Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:

Непросвещённый комментарий о милости к врагу.

Неоднократно наблюдал следующую мысль в её развитиях.

Исходное положение, зачастую подтверждаемое наблюдением: русские отходчивы, то бишь если враг побит и валяется, то не пинают его ногами, а иногда и норовят утереть ему кровавые сопельки. В то время как условные "белые люди" всенепременнейше пользуются возможностью, загоняют побитому вражине раскалённые иголки под ногти и разновсяко компрачикают его с радостным блеском в глазах.

Развитие мысли первое: у русских хорошо, у "белых людей" плохо. Потому что духовность, православие, сто тысяч народов под одной крышей: покажем на белых людей пальцем, скажем "фууууу" и пойдём своим особым путём куда подальше.

Развитие мысли второе: у "белых людей" хорошо, у русских плохо. Потому что духовность, православие, сто тысяч народов под одной крышей: а где тут записывают на курсы садистов, чтобы научиться получать удовольствие, вырывая чужие яйца раскалёнными клещами?

Мой непросвещённый комментарий:

...мне представляется, что мы имеем дело с двумя разными (такими, знаете, двоюродными) механизмами идентификации врага. Условные "белые люди" определяют врага по свойствам, а русские - по поведению. Схожесть здесь присутствует постольку, поскольку свойства и поведение взаимозависимы.

То есть для "белого человека" враг есть тот, кто неправильно выглядит; с неправильной формой носа, неразборчивым болботаньем вместо единственно понятного языка и в мундире не того цвета. Понятно, что побитого врага надлежит мордовать до тех пор, пока он не приобретёт нужного фенотипа, не выучится человеческому разговору и не наденет милое ситцевое платьице. Или пока не умрёт; в зависимости от того, что случится раньше.

При этом удовольствие от победы, от побиения врага естественно переносится на его мордование - переносится естественно, потому что в данном рассуждении это один и тот же процесс, который не прекращается.

Для русского враг - тот, кто неправильно себя ведёт, то есть системно противоречит нам, мешает. Независимо от формы носа и цвета мундира. Как только он будет обезврежен, то есть лишён возможности застить, заедать и пакостить, то пусть себе проваливает или даже остаётся рядом (см. "сто тысяч народов").

Сам по себе враг не интересен; более того, его корчи вызывают отвращение. "У мухи жёлтые кишки полезли". И что у врага внутри, - кишки или душа - тоже не интересно, и то, каким именно фальцетом он запоёт на дыбе - тоже. А если уж приходиться быть рядом, то пусть... чистое наденет, что ли, убогий. Даже и одолжить можно.

Сами по себе два этих подхода вполне равноценны - их "лучшесть" или "хужесть" зависит от условий, в которых они применяемы.

Преимущества подхода "белых людей" очевидны.

Во-первых, это чёткий, доступный любому деревенскому дураку способ отличить врага. Взглянули на чужой нос, всё поняли и ведём себя соответственно.

Во-вторых, это возможность Endlosung'а, окончательного решения. Враг уничтоженный, как правило, безопасен. У врага, мордуемого беспощадно и с удовольствием, с вложением души, количество потенциально опасных для нас опций тоже весьма ограничено.

Самое же главное - то, почему эти преимущества очевидны - этот подход обеспечен культурой, многовековой и высокоразвитой. Когда хорошо образованному, очень неглупому и много повидавшему "белому человеку" понадобилось придумать врага, он сразу придумал орков. Не сбиваясь с шага. Позднее, кстати, Профессор открытым текстом разъяснял, что он никого конкретно не имел в виду, даже русских, а орки для него - именно что вообще: уроды, которых исправит исключительно могила, куда их всех надо отправить возможно более интересно и зрелищно.

Если характеризовать этот подход, то это экономное и быстрое решение. "Экономное" в том смысле, что для его поддержания не требуется сколько-нибудь сложных общественных/государственных структур. "Быстрое" в смысле историческом и оттого легко воспринимаемое личным составом текущего государства и его хозяев: "за время одного царствования с еретиками можно управиться, а королю скажем, что это вообще займёт всего пять лет".

Этим же определяются и недостатки подхода "белых людей".

Если с врагом нельзя разобраться быстро, и у него включено самообучение, то у "белого человека" начинаются проблемы. Особенно если враг - такой же "белый человек", только с другой формой носа.

"Экономия" же сказывается на отсечении возможности кооперации с недобитым или полупобитым вражиной, ибо деревенскому дураку, который смотрит на неправильный нос, не объяснишь, в какое время и в какой ситуации по этому носу бить не надо.

Чтобы успешно работала идентификация врага по поведению, нужны довольно сложные, развитые государство и общество - при этом заточенные под соблюдение и поддержание норм поведения большинства. Не "всем обязательно поступать так, как обычно поступают русские", а "мешать поступать так, как обычно поступают русские, есть преступление, всякий частный случай которого наказывается по закону".

Кроме того, к цене такого подхода прибавятся всевозможные попытки реваншей "ранее пожалетых", но пока не успокоившихся, при этом "реваншей" не только в смысле восстаний, но и на житейском, повседневном, бытовом уровне.

Преимуществом же здесь станет меньшее количество свежих врагов (для них просто не останется места, которое занимают прежние, прирученные враги), плюс открытые возможности по сотрудничеству с побитыми врагами и заимствования у них удачных решений по выживанию в ландшафте и освоению такового.

Другое дело, что эти преимущества естественным образом скажутся только на стайерской исторической дистанции. А если охота получать от них дивиденды здесь и сейчас, то надо опять же мастериться, выдумывать что-то в обществе и государстве.

Особенно же надо подчеркнуть то, что у нас культурно этот подход обеспечен несопоставимо хуже подхода "белых людей". То есть похвалить "русское молчаливое всепрощенчество" и прочую отходчивость - это всегда пожалуйста, - куча книг, фильмов и всего остального - а вот хотя бы санкционировать выявление врага по его поведению - я только советские культурные артефакты по этой теме знаю, а они завязаны сугубо на идеологию и социальную инженерию, что ныне бесполезно.

"Орков" же здесь нет вообще. То есть нету тех, кто делает всё лишь бы не по-москальски и назло москалям лишь бы не по-нашему и нам назло. Настолько нету, что хоть сам пиши, пусть Профессору ты и до шнурков не дотянешься.

Про следующие из культурного обоснования юридические выкрутасы я молчу. Их нет в квадрате. "Расстрелял пленного за наглое гыгыканье и был оправдан" - это что-то не из этой галактики.

Что, собственно, возвращает меня к началу данного текста. То бишь виданные мною развития мысли по сути сводятся к альтернативе: либо адаптировать хорошо отработанный и обеспеченный первосортной мыслью чужой подход, либо дать культурное обоснование своему, нутряному.

Теоретически я за второе. Практически за то, что практичнее, то есть более возможно.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments