Европе олигархия эволюционировала просто и элегантно - со стрельбой или без, но её права и привилегии были распространены на всё население; разумеется, в такой форме, в которой эта всеобщность оказалась технически возможна. Итог процесса назвали "нацией" и остались им довольны, со спокойной совестью устанавливая на получившееся всякие полезные приблуды вроде "прав личности", "колониальной экспансии" или "технического прогресса".

Доступ на "административный рынок" по сути являлся главной привилегией в советской системе, видимые отличия в потреблении были его следствием. Значит, распространение этого доступа на всё большую часть населения... продолжать?

А объявить "демократию", назвать туземное кувшинное рыло "супрефектом" и болтать о "возвращении в мировую цивилизацию" может и папуас. Не то, чтобы я имею что-нибудь против папуасов.

Доведу мысль до конца: объективной стороной "рыночных реформ" и вообще эрэфского периода российской истории является распространение привилегий специфически советского правящего слоя на всё население. А субъективной его стороной является установление верхами максимально высокой цены для низов за это распространение; с тем, чтобы нацбилдинг шёл возможно медленнее и не привёл к образованию нации. Чтобы не дотянули, чтобы сдохли по дороге.

Утрирую до "демшизовой" банальности: всё, чего тогда не имел "простой советский человек" и сейчас имеет (хотя бы в изображении) "простой россиянин", "советский правящий класс" имел уже тогда. Утрирую до банальности "совковой": однако за все эти вещи, большая часть из которых не нужна и не была нужна "простому человеку" даже в изображении, с этого "простого человека" была взята непомерная цена.

Каким именно образом можно продать нечто за максимально высокую цену? Эльф, оглоушенный учебником экономики, вероятно, начнёт мне рассказывать про конкурентные преимущества и хорошо поставленный маркетинг; он даже будет в чём-то прав, хотя его ответ касается максимально возможной цены (рынок, ночной сторож, свобода в миллиметре от кончика носа), а не максимально высокой. Максимально высокая цена получается, когда продавец способен поставить покупателя в предельно невыгодную сделочную позицию или воспользоваться таковой.

Поясню: для того, чтобы получить золотые украшения за буханку хлеба, нужно устроить голод. В других обстоятельствах столь выгодно продать буханку хлеба невозможно.

Для того, чтобы взять за свои привилегии с населения всё возможное и ещё чуточку больше, "советская олигархия" должна была под корень снести низовые "административные рынки", то есть должна была уничтожить причины их формирования, а не цапать народ поштучно через тот же ОБХСС.

Слово "должна" здесь понимается не как отсылка к долгоиграющему заговору и хитроумному плану, а как констатация того, что в тогдашней идеологии именовалось "классовыми интересами", то есть различия типичных отношений между людьми по поводу факторов общественного воспроизводства в зависимости от социальной позиции.

Причины, подлежавшие уничтожению, я назвал выше. Надо было отменить сам феномен или изменить качество - технического прогресса, урбанизации и потребления на подконтрольной олигархии территории. С последствиями успешного выполнения этих задач мы сейчас имеем дело.

Это были вопросы высокой стратегии, к которым я скоро вернусь. Пока же отвлекусь на оперативное искусство, решающее несколько менее отвлечённые задачи.

Как уничтожить уже действующий рынок извне? Оглоушенный эльф может начинать вещать о "государственном вмешательстве" и "административном регулировании", но это частное решение. Если подлежащий уничтожению "административный рынок" существует как тень отношений между "государевыми людьми", то это решение, мягко говоря, непригодно.

В общем случае рынок как совокупность связей можно уничтожить извне неравномерным увеличением материального и символического потребления его участников.

Скажем, кого-то, "ходившего опасно", легализовать через кооперативное движение, оставив ему подобных в уголовно-наказуемой зоне. Кому-то позволить припасть к живительной струе бабла, бьющей из отворённой жилы безналичного расчёта, а другим - фигушки. Кому-то разрешить торговать беспошлинно, а кому-то нет. Попутно, в рамках свободы слова, на пальцах объяснить всей стране, что такое рэкет, и как им заниматься. А чтобы разрушаемые связи не казались чем-то важным, отвлечь людишек от вопросов совместной деятельности на глобальщину - "шведская модель" или "японская", преступен пакт Молотова-Риббентропа или всего лишь неэтичен?..

Что и произошло в романтический период перестройки. Там, где многие видят послабления, свободы и либерализм, я вижу меры, предпринятые в интересах олигархии и направленные на уничтожение реально действовавших низовых связей в советском обществе. Впрочем, одно из пониманий свободы и есть уничтожение связей... которые по мере надобности можно обругать, например, "оковами" или вообще каким-нибудь "генетическим рабством".

Возвращаясь к высокой стратегии. Как можно изменить качество технического прогресса, урбанизации и потребления на какой-то территории, не затрагивая собственного благосостояния? Легко - изменив статус институций, эти прекрасные вещи обеспечивающих. Как проще всего это сделать? Изменив одновременно их принадлежность и эффективность их функционирования. То есть продать на слом.

Кому продать? А кому угодно.

За сколько продать? За сколько угодно, хоть даром, хоть с доплатой, - по Чубайсу - потому что доход здесь олигархия получит не от разовой продажи железяк и кирпичей по штуке в руки, а от последующей возможно более долговременной продажи своих привилегий всему населению за максимально высокую цену, как и было сказано.

Как продать? Как обычно, после предпродажной подготовки, которая происходит даже в случае продажи на слом.

Я считаю ГКЧП мероприятием этой предпродажной подготовки. Владельцы вещи ("как класс") развёрнуто, с примерами и наглядными пособиями показали всем желающим, что не могут далее ею пользоваться, даже если этого хотят. Придурялись ли они, сделав почти все возможные ошибки в нелёгком деле введения чрезвычайного положения? Вряд ли. Просто правящий класс выдавил на нужные посты нужных людей, которые в урочный час правильным образом отреагировали на заданные стимулы.

Кстати, об ошибках - сам состав членов комитета был почему-то подобран идеально, в Европах введения де-факто чрезвычайного положения той же группой чиновников никто и не заметил бы. Можно вспомнить широко известное в то время "Слово к народу", объявленное апостериори "манифестом ГКЧП", и прочесть его нынешним искушённым глазом, после чего спросить: а почему этот протяжённый, но вполне толковый и хорошо написанный манифест оборван на половине, перед списком действий, хотя бы и в самой общей форме?

Дальше Вы знаете, дальше была свобода и "рыночные реформы", ради которых в Москве бывший кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС устроил вполне латиноамериканскую бойню. Многие ликовали.

Впрочем, не забегая вперёд: про то, что в том же историческом августе 1991-го по московской программе назвали номера телефонов, куда следует сообщать о "сочувствовавших ГКЧП", рукопожатная флора и неполживая фауна предпочитают не помнить.

Да, чуть не забыл... ЦРУ!.. Ну Вы его сами допишите куда-нибудь. Спецслужбы, особенно иностранные, богоподобны. Ими не только можно объяснить всё, но и дописать в любое вполне материалистическое объяснение без потери смысла.

И в заключение, о приложении того же оклада к иконе "нашей с вами современности". А то некоторые уже проводят аналогии.

Для того, чтобы эти аналогии провести всерьёз, надо ответить на следующие вопросы:

- какие связи возникли в низах общества после катастрофы начала 1990-х?

- насколько они типичны, насколько распространены?

- чем они обеспечиваются?

- затрудняют ли они управление государством и обществом, копируют ли формальные и неформальные связи в верхах?

- какие идеологические находки оправдывают разрушение установлений, обеспечивающих низовые связи?

- как от этих установлений проще всего избавиться в конкретной исторической ситуации?

Моё мнение: связи, ныне складывающиеся в низах общества, управления им пока не затрудняют, так что никто с новыми ГКЧП или их эквивалентами париться не будет, независимо от политических наклонностей и целей. Пока хватает законов и судов; точнее, того ё-стыда, который здесь так называется.

Засим всё. Спасибо за внимание.

P.S. Кстати, навесить себе куда-нибудь трёхцветную ленту на день флага - уже преступление или ещё нет? Флагохульство какое-нибудь? А то, знаете ли, осквернение и надругательство через искажение прописанной в законе формы государственного флага РФ, прямой умысел, публичность - присутствуют... Я думаю, начальство будет решать по морде. Умильная морда - свой, разрешить. Гневное лицо - в кутузку поганца.

Поздравляю дорогих и дешёвых россиян с праздничком. Помните и гордитесь.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: история, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments