Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Music:

Ксенофобия как источник свободы.

Обосновать утверждение, вынесенное в заголовок, я позволю себе следующим образом.

1. Сначала укажу, что под свободой я понимаю разнообразие доступных действий. Человек, который может сделать больше всякого-разного, более свободен, чем человек, который может сделать меньше всякого-разного.

Я не касаюсь свободы как переживания, ибо переживание - штука фальсифицируемая, биохимики подтвердят.

Равно я не касаюсь свободы как суммы некоторых легальных установлений с подписями и печатями - всякое легальное разрешение обозначает согласие текущей администрации с доступностью действия, но не образует эту доступность.

Так что свобода в настоящем рассмотрении - просто разнообразие доступных действий. Хочешь, налево в Большой. Хочешь, направо в Малый.

Что является ограничителем разнообразия доступных действий? Тот очевидный факт, что для осуществления как минимум части из них требуется помощь, согласие или невмешательство окружающих. И эта часть гораздо больше, чем кажется.

Например, позвонить по телефону - Ваше личное сиюминутное решение. Однако оно невозможно без согласованных решений огромного количества людей на протяжении значительного времени, воплощённых в создании телефона и телефонных линий.

2. Говоря о том, как ограничение разнообразия доступных действий работает, мне представляется необходимым прибегнуть к понятию коммунальности, разработанному, естественно, не мною.

Коммунальность - это тип отношений между людьми, состоящий в предпочтении коллективных действий индивидуальным, в уклонении от индивидуальных действий в пользу действий коллективных.

Своими основаниями коммунальность имеет

а) сам факт человеческого общежития,
б) стремление человека улучшить своё положение в нём и
в) приложенный к п. п. "а" и "б" принцип экономии энергии.

Или - поведение, основанное на коммунальности, проще и дешевле.

Разберу умозрительный пример, основанный на содержании поста на ссылке и некоторых комментариях к нему.

Пусть я - человек, чьё восприятие окружающего мира и мотивы поступков достаточно сильно определяются коммунальностью.

Пусть Вы прилюдно - в сети где-нибудь, у себя в уютненькой ЖЖешечке, рассказали о том, как Вам нравится группа "Битлз". Мне "Битлз" фиолетовы, но я этот пост случайно увидел, проходя мимо.

Так как у меня коммунальность по условию примера выражена сильно, то я хочу улучшить своё положение, ухудшив Ваше. Совершенно не важно, что мы с Вами не знакомы. Я просто хочу Вас унизить, сбить Вам самооценку, заставить тратить нервы, психовать и оглядываться - а вдруг мне от этого будет какая-нибудь выгода. Скажем, Вы дрожащими от негодования руками деньги уроните, а я через месяц на том месте проходить буду и найду.

Я вполне представляю себе, что в сети будут люди, которые "Битлз" реально ненавидят до печёночных колик, и ещё больше людей, таких же, как я - которые тоже хотят, чтобы у Вас тряслись руки, и тоже мечтают найти потерянные Вами деньги.

И я понимаю, что этих людей в сумме намного больше, чем фанатов "Битлз", которые вступятся за Вас, и уж тем более тех, кто вступится за Вас просто по факту того, что Вас травят.

Потому я, ведомый коммунальным чутьём, иду к Вам в комменты и высказываюсь о Ваших художественных вкусах, основанных на Ваших умственных, сексуальных и иных девиациях. Высказываюсь, обильно используя фекальную и гомоэротическую лексику... короче, стремлюсь Вас оскорбить максимально грязно, используя Ваше битничество как повод. Плюс сбрасываю подобные комментарии относительно Вас в те сообщества и группы, в которых надеюсь найти себе подобных или действительных ненавистников многострадальных "Битлз".

Таким образом я для достижения своей собственной цели прибегаю к коллективному действию. То, что получается игра с отрицательной суммой, и мой прибыток несравнимо менее того ущерба, который я Вам нанесу, для меня неважно, ибо мой прибыток - это чистый плюс, а Ваши проблемы меня не касаются.

Я полагаю, что механизм действия коммунальности Вам понятен. Вы и сами способны привести примеры его использования, начиная со сравнительно безобидных и до омерзения распространённых "яжеженщина" и прочих "интересов прогрессивной общественности".

3. Как именно коммунальность ограничивает свободу, то есть разнообразие доступных действий? Довольно просто - через уничтожение их избирательности. Частное поведение ("я это я"), определяемое индивидуальными действиями, всегда гибче, вариантнее, тоньше, сложнее и избирательнее, чем частное поведение, определяемое групповыми действиями ("я как все").

Если для того, чтобы причинить вред или принести благо ближнему своему, требуется одобрение или согласие или невмешательство целой кучи других ближних, - именно всей кучи сразу, а не каждого по отдельности - это резко ограничивает и сами вред или благо (причём благо намного сильнее), и способы их доставки.

Кроме того, - и это важно - коммунальность ограничивает долгие, сложные и вариантные замыслы, если на каждом их этапе надо получать, обеспечивать или выжимать согласие упомянутой "всей кучи сразу".

Замыслы либо "теряют имя действия" на полпути, либо - если замысливший достаточно силён, хитёр и настойчив - дело заканчивается тем, что он тратит все свои усилия только на то, чтобы удержаться на существующем коммунальном согласии после череды прошлых успехов, чтобы эта череда не обрушилась в пыль, хороня удачника под собой.

Именно это состояние и описывает Пелевин:

"Семьдесят один. Тайна власти.

Смотрящий по Шансону сказал: сущность власти не в том, что уркаган может начать войну. Сущность власти в том, что он cможет и дальше остаться уркаганом, если отдаст такой приказ точно в нужный момент — когда к нему повернутся пацаны. И никакого иного владычества нет, есть только гибель на ножах или слив в пидарасы.
Древние понимали это, нынешние нет.
Поистине, искусство властителя сводится лишь к тому, чтобы как можно дольше делать вид, будто управляешь несущим тебя смерчем, презрительной улыбкой отвечая на укоры подданных, что смерч несётся не туда.
То же относится и ко многому иному."

4. Действительно, выхода из ловушки коммунальности нет, ибо она базируется на очень простом, эмпирически наблюдаемом факте: один в поле не воин, поэтому коллективное противодействие частному действию имеет намного большие шансы на успех, чем частное противодействие коллективному действию. Затопчут и разорвут.

Однако причинять вред и приносить благо ближнему своему частным порядком, изобретательно и разнообразно - и хочется, и нужно. При этом и желание, и нужда проявляются не на каком-то философском уровне, доступном лишь аристократам духа, а ежедневно и для каждого, в быту. "Как я тут мог бы развернуться, если бы вот эти все ни над душой не стояли, ни под ногами не ползали".

Повторю: коммунальность не бьётся ничем.

Значит, её нужно использовать против неё самой.

Коммунальное поведение нормировано ценностью "общего блага". Это благо для тех, кто упражняет коммунальное поведение, таки да, присутствует: вдесятером разорвали слабейшего, слегка подкормились.

Значит, надо переопределить "общее благо" так, чтобы "все они" не мешали мне окучивать ближнего так, как мне вздумается. Стояли в стороне и смотрели не на меня.

"Благо" переопределить трудно, особенно на низовом уровне, кустарными средствами: вещать, что голод - это такая сытость, можно по центральному ТВ, а не товарищу по работе. Тем более трудно переопределять "благо" сколько-нибудь часто, под свои сиюминутные нужды в отношении ближнего.

Значит, надо раз и навсегда переопределить "общее".

5. Отсюда получаем следующий переход - выделяем среди "окружающих вообще" подмножество "чужих", "не наших". И переопределяем "общее благо" из "того, что есть у всех нас" в "то, что есть у нас и чего нет у них".

В то, что от "чужих" надо защищать, потому что "чужие", негодяи этакие, норовят его спалить, украсть или опохабить.

Это и есть ксенофобия, взятая в чистом виде. И используется она - да, "вы вон на них смотрите, пока я ближнего упромысливаю" и "я ближнего упромысливаю на общее благо, чтобы чужаки нас всех не упромыслили".

То есть именно и только ксенофобия обеспечивает саму возможность успешных индивидуальных действий вместо коллективных - со всей прилагающейся гибкостью и избирательностью, о которых шла речь выше.

Я склонен полагать, что это механизм древнейший: ксенофобия, страх перед чужими, который создаёт саму возможность [ограниченной, конечно] свободы от общежития для члена общежития.

Права и свободы, реализующие эту возможность - они уже "потом-потом-потом".

Более того, "права и свободы" как некие письменные установления в отсутствие самой этой возможности - бесполезны или вовсе (женщины, глаза закройте) симулякр (глаза можно открыть).

И вовсе не случайно то, что "борьба с ксенофобией" в обществе, направленная на лишение членов общества способности отличать чужих и понимать их как источник опасности, рука об руку идёт с выхолащиванием писаных прав и свобод или прямым их лишением, с поощрением коммунальных практик "общественного одобрения" или "осуждения" и следующих из них коммунального поведения в низовых коллективах и общностях.

Заранее укажу на очевидное возражение "от Гитлера": мол, при нём было "и того, и другого, и побольше" - и ксенофобии, и поражения в правах, и синхронного зигхайля.

Отвечу так: а не всё ли равно, уничтожаема указанная выше способность или отчуждаема в пользу государства?

6. Итого, я считаю, что ксенофобия как страх перед чужими есть первое, главное и незаменимое средство освобождения человека от диктата человеческой стаи, уравновешивания этого диктата.

Без страха перед чужим - неважно, чужими по социальному, этническому, религиозному или любому другому признаку - не возможен сколько-нибудь успешный отказ от коллективных действий в пользу индивидуальных, а значит, не возможны ни цивилизация как таковая, ни даже сама человечность как индивидуальное свойство.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общество, теория, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments