Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

The weak are meat, and the strong do eat. (с)

Ниже - размышления на тему работы с социальностью, в трёх отрывках. Я бы их в три поста расположил, но к чему эти утомительные телодвижения, если они все на одну и ту же тему.

1. "Первый сын Богу, второй царю, третий себе на пропитание". Это русская народная мудрость такая, правила планирования семьи. Оставим демографическую цифирь в стороне и присмотримся к следствию из мудрости: "разных по счёту детей надлежит воспитывать по-разному для долгосрочной родительской выгоды".

Надо понимать, что дети осмысленно возразить против моды воспитания не могут. Поорут и успокоятся. Они маленькие, слабые, глупые и вообще - люди только потенциально. Так что одного царю, а другим самому питаться. Цель воспитания последнего состоит в постановке ему такого уважения к родителям, чтобы кормил. За счёт самореализации и прочих вытребенек. Повторю, возразить он не может.

Это лучший случай: здесь человека формируют небезвозмездно. Младший - любимый, его холят и тетёшкают, а иначе какой из него потом кормилец?

В случае же общем каждого из нас формировали и формируют по заказу людей, которых мы интересуем не просто в качестве мяса, а в качестве мяса дармового. Каждый из нас искалечен ради чужой выгоды, сами калечим других ради выгоды своей (опять же в лучшем случае, а в худшем мы калечим окружающих ради чужой выгоды и себе в ущерб); и это - обычное положение дел.

Мне могут указать, что без этого "обычного положения дел" никакое человеческое общежитие невозможно. Что в пресловутое калечение входит, помимо прочего, и всё то, что делает нас людьми. Что не надо называть такими страшными словами банальную притирку высших приматов друг к дружке.

Правильно укажут, не спорю. Граница между притиркой и лоботомией существует, хотя она очень размазана и сильно зависит от точки зрения.

Лично мне видится разумным столь же размазанное и сильно зависимое от точки зрения правило "меняться ради других в той степени, в которой они меняются ради меня".

Невыполнение этого правила проявляется двояко.

Во-первых, некоторые люди (дармовое мясо, как и было сказано) - меняются ради других, когда другие остаются прежними, или, хуже того, чтобы другие оставались прежними.

Во-вторых, некоторые люди ради других не меняются, и они... нет, не обязательно хищники, даже если они меняют других, чтобы самим оставаться прежними... гораздо чаще они - инструмент, орудие, которым [извне] меняют других.

Никаких оккультных тайн здесь нет. Думаю, что всякий начальник, работающий с людьми, ведает, что мелкий тиран среди подчинённых может быть весьма полезной вещью. И уж совсем не надо быть начальником, чтобы знать: любовь творит чудеса. А равно и дружба.

2. Этот анекдот я прочёл в журнале "Крокодил" чёрт-те когда: "- Подождите, подождите! - кричит помощник аптекаря, выбегая за покупателем. - Вместе аспирина я дал Вам стрихнин! - А в чём разница? - недоумевает покупатель. - Стрихнин на (там какая-то нордическая валюта была, то ли пфенниги, то ли кроны, то ли вообще эре) дороже. Вы должны доплатить разницу." Рубрика "Улыбки разных широт", если мне не изменяет память. Сокрушительно смешная шутка, знамо.

Чуть-чуть увеличим масштаб от смешного к великому. Предположим, на фабрике какой-нибудь хрюка-колы на каждую бочку раствора по распоряжению начальства добавляют "в "Осеннюю прохладу" 18% "Утренней росы""(с) и немножко зарина. Так чуть дешевле и чуть вреднее. Предположим для простоты подсчёта, что у миллиона потребителей хрюка-колы из-за этого решения ожидаемая продолжительность жизни стала меньше на год. Рак, всякие почки и прочий ливер.

Ну да, минус миллион человеко-лет человеческой жизни в тутошней среде обитания. При этом каждый отдельный случай откидывания копыт - маленькая человеческая драма, случившаяся несколько раньше, чем могла бы: анализы, больница, мемуары, завещание, эк-зис-тен-ци-аль-ны-е размышления и приход к богу. "18% "Утренней росы""(с), не говоря уж о зарине, здесь даже не упоминаются - и вовсе не потому, что их как-то особо тщательно прячут.

Ещё шаг. Скажем, банки или правительство (если есть разница) не хотят платить долговременные долги вроде пенсий-облигаций-вкладов и не хотят простить их себе... имидж, то-сё... так что в воздухе витает мысль, что, если людишки сами собой будут мереть пораньше, то хлопот с ними будет поменьше, и больше денег можно будет пустить на бомбы, фильмы, науку с техникой и расцвет культуры. Ну, и на яхты особо одарённым.

И вот сидит какой-нибудь очень высокооплачиваемый клерк и читает статистический отчёт о продолжительности жизни и связанных с ней финансовых потерях пенсионных фондов, совершенно случайно видит корелляцию с потреблением хрюка-колы, кое-что вспоминает о тамошних рецептах (у него двоюродный брат в совете директоров, порассказывал за коньячком).

Потом тому же клерку на стол кладут идею о правительственных донациях на расширение производства хрюка-колы и выпуск целой линейки новых товаров "по зарекомендовавшим себя рецептам". Дешёво, доступно, вкусно. Как по-Вашему, подпишет? Или оставит народ без сладкого?

Это, прошу заметить, решение, на которое способен и условно "хороший человек" без каких-либо коварных планов за душой; рационализации тут могут быть вполне человеколюбивыми, без этого вашего ницшеанства и социал-дарвинизма. Опять же, вопрос денежный, примитивный. А если, например, в воздухе витает чуть менее примитивная и гораздо более подлая мысль, что подданным вообще не положено жить долго и в здравом уме, чтобы внукам не свидетельствовать поперёк телевизора?

Или возьмём такой случай. У Вас достаточно образованное, рукастое и предприимчивое население; и у Вас нет средств занять его нерабочее время. Политика отключена; ввести шестнадцатичасовой рабочий день нельзя, потому как противоречит учению местных пророков; да и вообще не хочется тратиться на харчевни и клубы по интересам - это ведь и деньги на раскрутку, и деньги на контроль, чтобы учение пророков не страдало от разговорчиков в местах собраний.

Что делаем? Планируем заведомо недостаточную систему распределения. Чтобы каждый будний день после работы - час в очереди. А на выходные в-Москву-за-колбасой. Или ещё куда за чем-нибудь. Спланировать-то такое не проблема, задачка из теории массового обслуживания. Один раз считаем коэффициенты, потом сличаем с ними все расчёты по развитию населённых пунктов. И объяснить не проблема - "нам не нужны продавцы и прочая прислуга, нам нужны сталевары и космонавты".

И всё, привет, лишнее время сожрано, а с ним и возможность сколько-нибудь массового неконвенционного поведения. Более того, это время до сих пор сжирается тем же "колбасным срачем": что тут скажешь - хорошо сделано, работа на века.

Особенная прелесть вышеописанного людоводства в том, что его решения вовсе не должны быть точными, с механической правильностью настигающими каждого отдельного человека. Они должны быть всего лишь достаточными для лишения того или иного социального явления его угрожающих качеств или придания ему качеств выгодных. Это не часы с шестерёнками, это химия с броуновским движением. "18% "Утренней росы""(с), как и было сказано.

3. Если продолжать тему весёлых и забавных шуток, то придётся признать, что шутки нынешние, посвящённые всяким публичным событиям и публичным же лицам, каковые лица что-то говорят изо ртов, - эти шутки намного остроумнее и точнее шуток советских. Потому они, кстати, и недолговечны, ибо точная и остроумная реакция на событие не может пережить само событие надолго. Притч мы лишились.

Почему? Потому что Интернет. Лицо сказало, двести тысяч человек услышали. Из них пять тысяч остроумцев, которые разнообразно съязвили в присутствии знакомых и, воодушевлённые ответным гыгыканьем, выложили язвительную строку в сеть. Комментарии, шлифовка и самозаточка, кто-то вспоминает прошлый случай, когда лицо сказало похожую глупость, и вытаскивает прошлые варианты, которые могут оказаться ко двору. И вуаля - пара дюжин действительно смешных речений, которые стремительно расходятся и столь же стремительно забываются.

А теперь примените ту же самую картинку к "работе с народом". Ну вот представьте на секунду, что никакое буйнопейсое жидовство не сидит в своих подземных синедрионах и не чертит замысловатые схемы по унасекомливанию нас, грешных. Как тогда унасекомливание работает? Кто все эти мерзости выдумывает?

Да мы сами. Не специально, - за "сами виноваты" надо канделябром - зато неизбежно.

Дело обстоит примерно так: начальство (и это было задолго до всяких интернетов и изощрённого дэй-та-май-нин-га) вовремя информируют, чем народишко дышит и как именно дёргается. Поэтому, когда на какое-то движение начальства следует двести тысяч разнообразных реакций "простого народа", начальство выбирает из них десяток самых прибыльных для себя и лелеет их, массовизирует, поощряя каждым следующим движением, обратным ходом одновременно рафинируя, шлифуя и затачивая оное движение.

Пара-тройка итераций - и "да оно само собой происходит", "тут всегда так было", "а как же иначе-то". Попутно учёные с честными глазами убеждают нас, что обратная связь, она только при зимокарации, а так не-е, так всё вслепую, наугад и вопреки.

Как выразился Лавсон-старший в третьем Масс Эффекте, "числа думают за нас". Или он не так выразился, но выражение всё равно хорошее.

Опять же, мы привыкли к тому, что с появлением Интернета рукописи гореть стали несколько хуже, чем раньше. Всегда найдётся копия. Однако удачные решения по хомутанию населения последние сотни, а то и тысячи лет не пропадают в принципе, потому что эти рукописи никто и никогда не хотел жечь. Это же не архивы царской охранки.

Ну и до кучи - начальство связнее, чем народишко, и потому, во-первых, учится быстрее, чем он, легче набирает экспу и прокачивается, а во-вторых, удачное решение по народишку легко копипастится за тысячи километров, где люди ещё тёмные и дремучие или, по крайней мере, не сталкивались именно с этой гадостью.

Собственно, всё. Тезис, который я пробовал рассмотреть в изложенных отрывках, можно сформулировать примерно так: "всевозможные трюки, связанные с угнетением и эксплуатацией как больших масс населения, так и небольших его групп, проделывать легче, нежели представляется стороннему наблюдателю".

Что Вы, конечно, знали и без меня.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments