Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Пиджин-репрессивное.

Судя по новостям, у нас тут недавно случился какой-то праздник массовых репрессий. В смысле день памяти таковых или нечто вроде.

Под это дело, естественно, плебсу подсунули битое зеркало, в одной половине которого плебс наблюдал собственное, искажённое от страха и горя лицо, а во второй кривлялись всяческие властители дум и инженеры человеческих душ. Разговаривали просто, по-солдатски: "Можно ли оправдать массовые репрессии?" И вместе с плебсом, подвизгивая, выводили "нннннееееееетттт".

Без ёрничанья, полезный праздник. Люди должны быть морально сыты, а поварских ухищрений смета не предусматривает. Ать-два, пожелтевшие бумажки "Дела №" - и ладно бы показали самое интересное: донос... ан нет - три-четыре, горе родственников, "семьсот повешенных", поп с кадилом, катарсис. Ничего, пипл хавает.

Хотя, скажем, лично мне понятно, что массовые политические репрессии вполне могут быть оправданы. В зависимости от того, кто, кого, каким способом, в каких целях и по какому поводу. А равно от того, кто, с какими намерениями и перед кем их оправдывает. Ну нету тут вечных и бесконечных универсальных инвариантных морально-нравственных аксиом.

А если Вы лично думаете, что такие абсолюты есть, то ими Вас и поимеют под лозунгом "что угодно, лишь бы не".

Общая Теория Всего по поводу массовых политических репрессий имеет сказать следующее.

Сначала предельно краткий конспект для тех, кто уже забыл, что я нёс в порядке Общей Теории Всего раннее.

Общая Теория Всего основана на идее примата стабилизирующего отбора в человеческой популяции. Она, теория, постулирует, что человеческая популяция ограничивает девиантное (неожиданное, ненормальное, ситуационно полезное или вредное) поведение с помощью "поведенческих выгородок", которые защищают отдельные подвиды девиантов от нормальных и наоборот.

Я полагаю, что всего существует четыре класса девиантов, получаемые классификацией по двум категориям. Первая, "причина", даёт "неспособность" или "нежелание" девианта соответствовать норме, вести себя нормально, и вторая, "эффект" - "недотягивание" или "превосхождение" девиантом нормы.

"Выгородки" таким образом принимают форму четырёх (анти)общественных институций, которые лично мне удобно называть "семьёй", "школой", "тюрьмой" и "армией".

За границами этих институций - или, точнее, ограниченная этими институциями - в человеческой популяции рулит стайность, стадность, на которую из уважения к виду хомо сапиенс я считаю возможным прилепить ярлык "коммунальность".

Коммунальность проявляет себя в нормализации членов общества, в бескомпромиссном обламывании их под общий шаблон, в затаптывании инаких. Без тех концессий, которые предлагают семья, школа, тюрьма или армия.

Выгородки могут влиять и влияют на коммунальность, модулируют её проявления как минимум фактом своего существования. Кроме того, воплощаясь в организации, существующие в том числе в коммунальном аспекте, эти институции неизбежно вовлекаются в коммунальные процессы - воплощающие их организации борются между собою за социальные блага для своих членов.

Однако из вышеизложенного следует, что у каждой из этих организаций будет своё "место силы"- тот подвид девиантов, с которыми они работают.

А это значит, что борьба между ними либо не может быть выиграна ни одной из четырёх сторон, либо (реалистичнее) стоимость такого выигрыша и поддержания в обществе гегемонии семьи, школы, тюрьмы или армии будет настолько высока, что окажется несовместимой с существованием в том же коммунальном аспекте сколько-нибудь сложных структур и организаций. Проще говоря, общество деградирует и/или оказывается неспособным к развитию.

По моему мнению, государство возникает как средство снижения затрат на борьбу между антиобщественными институциями. Государство связывает их с собой отношениями господства и следит, чтобы не увлекались. Да, и само государство тоже существует как организация в коммунальном аспекте, и оно подвержено влиянию коммунальности - на которую, напомню, в свою очередь влияют упомянутые выгородки. Обратная связь.

Подробнее об этом я распространялся ранее. Теперь приложу распространённое к вопросу репрессий, массовых и политических.

По моему мнению, отличием "просто политических" потрясений от потрясений "революционных" оказывается наблюдаемый сдвиг параметров "нормального" поведения.

Банально: меняются воспроизводимые отношения собственности, становятся допустимыми ранее запрещённые или немыслимые формы социальной борьбы (новые способы обогащения, возмездия, искусства и т. п.), прежние условности обессмысливаются. Это и есть наблюдаемое отличие революции от "просто погулять вышли".

Это означает рассогласование сместившихся границ поведенческих выгородок с остающимися на месте ранешними границами антиобщественных институций и организаций, в которые эти институции воплощены. Проще говоря, с одной стороны куча "новых" девиантов оказывается без присмотра соответствующих организаций, а с другой, под присмотр попадают "вчерашние нормальные".

При этом смещение неполное, то есть часть "вчерашних" девиантов по-прежнему остаётся в пределах соответствующей институции, оказываясь одновременно основой её сохранения и препятствием к развитию.

[дальнейшие циферки - это не сноски, а выноски]

Очевидно, что здесь в силу инстинкта самосохранения массы людей обязательно начнётся процесс нового совмещения границ институций и организаций с изменившимися границами нормального поведения.

Если границы разошлись сильно (1), то этот процесс воспринимается наблюдателем как создание чего-то нового с нуля и полное уничтожение предыдущей версии институции или организации (чаще только организации). Если нет, то задача сводится к перераспределению ответственности и полномочий (2), заданию или упразднению традиций и обычаев и т. п..

И вот этот процесс передвижения одних границ за другими между институциями и организациями не согласован - как минимум рассинхронизирован (3). Это означает, что борьба между антиобщественными институциями резко обостряется вне зависимости от желания людей, их обеспечивающих.

Поэтому всякое пост-революционное государство постольку, поскольку вынуждено существовать среди "завоеваний революции" - вне зависимости от отношения конкретных администраторов к этим завоеваниям - оказывается перед необходимостью обширного вмешательства (4). Или, если хотите, вмешательства массового. В противном случае оно теряет резон к существованию в глазах подданных/граждан - вне зависимости от лояльности таковых и их отношения к судьбоносным переменам.

Государство имеет доступ к процессу передела коммунального пространства - то есть процессу согласования нормального поведения - через средства пресечения преступного поведения (5).

Это, опять-таки вне зависимости от желания участников процесса ан масс и по отдельности, ведёт к фактическому отождествлению ненормального и преступного поведения.

Итого массовое поражение в правах по политическим мотивам оказывается неизбежным следствием революционных потрясений в популяции, сохранившей/воссоздавшей государство, безразлично того, кто победил, как всё прекрасно начиналось и сколь бескровно шло поначалу.

Относиться к этой неизбежности можно (и, наверное, нужно) по-разному, но она присутствует. Если Вам кто-то скажет, что "вот у нас-то всё получится без", то его надо канделябром.

Что следует из такого понимания вопроса (не путать с отношением к нему) и пути вывода этого понимания? Что обычно, соломки подстелить - я выше циферками обозначил, где можно упасть.

1) В методическом обеспечении всякой организации (учреждения), воплощающей (анти)общественную институцию, о которых шла речь выше, должны присутствовать документы или их части, определяющие быструю и дешёвую её, организации, ликвидацию в случае наступления чрезвычайных (читай: р-революционных) обстоятельств. Дешёвую, главное, в смысле человеческих жизней и судеб, а не просто по деньгам.

2) Там же должны присутствовать документы, определяющие полномочия и ответственность персонала организации в вопросе адаптации новых практик и прекращения старых при наступлении чрезвычайных обстоятельств, применительно к целям существования организации.

Считайте, что в п. п. 1 и 2 я ратую за подробную "департаментскую инструкцию на случай революции". Смешно, да, ведь "На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия". Сколько бы жизней в Гражданскую спасло.

3) Мне представляется, что сколько-нибудь солидные р-революционные предвкушения обязательно должны включать в себя предвосхищение некой инстанции, чьей единственной целью станет синхронизация ввода в действие декретов из различных областей жизни. Сам процесс синхронизации в основном будет состоять из торможения и забалтывания публичных случаев острых противоречий между различными организациями (учреждениями) из упомянутых выше. То есть - не парламент, парламент это другое; так, сборище представителей по профессиональному признаку, вопящих друг на дружку с трибуны, марионеток исполнительного комитета, которые в нужный момент визируют несколько декретов разом. И это "разом" - главное.

Признаться, не припомню революционеров, которые бы этим заботились, ибо "здесь полная быстрота нужна" и "какой получится, такой получится". И всё же.

4) Те же предвкушения повинны включать в себя список неприкосновенных профессий - точнее, список возможных поражений в правах лиц некоторых профессий, при этом возможные поражения тождественны поражениям дорогим в организационном смысле. Это нужно с тем, чтобы, не ограничивая массовидность репрессий, - это невозможно - ограничить их жестокость (читай: дешевизну) и не допустить перерасхода человеческого материала.

Опять же, п. п. 3 и 4 с точки зрения самих р-революционеров звучат смешно, однако представим себе, что революция варится долго, десятилетиями, и есть время согласовать её ужимки и прыжки с обывателями вроде меня. Так, чтобы эти ужимки к тому времени, когда грянет, стали бы вполне конвенционны.

5) Мне думается, что массовые политические репрессии должны быть интегрированы в повседневную полицейскую практику до-, контр- и пост-революционного государства в предельно мягкой, прививочной форме. Штрафы в червонец за перепост неблагонадёжного (без удаления), домашний арест на полчаса для каждого из ста тысяч митингующих и т. п.. Что угодно, лишь бы удлинить дорогу к массовым расстрелам в надежде, что её удастся не пройти полностью.

В общем, хау, я сказал. Если среди читателей, в чём я сомневаюсь, найдутся по-настоящему упёртые персонажи, которые пойдут за революцию/контрреволюцию до конца, то им просьба учесть сказанное.

А то будут потом скучные бородатые мужчины в чёрных платьях заклинать над очередными могильниками. Зачем, спрашивается? Скучно и неэстетично.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общая теория всего, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments