Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Об СМИ. Пиджин-философское.

Девять пунктов в обоснование двух тем.

1. Я считаю потребность в общении, то есть потребность человека выслушать и быть выслушанным (мимика и жесты включительно) - потребностью, продолжительный отказ в удовлетворении которой ведёт к утрате здоровья человеком, а в пределе и к его гибели.

Следовательно, я не считаю правильным выделение потребности человека в общении из класса биологических потребностей человека.

Обоснованием тезиса станет наблюдение, что неизбежным спутником личных или групповых усилий, которые человек прилагает к взаимодействию с окружающей средой, является нервное напряжение, обслуживаемое не только через мышечные, но и через умственные, психические усилия.

Общение отвечает за сброс и перераспределение этого напряжения, в первую очередь в случае групповой деятельности.

Если хотите, то общение в группе и сон отдельно взятого человека я полагаю реализациями одного и того же механизма - с переходной формой между ними, когда человек от одиночества начинает наяву разговаривать с камнями и деревьями.

Каким образом отсутствие общения убивает человека?

Во-первых, человек, лишённый общения, начинает общаться сам с собой в форме вымышленных, послушных его воле собеседников, чудить и в итоге вести себя неадекватно законам физики и основанным на них тенденциям окружающей среды. Заговорился с камнем, тот пообещал, что научит летать, в итоге человечек упал с обрыва.

Во-вторых и, пожалуй, в-главных, человек, неспособный общаться в группе, неизбежно становится целью разрядки нервного напряжения в группе, "дном потенциальной ямы", парией, козлом отпущения, а это слабо совместимо со здоровьем и жизнью.

Да, "козёл отпущения" - это не самый слабый или гадкий (дело наживное, ослабить и изуродовать можно всякого), а тот, кто не понимает и кого не понимают. Сигнал не проходит.

В-третьих и очевидных, отсутствие общения означает сравнительную неинформированность, и в первую очередь неинформированность о вещах интересных (потенциально прибыльных) и вещах страшных (ведущих к ущербу). Человек не успеет к плюшкам и не увернётся от шишек - что также несовместимо со здоровой и преуспевающей жизнью.

2. Когда человеческая стая достигает некоторого значительного размера, то в ней появляются такие места и роли, на и в которых человек, определяя своё поведение, может получить необходимую и достаточную для этого информацию только через вторую сигнальную, то есть только на словах.

Представим себе человеческую популяцию охотников/собирателей, которые занимают некоторую территорию, будучи организованы в т. наз. "тасовки", то есть в мобильные группы в полдюжины-дюжину особей, время от времени встречающиеся друг с другом и обменивающиеся частью личного состава. Очевидно, что, занимаясь этими своими охотой и собирательством, член "тасовки" видит окружающую природу своими глазами, слышит своими ушами и достаточно редко нуждается в пояснениях, а что, собственно, вокруг него происходит.

А теперь представим себе село и пахаря, который в делах полевых разбирается, а в лес поглубже забраться - нет, спасибо, пусть охотник мне расскажет, что там как. А ещё вон прохожий человек идёт, надо его о ценах на муку в соседней волости порасспросить.

Естественным способом восполнить недостаток информации здесь станет общение, описанное в п. 1.

Однако общение для информирования изначально не предназначено, а предназначено, повторю, для амортизации того раздражения, которое доставляет нам окружающая природа - и мы сами как её часть.

3. На этом несоответствии основан эффект "слухов". "Слух" представляет собой сообщение, удобное к изложению, восприятию и изменению в целях повышения удобства изложения и восприятия; при этом сообщение, распространяемое как сообщение интересное или страшное - то есть сообщение, содержащее информацию о возможных выгоде или угрозе.

Ещё раз, медленно. Слух передаётся потому, что удобен к пересказу и позволяет удовлетворить биологическую потребность в общении между людьми, но используется для определения поведения в мире камней и деревьев. В мире, где, в отличие от слов, далеко не всё удобно - не так, как хотелось бы.

Пусть человеческая популяция организована таким образом, что поведение в большинстве ролей и мест критически зависимы от информации по второй сигнальной. То бишь - город, значительная степень разделения труда, жизнь в четырёх стенах, меж заборов и сточных канав.

Очевидно, что "слухи" как изначальное, естественное и пока единственное средство информирования в организованной таким образом популяции в итоге обязательно приведут к массовым отклонениям в восприятии окружающего мира, которые впоследствии проявятся в столь же массовом неадекватном поведении - групповые галлюцинации, истерия, разрушение городской среды обитания и проч..

Можно привести достаточно примеров из истории первой половины ХХ в., однако мысль моя состоит в том, что до появления СМИ такое положение дел было не катастрофой, не следствием какого-то сбоя в системах жизнеобеспечения, а постоянно нависавшей угрозой городского общежития.

Предупреждение: далее описан частный случай действия механизма, предположенного в "Рассуждении о соусном мастере".

4. Возникает запрос на средство решения этой проблемы, угрожающей благополучию популяции. Запрос этот, естественно, осознаётся в первую очередь теми, чьё благополучие либо зависит от благополучия популяции как целого, либо его и выражает: то есть людьми на сильных и доходных позициях и ролях в обществе.

Формой запроса становится необходимость освобождения "сильных людей" от тирании слухов, получения точной и своевременной информации о положении дел в реальном мире: мире камней и деревьев.

Да, а для города прибавим к камням и деревьям плебс. "Сильные люди" не разделяют умственных завихрений плебса, но хотят о них знать - равно как и о том, хорошо ли плебс накормлен, громко ли ворчит, и не норовит ли впасть в истерию и поджоги.

5. Неизбежным решением задачи станут частные разведслужбы "сильных людей", то есть сколько-нибудь организованные сообщества доносчиков, агентов, конфидантов и т. п., чьими задачами становятся добыча закрытой (интересной или страшной) информации и отсев информации открытой (тоже интересной или страшной) по критерию её соответствия действительности, а не удобства пересказа.

Очень большая просьба не представлять себе "частную разведслужбу" древности чем-то пышным. Это несколько продажных людей на нужных местах, ещё меньше верных курьеров, из них один-два неглупых, плюс не слишком амбициозный родственник, роющийся в криво накарябанных доносах. Часто это просто скупка тех же слухов из дальних мест, когда тамошний писарь за мелкий прайс шлёт тутошнему скучающему аристократу список того, о чём говорят на тамошних улицах.

И тем не менее, в сухом остатке: "элита" для своих нужд учреждает новый тип предприятия. Это предприятие, производящее информационный продукт "своевременное и точное описание действительности", изначально для частного пользования.

Однако на этот информационный продукт, на средство, освобождающее человека от тирании слухов, неизбежен широкий спрос. Если продукт окажется по карману.

6. Формой предоставления массам (их более-менее обеспеченной и грамотной части) упомянутого продукта становится газета.

Я бы предположил, что эта форма не есть изобретение быстрого разумом предпринимателя с печатным станком, а скорее следствие необходимости сопоставления некоторой части разведсводок в отдельной аристократической фракции (известный, открытый и вегетарианский пример "Acta diurna populi Romani"). Печатный станок всего лишь снизил себестоимость и увеличил доступность.

Таким образом, СМИ как общественный институт состоялись в качестве обобществлённой разведслужбы, предоставляя массам (более или менее) истинную, интересную или страшную для них информацию. Она, конечно, же, включает в себя информацию о "сильных людях", которые всегда являлись и являются основным источником выгод и неприятностей для остального общества.

7. Частым поворотом сюжета в историях про их шпионов и наших разведчиков оказывается постановка агента "под контроль", то есть сообщение действительным владельцем агента его номинальному владельцу агентурных сведений, угодных первому и принимаемому на веру вторым.

Очевидно, что в случае обобществлённой разведслужбы такой поворот сюжета неизбежен.

Способность общества защитить газетёров от преследования "сильных людей" в общем ненулевая, хотя реализуется огульно, в "борьбе за свободу слова". В конкретном случае преследования отдельно взятого газетёра отдельно взятым "сильным человеком" общество, как правило, бессильно.

Следствием этого стал (исторически предельно быстрый) переход СМИ под прямой или опосредованный контроль "сильных людей".

Интересная или страшная информация в СМИ по-прежнему присутствует - как минимум из-за фракционных трений среди "сильных". С другой стороны, она разбавлена огромным количеством суррогата, по сути являющегося теми же слухами. Однако, подчеркну это особо, слухами, уже не имеющими прежней власти над человеком - слух отчуждён и оформлен как массовый продукт, а не через индивидуальное суггестивное воздействие.

8. Этот компромисс потерял устойчивость с появлением... нет, не Интернета как такового, а комплекса "рекордер-веблог", который наделил обывателя средствами несложного и быстрого создания массового информационного продукта, способного потягаться с большей частью содержимого традиционных СМИ. Добавьте к изложенному соблазн оных СМИ к использованию такого сверхдешёвого продукта.

Профессиональным или хотя бы сколько-нибудь компетентным журналистом оснащённый гаджетом обыватель не становится, доступом к серьёзным средствам манипуляции видео и аудио он не озабочен, но создаёт-то он не что-то корректное и своевременное, а ... да, нечто, удобное к распространению. Лай-ка-бель-но-е.

Реванш слухов. В условиях, когда критически зависимым от слов является благополучие подавляющего большинства населения.

Примечание: эти восемь пунктов я написал вместо того, чтобы коротко выматериться в адрес всех сторон, освещающих события последнего года на Украине.

9. Отсюда получаются две довольно интересные темы.

Первая. Необходимость очередной итерации освобождения от слухов и следующая из неё необходимость воссоздания частных разведывательных служб как (парадоксально) общественного института. Возможные формы такого воссоздания; писаные и неписаные законы и установления, их ограничивающие.

Вторая. Реформирование СМИ как предприятий по производству информационного продукта, изменение условий их работы и самих условий существования как социального института.

По первой теме предположения у меня довольно мутные, а вот по второй накопились кое-какие заметки, с которыми я уважаемого читателя, зачем-то влезшего под кат, со временем ознакомлю.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общая теория всего, общество, ссылка, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments