Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

Рассуждение о неправильной щедрости.

Я уже не раз говорил, что украинство в основе своей вполне рационально, а все эти скакания, пальцы веером, сопли пузырями, "урррррьву-держите-меня-семеро" - не то, что бы совсем не нужная декорация, а так, ротовой выхлоп, обогрев улицы. "Адаптанты любят яркое"(с).

Уважаемый Свёртыш обращает наше внимание на полугодичной давности случай злобной клеветы со стороны тов. Улюкаева, который в пароксизме наглости заявил, будто бы РФ перманентно поддерживала украинскую псевдоэкономику через неравные сделки и кредиты и наподдерживала на 200 миллиардов долларов.

Этот кровавый навет на трудолюбивых украинских хоббитов, тысячелетиями кормивших три четверти Галактики, вряд ли остался без ответа со стороны прогрессивной общественности, но ответ я сейчас не ищу и не рассматриваю.

Если на крохотную долю секунды представить себе, что в сказанном есть некая мизерная доля правды, то и градус, и колёр русофобии в поведенческом комплексе, именуемом "украинством", получают простое и разумное объяснение. Без вот этих ваших духовностей и госдепов.

Древним и почтенным способом уничтожения сделки - скажем, тогда, когда выгоды по ней уже получены, а платить за них не хочется - является уничтожение контрагента. К сделкам типа "взять в долг" это применимо со 146% точностью.

Ценой способа оказываются репутационные потери - впоследствии потенциальные кредиторы столь решительного заёмщика избегают и пужаются. Для того, чтобы эти репутационные потери снизить, их перекидывают на самого уничтожаемого контрагента, уничтожая его не только физически, но и символически.

"Его Величество не брал злата презренного ордена храмовников, а горят они за питие младенческой крови и целование козла в зад". "И я как наманый пасан мочканул этого лоха, патамуша пасаны это всё, а лохи они никто".

Прелесть символического уничтожения ещё и в том, что оно не обязательно сопутствует уничтожению физическому - всем этим утомительным телодвижениям и сапогам, свистящим над головой. Символически гробить кредитора можно отдельно, с безопасного расстояния.

Действительной сутью русофобии украинствующих я полагаю именно практику такого символического уничтожения кредитора.

Объектом её является всё то в России, что образует хотя бы потенциальную возможность спросить долг. Скажем, российское государство и русский народ украинствующие ненавидят одинаково, в каких бы отношениях это государство с этим народом ни находилось в данный момент. Ибо государство есть орудие возможного возврата долга, а народ - бенефициар такового.

При этом неважно, если российская администрация двадцать лет челомкала и тетёшкала братский народ. Важно то, что в будущем всё равно могут спросить, поэтому надо выть, плеваться и кидать фекалии.

Риторической целью вытья и плеванья оказывается унижение, отрицание полноценности объекта фобии - и, следовательно, его репутации. Скажем, российское государство - государство неправильное: то перегосударство-"империя", то недогосударство-"орда". Насчёт скопища угрокацапов, по ошибке названных "русским народом", я распространяться не стану: как делается расизм, я уже говорил, незачем повторяться.

Разумеется, сказанное верно не только для украинства - то же самое верно для всех, кто русским должен; просто украинствующие организмы по-азиатски незамысловаты, но по-соседски понятны, без вот этих "восток дело тонкое".

Надо отметить, что ненавидеть за свой долг вполне можно и от имени другого должника, что объясняет букет кровей и калейдоскоп биографий среди украинствующих.

Мне могут указать на приступы любви и снисхождения, когда украинствующие то ли сочувственным, то ли заговорщицким тоном сообщают: мол, мы не против вас, а против лалала; более того, - только тссс! - даже не все россияне москали.

Собственно, именно эти приступы благодушия и дали мне возможность сформулировать определение москаля: москаль - это такой русский, который помнит, что ему должны.

Дабы угодить украинствующим и выписаться из москалей, надо простить, забыть и улыбаться.

Если же говорить о неких выводах на будущее, - возможное, вероятное, желательное, альтернативное, виртуальное, близкое или далёкое - то можно записать следующие вещи.

Во-первых, помощь чужому в развитии без оговорённого возмещения есть вернейший способ нажить себе врага.

Во-вторых, долги надо взимать, а за своим надо приходить. Не потому, что это вкусно и прибыльно, а затем, чтобы не наживать себе врага. Лучшее средство от страха и ненависти - пристав, выносящий мебель.

В-третьих, отношение к должнику повинно быть основано на неизбежности будущей расплаты, даже если прямо сейчас должник румян, сыт, нагл, весел, отдачу долга проводит по разряду ненаучной фантастики и рвётся обсудить совершенно иные темы и завязать совершенно иные отношения. "Нет, сперва верни моё".

И это всё, что я хотел сказать о неправильном вспомоществовании.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments