?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Семь мечей.

Прошу считать притчей.

В некотором царстве, исчезнувшем настолько давно, что о нём не сохранилось совершенно никаких свидетельств, жил-был царь.

Однажды царь отправился в ремесленное крыло своего дворца и повелел искусникам сделать четыре меча, подробно описав, как должен выглядеть каждый.

Первый меч царь подарил своему воеводе. Меч не нёс на себе никаких украшений и был крайне отвратителен на вид. Воевода, престарелый боец и полководец, был счастлив этим подарком, как младенец.

И хитроумная заточка на каждом из зубов лезвия, и ошнурованная рукоять, и размеры, и хват - всё было сделано так, как было любезно воеводе с его огромным опытом сражений. С этим оружием пожилой воин мог на равных стоять против бойцов вдвое моложе себя.

Воевода дал мечу имя, которое никто, кроме него самого, не запомнил, потому что и не хотел запоминать. Ибо, наткнувшись взглядом на эту двуручную жуть, придворные отводили глаза, а мысль о том, что такое может со временем повиснуть на стене обеденной залы, способна была отбить аппетит у самого завзятого обжоры.

Те же из придворного люда, кто хотел заменить царя воеводою, поняли, что их планы разрушены.

Планы были разрушены не тем, что воевода будет хранить верность столь щедрому и проницательному господину, умеющему выбрать подарок, а тем, что государь со столь уродливой железякой на плече может быть только тираном и править ужасом, ибо не возбудит ни народной любви, ни уважения ближнего круга.

Меч верно служил воеводе, как сам воевода верно служил царю. Со смертью же воеводы наследники его убирали меч с глаз долой всё дальше и дальше, и в конце концов тот сгнил в каком-то чулане.

Второй меч царь отправил некоему пограничному сатрапу, мыслившему отложиться от его царства. Второй меч был полной противоположностью первому - рукоять его блистала золотой тесьмой и драгоценными каменьями, само лезвие тоже было вызолочено, а уж ножны представляли собой подлинное произведение искусства, которое только самое высокое мастерство способно соорудить из дорогой ткани, золота, серебра, жемчуга и заморского дерева.

Сатрап был неглуп. Он понял, что меч, посланный ему, назначен убить своего владельца.

Дивной работы ножны привлекут внимание всякого врага и отвлекут внимание самого меченосца при выхватывании меча, драгоценности на рукояти делают хват неудобным, а уж бездумно парировать золочёным лезвием вражеские удары, покуда драгоценная пыль разлетается в стороны и втаптываема в грязь, способен только человек, не ценящий ни красоты, ни богатства.

Красоту и богатство сатрап ценил. Потому, после того, как ему донесли о мече воеводы, сатрап послал царю щедрые дары вкупе с изъявлениями покорности, которую и соблюдал до самой смерти.

Меч в дивных ножнах висел в его дворце на видном месте, вызывая восхищение гостей. Когда сатрапия полвека спустя была разорена варварами, никто из челяди и не подумал этим мечом защищаться.

Варвары сломали ножны, выдрали и разделили драгоценности, а для удобства дележа отломили лезвие у рукояти. Лезвие закончило свою жизнь, сломавшись о камень двести лет спустя, которые оно провело косой в шести деревенских хозяйствах.

"Да", сказал бы царь, "вещь, которая только орудие - и вещь, которая только изделие - недолговечны, ибо в какое-то время становятся совершенно не нужны владельцу".

Третий меч, который царь повелел сделать, был достойным боевым оружием с неброскими, однако изящными украшениями. Может, оружием он был и не вовсе уж удобным, зато и не ужасным на вид.

Четвёртый меч, сделанный по приказу царя, выглядел блестяще, пышно и бравурно - тем не менее, крутить им было весьма сподручно, а сталь на лезвие была пущена далеко не из худших.

Эти мечи царь одновременно подарил наследникам двух высоких родов, один из которых был прославлен волей и храбростью, а другой - богатством и щедростью.

Оба подарка были приняты с искренней благодарностью. Легко догадаться, что презрение к недалёким рубакам с одной стороны и к напыщенным фанфаронам с другой с тех пор только усилилось, и ни о каких союзах между этими родами в ущерб роду царскому с тех пор не было и речи.

Два меча стали фамильными клинками, и жизнь их была долгой. Оба они пропали более полутысячи лет спустя, когда чернь, возбуждённая врагами неба и земли, громила поместья древних родов.

Может быть, они до сих пор лежат в каких-нибудь тайниках; может быть, безвестные, они завершили свой путь на том или ином поле брани; а может быть, неплохо себя чувствуют в запасниках музея с пометкой "неизв. происх." или в частных коллекциях с той же пометкой.

Пятый меч кто-нибудь другой счёл бы первым, ибо он висел на стене обочь царского трона.

Это был небольшой, чуть длиннее засапожного ножа клинок, сделанный, казалось, для ребёнка. Однако то был меч властителя подземных карликов, и на его лезвии переливались алыми бликами немыслимой силы древние руны. Иногда он светился собственным светом. И, как повествуют давным-давно утерянные хроники, он убивал того, кто, не принадлежа к царскому роду, дерзал прикоснуться к нему; таким смертям было множество свидетелей.

То, как карликовый меч попал в царский дворец - отдельная и долгая история, включающая в себя драконов, троллей и полубогов, с которыми царский род издавна был на дружеской ноге. Она - история, а не нога - тоже не сохранилась.

Примерно раз в месяц царь - ночью, отпустив стражу - беседовал в тронной зале с волшебным мечом о прошедшем и грядущем. Если быть точным, то царь являлся в тронную залу с бутылью крепкого вина, винной же чашей и миской, полной огурцов и помидоров. Царь готовил овощную закуску, нарезая упомянутые плоды тем самым лезвием с древними рунами.

Снимая его со стены, царь, конечно же, перед тем отмыкал потайную защёлку, разоружая метатель отравленных игл и большой гонг за стеной. Собственно, замена пружин, небольшого, но очень яркого фейерверка и протирка зеркал подсветки как раз и составляли цель неурочного царского посещения.

Кроме того, царь, пользуясь случаем, выпивал и закусывал, ибо его супруга была женщиной добродетельной и способной качественно испортить жизнь мужу. Алкоголь же она не одобряла совершенно.

Руны на лезвии царь подновлял, уже изрядно набравшись, и потому утраченные хроники повествуют о том, что руны таинственным образом менялись со временем. Очевидно, они не хуже комет предсказывали будущие катаклизмы, а может, выражали мнение магического меча о происходящем в тронной зале.

"Да", сказал бы царь где-нибудь между третьей и четвёртой чашами, "изделие или орудие - это не сама вещь, но то, что мы думаем о ней. Быть пленником вещей - значит, не уметь видеть в изделии орудия, а в орудии - изделия. Тот, кто не сможет украсить стену воеводиным мечом или отбиваться мечом сатрапьим, не достоин быть царём. Любопытно, где прадедушка добыл этот ножик?"

Надо сказать, что шестой меч послужил бы доказательством правоты царя в полной мере. Время доказательства пришлось на добрый век позже смерти царя, которая случилась, конечно же, в глубокой старости и в собственной постели.

Череда успешных царствований заканчивается так, как и положено заканчиваться в живой природе всякому долговременному успеху - переполнением экологической ниши и обострением внутривидовой борьбы за существование. Наследников расплодилось слишком много, и некое возмущение между праправнуками царя из хронической формы перешло в острую.

Тот праправнук, который с наибольшим основанием считался законным наследником престола, погиб, сражаясь на ступенях того самого древнего дворца против (как выяснилось ещё через четверть века) гнусных мятежных орд.

Сражался он шестым мечом, подобранным тут же у мёртвого царского стражника и представлявшим собой весьма непримечательный, слегка изогнутый кусок остро заточенного металла, купленный в порядке снаряжения стражника за казённые деньги.

На всемирно известной, хотя и не сохранившейся картине меч занимает центральное место в композиции. Он безоговорочно приковывает внимание зрителя, яростно пламенея в закатных лучах. Царевич вздымает клинок, воодушевляя горстку израненных бойцов, окружённую тёмной и нечленораздельной вражеской силой.

Если не знать, то можно подумать, что меч волшебный. Многие, кстати, так и подумали - его искали наряду с вышеупомянутым рунным мечом-недомерком, который пропал из тронной залы как раз в это время.

То, что законный царевич отказался воспользоваться чудовищно могущественным артефактом с алыми рунами, послужило основой для пяти сказок, четырёх баллад и одного довольно известного философского трактата.

Очень жаль, что ни один из этих текстов до нас, вы угадали, не сохранился.

Вот и вся история. Спасибо за внимание.

А? Что?.. Только шесть мечей, говорите?

"Да", сказал бы царь, "седьмой - это тот, что носишь ты".

И он прав.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Comments

( Всего-то 17 — добавить )
zoom1
28 июл, 2013 08:43 (UTC)
Поправлю руны.
17ur
28 июл, 2013 11:34 (UTC)
Да, хороший мем мог бы получиться, но мелок я для сего.

Edited at 2013-07-28 11:35 (UTC)
slovengottsky
29 июл, 2013 09:55 (UTC)
имхо веселее - скорректировал рунные камни )))

Edited at 2013-07-29 09:55 (UTC)
(Анонимно)
28 июл, 2013 08:47 (UTC)
опечатка
зато и не ужасным не вид
17ur
28 июл, 2013 11:34 (UTC)
Re: опечатка
Правлено.
gilgatech
28 июл, 2013 10:07 (UTC)
Темна вода в облацех)
17ur
28 июл, 2013 11:34 (UTC)
Только не пишите мне сие мелом на дверях.
gilgatech
28 июл, 2013 11:40 (UTC)
Не. Сам виноват. Пойду ЛитРПГ на самиздате почитаю(
jivopyra
28 июл, 2013 11:07 (UTC)
В общем, у адекватно мыслящего человека не может быть ничего святого...
17ur
28 июл, 2013 11:34 (UTC)
Точнее, "святость" есть повреждение мышления.
hemdall
28 июл, 2013 12:37 (UTC)
=) Очень сочно пишете. И да - лучший инструмент это ты сам.
fon_rotbar
28 июл, 2013 13:02 (UTC)
Нету нынче мечей...
(Анонимно)
28 июл, 2013 18:25 (UTC)
Что мешало сатрапу принять дар, повесить его на стену как сувенир, а для практических нужд использовать другой, более подходящий меч?

Ну и сторонники воцарения воеводы могли бы тоже что-нибудь придумать в смысле изготовления другого меча.
kuzia_aka_zmey
29 июл, 2013 10:46 (UTC)
Возможно автор поправит, но. мне кажется что
все просто же
2. Потому что воеводе дали не просто крутую игрушку. Воеводе этим подарком сказали что король ценит в нем то же что ценит в себе сам воевода. И что став королем он больше жизни и свободы все равное не получит, только бумажной работы прибавится. И соратникам сказали что воевода хороший воин, но если он будет во главе королевства то о "красоте правления" можно забыть Все будет просто и эффективно. Как вот этот вот меч.
2. Потому что сатрапу таким подарком сказали Что ценности его и короля взаимнодополняющи. И получив свободу он ничего хорошего не обретет. Только потеряет плюшки от статуса провинции и вынужден будет опасаться более опасных "подарков". В конце концов, пиры павлины и сидящие на завалинке мудрые аксакалы -- "что еще нужно чтобы встретить старость". Сатрап, который судя по подарку по характеру был очень далеко не воевода, это понял так же как и понял что выгоднее быть вместе с таким королем, чем отдельно. В общем если бы сатрапу подходил другой меч ему бы его и послали.
Это в общем то были реально королевские подарки.
bantaputu
28 июл, 2013 21:57 (UTC)
Нет меча, кроме человека... И самоубийства происходят гораздо чаще, чем кажется.

Отблеском лезвия издалека рази.
slovengottsky
29 июл, 2013 06:56 (UTC)
Отличный текст

"изделие или орудие - это не сама вещь, но то, что мы думаем о ней. Быть пленником вещей - значит, не уметь видеть в изделии орудия, а в орудии - изделия."

Глубокая мысль, на ум сразу приходит эволюция интернета как инфосферы. Правда слово "орудие", после всех этих мечей как-то переключает мысли на оружие, хотя имхо исходная мысль была об инструменте...

PS. почитывая труды макса нашего вебера узнал забавное словцо - Эргастирий имхо вполне уместное в контексте вашего рассказа ))
http://www.antmir.ru/html/6/6rgasteriy.html
afranius
31 июл, 2013 19:19 (UTC)
Классно! Спасибо.
( Всего-то 17 — добавить )

Latest Month

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger