Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

Замечание о семье и политике.

По недавно случившемуся разговору имею заметить.

Искусство уделило немалое внимание положению, когда семья - "это странное нечто, которое вечно стоит за спиной" - всячески мурыжит и принижает отдельно взятого человека, не отпуская его на вольные хлеба и так далее.

Причина мне представляется понятной: что в деревне, что в городе детей из дома надо выпихивать - на выселки, в рекруты, за станок. И, если в деревню государство обычно не очень лезет, удовлетворяясь сбором налогов и доверяя родителям самим разбираться с потомством, то в городе поскорее вырвать человечка из лона и заставить вырабатывать электричество - вопрос архиважный. Конкурентоспособность и всё такое.

Потому на поэтов, драматургов и режиссёров, живописующих как прелести посылания реакционно-консервативных родственников в буй, так и ужасы прозябания в уже упомянутом лоне, никакая администрация не скупится.

Перехожу от искусства к жизни.

Я не говорю, что ситуация, когда семья довлеет над человеком, хороша: здесь всегда найдётся место и унынию, и кошмару.

Я говорю, что внешние подстрекатели к избавлению от семьи имеют свой интерес, не совпадающий с интересом избавляемого.

Неприятным следствием такого избавления, нескупо поставленного на поток и оборудованного всеми возможными усилителями, оказывается обратная ситуация: довление избавленного человека над собственной семьёй, прежней или новой. Не над списком родственников, а над семьёй как целым.

Поясню. Семья имеет иное характерное время (смену состояний), чем отдельный человек. Семья живёт дольше (не всегда) и медленнее (всегда).

Семье выгодны и опасны иные вещи, нежели те, что выгодны и опасны отдельно взятому человеку.

Отсюда получим следующие возможные ошибки.

Во-первых, отдельный человек начинает не просто включать своё благо в благо семьи, но полностью отождествлять благо семьи со своим собственным, а потому на основании внешних факторов, длящихся днями или месяцами, принимает или продвигает решения, которые будут сказываться на нём и на его близких десятилетиями.

Мне вот интересно, как белоэмигранты, особенно семейные, аргументировали своё желание вернуться на родину под Советами или не возвращаться туда. Почему бежали - не интересно, ибо понятно, что все гражданские войны одинаковы. А вот соображения, по которым принималось решение вернуться или не возвращаться, - и сведения, на которые эти соображения опирались - дорогого стоят.

Вторая ошибка будет посерьёзнее, а именно: игнорирование человеком угрозы семье, потому что лично на человеке эта угроза не сказывается. Мол, "нас здесь не трогают, значит, всё хорошо" - то есть конкретного человечка здесь и сейчас в морду не бьют и в крематорий не тащат, а всего лишь ведут политику вокруг. Шаг за шагом, и каждый шаг по отдельности совершенно недостаточен, чтобы тронуть упомянутого конкретного человечка.

Через двадцать лет (и это ещё с запасом) вокруг лают на другом языке и целуют ранее считавшихся непристойными идольцов; дети считают папу полуживотным, а папа сидит пригорюнившись и рассуждает о неисповедимых тайнах бытия и горестях земной юдоли.

Или, что ещё хуже, думает, что так и надо: мол, "жизнь такая", "эвон как оно повернулось".

И первая, и вторая ошибка происходят из-за отождествления личных решений с семейными. Обе они умножают человеческое горе.

И обе ошибки часто служат фундаментом пылким и красивым, но ложным и опасным аргументам "за" изменения, происходящие в обществе, или "против" таковых.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments