?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Об ограх и людях.

Давненько, даже сверхдавненько не баловался я фэнтезятиной. Под катом терпеливый и небрезгливый читатель обрящет упражнение к разоржавливанию пера: весьма неоригинальная модель и предельно простая форма изложения.

Если кому непонятны термины, то бальи - это комиссар древних французских королей в тех или иных частях королевского домена - бальяжа. Королевский инспектор - это обычнейший "к нам едет ревизор", самозарождающийся в сколько-нибудь сложных бюрократических системах. Не Хлестаков, а тот, который остановился в гостинице.

Однако никто не запрещает остановившемуся ревизору оказаться старым знакомцем с инспектируемым, а уж когда различное начальство выпивает вместе, то это не фэнтези, а густопсовый реализм.

При написании ни один Шрек не пострадал. А сирвента - это трубадурский жанр об актуальном, вроде устной стенгазеты Тёмных веков.

Название же упёрто с весьма неплохой компьютерной игры. Там, правда, огры назывались орками.

Об ограх и людях.


- Отдай ты мне эту тубу с распоряжениями. Пока мы ещё трезвые.

- Распоряжения никуда не убегут. Сперва надо поговорить. Про огра.

- Инспектор, всё было запротоколировано. От и до. Копии протоколов отосланы в королевскую канцелярию, и ты, я верю, их читал. Оригиналы здесь, на первом этаже, в левом крыле, в ближних архивах. И больше не напоминай мне об этом.

- Э, нет, бальи, протоколы протоколами, а по-человечески расскажи, если ты меня уважаешь. Значит, завалили, говоришь? Огра? Людей жрал?

- Завалили. Здоровенное чудовище. Точь-в-точь как в сказках. Хотя какие они после этого сказки. Ростом чуть более полутора сажен, пузо во, ноги короткие, ручищи длинные, толстенные. Голова в сравнении с туловом всего ничего. Милиционеры говорят - ревел, от стрел отмахивался. Трёх заломал.

- Кости человечьи в логове, да? Само-то логово как выглядит?

- Да почитай ты протоколы, господин королевский инспектор. Вот завтра и начни, в порядке избавления от похмелья. Холм, здоровенная дыра, кругом такая... ограда из брёвен, всё сикось-накось. Не брёвна даже, а так - ствол, и ветки оторваны. И кости, да. Полно. Людей тут десятки напропадало в последние годы. Пара хуторов - вообще того, по брёвнышку раскатали. Эту тварюку многие видели, но им не верили. Как же, огр. Людоед. Сказки местных мракобесов. Мне королевская канцелярия строгий выговор сделала за то первое донесение два года тому назад, так что я молчал. И правильно делал. Даже ты, дружище, когда наезжал, то поражался вычурным суевериям. Мелкий захолустный бальяж, эксклав домена его величества, дикие землепашцы, хтонические мотивы. Твои же, между прочим, слова. Я запомнил.

- Сперва поражался. Было. Признаю. Потом перестал. А теперь в очередной раз приехал, традиционно напиваюсь с местным начальством в отсутствие слуг и смиренно прошу удовлетворить моё любопытство.

- Протоколы пусть тебя удовлетворяют. Они составлены по всей форме. Я смотрел.

- Неуступчивый ты, бальи. Благородный по отцу и образованный, - тебя из Университета выгнали - а неуступчивый. Не хочешь рассказывать, тогда послушай. Я тебе тоже сказку расскажу. Такую же хтоническую.

- Я своих родителей не стыжусь, господин королевский инспектор. И выгнали меня не за глупость. Выгоняй оттуда за глупость, ты бы не доучился.

- Ха-ха. А вот по-моему, налезть на того маркграфёнка - глупость и была. Если по-старому, зуб за зуб, то ты ему до сих пор шесть должен. И разорванную напрочь щёку.

- Язык у него - простора требовал. Я помог без нарушения дуэльного кодекса. Ты должен помнить, секундант. Да и когда это было?

- Ты всё же посматривай, бальи. А то окажется старший маркграф в фаворе у Его Величества, а твой достойный отец из фавора выйдет - и взыщут с тебя. И долг, и лихву. Зубами и ещё чем-нибудь. Ладно, давай ещё по одной. И давай я тебе сказку расскажу.

- Давай, инспектор. Ты истории плетёшь, как трубадур сирвенту. Хоть секретаря зови за тобой записывать. Жаль, ты в моём бальяже только дважды в году.

- Дела королевства, бальи. Воля короля, приказ канцлера и утверждённое расписание инспекций в приложении. Только я сейчас не историю рассказываю и даже не столичный анекдот, до которых ты такой охотник. Анекдоты потом. А сейчас сказка. Про огров. Хтоническая. Не для секретаря.

- О.

- Ну так вот. Жил-был один народ. Давным-давно, во время легенд и священных писаний: боги, маги и чудовища шляются по земле, тайны творения ещё не покрылись патиной, люди наслаждаются беззаботной жизнью, в перерывах между наслаждениями возводят не простые, а мегалитические постройки и древние дороги, воюют опустошительные войны, выбивают на камнях таинственные рисунки и диаграммы с зашифрованным смыслом жизни. И так далее. В столичных салонах такие разговоры сейчас в большой моде. И вот этот народ, который жил давным-давно, был проклят.

- Кем?

- Какая разница, бальи? Что-то с кем-то не поделили, но до всяких зрелищных волшебств не дошло - то ли противника было чересчур мало, то ли он вообще пожелал остаться неизвестным. А проклятие было такое: жрать человечину, иначе мучительная смерть по достижении определённого, но не слишком зрелого возраста. И мало того, что проклятие случилось, оно ещё и стало сбываться. Если кто из проклятых до соответствующего возраста человечины не ел, то с ним случались бледнота, трясучка, половое бессилие, боль в суставах - и всё. Народ, однако, оказался упорным, многочисленным и развитым, понимал в мегалитах и в смысле жизни и за здорово живёшь уходить не захотел.

- Погоди, инспектор. А как они узнали, что, если всё-таки питаться себе подобными... кстати, спасибо за аппетит, смотрю на закуску, и уже не хочется... что, если всё-таки людоедствовать, то никаких трясучек не будет?

- Как обычно. Пошла болезнь косить родичей. С разной скоростью. Какой-нибудь достаточно юный и особо любящий сын возрыдал над умирающей трясучей мамой, и принёс себя на алтарь, то есть на разделочную доску. Или подкараулил соседа. Или у них уже что-то такое было принято раз в десять лет по большим праздникам.

- Ты плохо думаешь о людях, инспектор.

- Ты тоже, бальи. У нас это профессиональное. Закусывай, не сепети. Повар у тебя по-прежнему отменный. Так вот. Про огров. Сперва у них там всё было по-благородному. То есть ловили враждебных соседей на предмет поедания. Потом соседи то ли кончились, то ли сбежали, то ли перестали ловиться и начали давать сдачи. Пришлось обходиться самим. Самими.

- Это как? Жребий, что ли?

- И это тоже. Были благородные ристалища до последнего выжившего, жребии, всякие там праздники с последующим закланием королей-однодневок. Однако это, знаешь ли, не могло удовлетворить. Жребий можно подделать, благородные ристалища тоже довольно быстро вырождаются в жертвоприношения с заранее известным исходом. И самое главное - это всё было очень расточительно. Сделать ребёнка, растить его, кормить всякими трудно добываемыми вкусностями, учить и тому, и сему, и разэтому - зачем? Чтобы по воле случая пустить его на эти... как их...

- Котлеты?

- На них. Довольно быстро, за пару десятков лет проклятые научились делать так, чтобы мясо зря не пропадало. Опытным путём установили наименьшую долю человечины, отгоняющую болезнь. Это, понятно, для простонародья, а для вождей и старейшин человечина была от пуза, для страховки. Как бы там ни было, проклятие уже не действовало. И всё равно, пускать полноправного сородича на котлеты выходило слишком дорого. А насчёт соседей, как я уже сказал, руки были коротки. Вот как по-твоему, что проклятые сделали?

- Ты меня спрашиваешь, инспектор?

- Тебя, тебя. Вот что бы ты сделал в таком положении?

- Ну, если они без еды не могли, а она обходилась дорого, то надо было покупать подешевле. "Трактат о ведении дома" за авторством достопочтенного...

- Хватит, зубрила. Покупать подешевле. Правильно. То есть задёшево выращивать особых пищевых людей.

- Иди ты. Я сейчас сблюю, сказочник.

- Так, пора ещё по одной, бальи. Давай, не жадничай. До краёв. Ах-ха. Сыры у вас тут делают, прелесть что такое. Я с собой в столицу увезу пару кругов.

- Да хоть десять. Я пошлю с тобой пристава к торговцам.

- Неподкупный ты наш. Так вот. Брали детей, бросали в стойла. Резали сухожилия, чтобы бегали только на карачках. Не говорили с ними и при них не говорили. Обвязывали их такими... тканями с накладками из шкур, которые пропитывали такой... пахучей гадостью. От болезней. Корм им задавали. Ягоды у них такие росли. Овощи. И фрукты. Много.

- Фрукты - это хорошо. Те торговцы, которые сношаются с Альвландом, разбойничьи деньги дерут за зимние фрукты. Зла не хватает. Ты скажи там в столице, инспектор, а то я не знаю. Пошлину снизить или пятки прижечь, тебе виднее.

- Скажу. Так вот, жизнь у них наладилась, однако сам понимаешь, с точки зрения нравственности остались некие вопросы.

- Я себе представляю.

- Да, бальи. Вот есть город - ну, какой город, большое село - и в нём промеж улиц такие загоны и прилегающие к ним крытые стойла. Человек всё же скотинка хитрая и капризная, за ним надо тщательно присматривать. Вблизи. В загонах этих - еда. Ползают. Весьма ловко. Пахнут. Весьма своеобразно. Не то, чтобы мычат, или стонут, или бормочут. Всё вместе. За своим стадом, правнучатыми и многоюродными племянниками, каждая семья тщательно присматривает, задаёт корм... так, я это уже говорил.

- Погоди, инспектор, погоди. Ты это содрал из "Путешествия в посмертные страны", наказание тех, кто презрел своих родственников при жизни. "Лишить походки, языка и в стойло поместить". Уж извини, я классику помню. И в книге, и тогда, помнишь, в театр всей ватагой завалились?

- Ну да, содрал. Не мешай рассказывать. Так вот, у тех проклятых в первое же столетие такой счастливой жизни возникла трудность. Мол, как ты ни вертись, а вот эти, пищевые, на тебя всё равно похожи. Мало того, в каком-то смысле всё ещё сородичи. Чувствительным и умственным людям - всяким тогдашним трубадурам, жонглёрам, учёным и даже бальи - от такого сознания становилось плохо, и у них начиналась хандра. Даже если они лично не занимались случками, холощением, забоем и прочим.

- А инспекторы? Им плохо становилось?

- А инспекторов у них не было, потому что всё это произошло в глубокой древности. Однако древность древностью, а народ развитой, умел строить и воевать, да и с философией был на "ты". Не хуже нас. Вот что будет, если у нас большая часть учёного и фиглярского люда, а равно все чувствительные барышни и дамы впадут в глубокую меланхолию? Да не просто так, а с обличениями, с попытками самоубийства и причинением ущерба жизненно необходимому имуществу? В сговоре с учёными, фиглярами и всяким неустойчивым народцем?

- Война будет. Соседи полезут. Если, конечно, чувствительных вовремя не придушить.

- Верно, бальи. Они там чувствительных придушили, однако нравственные вопросы никуда не девались. И проклятые нашли ответ. Если тех, кого едят, нельзя сделать непохожими на людей, значит, для уменьшения сходства с едой надо работать над собой.

- Остроумно. Ещё по одной?

- Давай. Так вот, они стали работать над собой. Во-первых, мыться начисто, стираться - так, чтобы от них человеком не пахло, а пахло всякими благовониями. Во-вторых, они выдумали себе новый язык со сложнейшим синтаксисом. Чтобы не то, что пищевые, а и обычные люди даже случайно не поняли. Со своими детьми они на прежнем говорили, а вот как взрослеют, на этом головоломном. В-третьих, они составили себе ослепительную историю, в которой прежняя заготовка мяса на ристалищах и по жребию, не говоря уж о королях-однодневках, раздулась до космических размеров борьбы добра со злом...

- Погоди, инспектор, ты что...

- Не прерывай. В-четвёртых, сначала они хорошо поработали над осанкой, чтобы ходили как сваю сглотнув, но изящно. А потом и вообще изобрели особое телесное воспитание, жилы растягивать. Кроме того, задали такое понятие о красоте, чтобы вот... вот эдак вот. И лицо чтобы, и сложение чтобы, и волосы, и ногти. Красивые между собой плодились, а некрасивые не очень. В-пятых, завели и творчески развили у себя татуировки и всякие подкожные штучки, обычно из драгоценностей. Иными словами...

- Иными словами, сказочник, ты обещал про огров, а рассказываешь про альвов. И вино-то вроде не из сильных, а вот поди ж ты.

- Вино так себе, бальи. Я тебе пришлю из столицы с казённым курьером. Южного, выдержанного. Так вот, в-шестых, они теперь вообще едят из мяса только человечину. А в основном уминают фрукты, очень долго живут, мало болеют, загадочно выглядят и не пускают к себе нас, презренных людишек, мимо заранее оговоренных дорог и факторий. Если помнишь, то даже наш университетский географ со всей своей учёностью был уверен, что в Альвланде нет больших поселений, а живут они в природном состоянии в лесу. Враньё. Всё у них там есть, и города, и плантации, летние и зимние. И мясные фермы. Ещё у них есть наука, искусство и философия, но это есть и у нас. И города у нас есть.

- А чего у нас нет?

- Знаний у нас не хватает, бальи. Медикусы наши против их целителей что дети. А это для знатных фамилий соблазн. Ещё? Моровых поветрий боимся. А они нет. Знают что-то. Опять же они живут и мясцо жуют не менее трёх тысяч лет, хоть и не более пяти. Столько времени было, чтобы вывести всякие эти... породы.

- Породы кого?

- Людей. Растений. Животных. Сорняков. Хотя нет, у растений сорта, а сорняки тоже растения.

- Заврался ты, инспектор.

- Это не я заврался. Это раскопки заврались. Врут и врут, смотреть страшно. Кости, плиты со всякими закорючками и наконечники стрел. Культурные слои. Мусор. Над мусором пепел и зола, а в пепле наконечники стрел и осколки костей. Потом опять мусор. Потом опять пепел. И сверху, по заказу королевской канцелярии, секретная академическая диссертация об альвийских охотничьих ватагах со Второго по Четвёртый периоды на материале раскопок и детских сказок. "В одиночку не ходи, на деревья не гляди, младшее дитя из двух заберёт чащобный дух. Чтобы вытянуть всю силу, он дитю подрежет жилы" и так далее. С выводом: они тут обосноваться пытались, но дикие предки им насовали. Я вообще думаю, что мы происходим от их соседей. Вовремя разбежавшихся и многое запомнивших.

- А эта туша, которую милиция завалила, инспектор? Она-то из какой сказки взялась? Если она альв в татуировках и при осанке, то я гном. Сказочный.

- Нет, гномы вымерли. Была такая мелкая порода, походные запасы для дальних экспедиций. Альвы тогда ещё не научились сохранять мясо так, чтобы оно препятствовало болезни. А огр - это тягло, носильщик. Камни тягать, грузы носить. Смирный, трусливый, если не загонять в угол и не тыкать рогатинами. Может быть употреблён в пищу, но только если больше жрать нечего, а болезнь, или проклятие, или что оно там, уже близко. Он невкусный.

- Давай-ка я ещё налью, чтоб взбодрить твою фантазию. Чтобы ты мне рассказал, откуда этот смирный и невкусный тут объявился, почему у него в логове полно человечьих костей, и главное - на кой он разносил мои хутора?

- Валяй, до краёв. Плохое вино - враг человека и подлежит скорейшему уничтожению. У тебя карта есть? Ладно, в нижней зале ратуши завтра посмотришь. В излучине Ленты, как раз над северной границей твоего бальяжа расположена альвийская концессия, медный рудник...

- За кого ты меня считаешь? Я знаю.

- ...и туда ходят альвийские корабли, грузовые "бобры". По условию аренды - с разрешительным порядком досмотра. Скотинка то ли потерялась, то ли сбежала оттуда два с половиной года тому. И начала тут безобразничать.

- Погоди...

- Вот что нам ответят альвы, бальи, если мы к ним обратимся через столичное посольство. И добавят, что огры - древний легендарный народ, весь в самобытных традициях, живущий на дальних окраинах Альвланда. Однако встречаются этакие отщепенцы с жаждой странствий, что похвально, и страстью к человечине, что прискорбно. Примите наши соболезнования. И придётся принять, как небитую карту.

- Хм. Ну хорошо, а на самом деле?

- А на самом деле бедную скотинку пригнали сюда напоказ, чтобы прикрыть настоящую альвийскую охоту. Я не знаю, развлекались здесь альвы или примеривались на будущее. Или, может, у них на арендованной земле - а то и поднимай выше, по всему Альвланду - стало туго со скотиной и надо было пополнить запасы. Я очень хочу это узнать. Мои люди сейчас осматривают ближний берег Ленты. Угадай, зачем.

- Пристань найти. "Стрекозиную", скорее всего, не "бобровую". Это-то ясно, инспектор. Что неясно, так это человечьи кости в логове.

- Вот, бальи, вот. Человечьи кости в логове. Кто их туда подложил? Когда? Кто определил время милицейской вылазки в лес? Как вообще нашли логово? Кто огра подкармливал - у него не самая простая фруктовая диета, на одних листьях он бы долго не протянул бы. По чьему распоряжению и согласию кости закопали сразу, да с освящением, так что теперь надо их выкапывать по-тихому, а то нарвёмся на бунт? Почему огра сожгли, а кости в беспорядке свалили и закопали без пометки, и череп уже кто-то спёр - то ли выкопали, то ли не даже не закапывали. Приказы-то твои, согласно протоколам, а вот тебя кто надоумил?

- Ты меня подозреваешь?

- А как же. Подозреваю. И вино пью с подозреваемым. Твоё вино. А то я не знаю, что тебе это дело с огром было как чирей на заднице, и ты хотел его поскорее прикрыть. Опять же, у тебя тут захолустье, бальяж в полтора города и дюжину сёл, и начальственной смекалки с расторопностью тебе не положено. Поэтому здесь я с почти обычной инспекцией, а не королевский прокурор в сопровождении панцирной конницы.

- Благодарю, господин почти обычный королевский инспектор.

- Рад служить, господин бальи. Другое дело, что его высокопревосходительство канцлер по-солдатски богохульствовал, получив твою подробную победную реляцию в обрамлении протоколов, которыми ты так гордишься. Ты понимаешь, что у тебя тут довольно высоко и непонятно зачем сидит самое малое один конфидант Альвланда? Я, честно говоря, надеюсь только...

- На что, инспектор?

- На то, что альвы всё же развлекались. Устраивали охоту своей высокородной молодёжи, а потом с их же стороны кто-то серьёзный в конце концов прознал и живо прикрыл лавочку, не постеснявшись засветить своих... всё же людей, наверное.

- Разумно. Нужна будет моя печать? Мои люди?

- Печать - да, уже сейчас, как протрезвею, а вот твои люди - только тогда, когда убежусь, что они твои. И что они люди.

- Ну знаешь, это уже мания. Помнишь, в столице мы впервые увидели альвов на посольском выезде и стояли, разинув рты? Альвы были высоки, ухожены и прекрасны. "Рождённые из шёпота листвы, танцующие в солнечном подлеске, блистающие"... этим... забыл, чем они сверкают. У меня ни в канцелярии, ни в суде, ни в милиции таких нет. Глянешь на морду, и сразу понятно - из шёпота листвы не рождался. Даже как-то обидно. Кроме того, если верить твоей сказке, то альвы - тоже люди.

- Альвы не люди. Они из нас выписались и теперь норовят нас отменить. Ты хочешь отмениться, бальи?

- Нет. А ты?

- Тоже нет. Так что вот тебе туба с распоряжением канцлера. "Сугубо для личного ознакомления", но это поэтическое преувеличение. Я уже читал.

- Так, давай. Как она открывается-то? А. Угу. "Именем Его Величества..." Так. Так-так-так. "Выразить суровое порицание". Говоришь, по-солдатски ругался?

- Сам слышал. Мне тоже досталось. Рикошетом. За отсутствие положительного влияния на "ленивого бастарда, который только и умеет, что собирать налоги". Цитата. Если что, то другим достаётся как раз за неумение это делать. Слыхивал не единожды.

- Благодарю, господин королевский инспектор. Тронут. "И оказывать всемерное содействие в пресечении поползновений сопредельных держав, в особенности нелюдских". Окажем, будь уверен. Мог бы мне и сразу бумагу отдать, без эпоса.

- Мог. Только ты бы не оценил, а подручный или подручные альвов в твоём окружении - тем более. Кроме того, мы вроде друзья, а друзьям надо помогать. Каково себя чувствовать на переднем крае человечности? Возвышает?

- Знаешь, да. Как-то вот... Хочется вострубить и бросить верного скакуна на сомкнутые ряды неприятеля. Ещё по одной?

- Не возражаю. От этого сыра отслои ещё пару кусочков. И, кстати, я обещал тебе столичные анекдотцы. Начну с лучшего. В прошлый раз, полгода тому назад, ты особенно любопытствовал о карьере той певички, с которой у тебя что-то было перед самым выдворением из Университета. Сам понимаешь, на званом обеде при твоей супруге я говорить не мог, но сейчас...

- Инспектор, ты настоящий друг.

- Это профессиональное, бальи. Это профессиональное.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Comments

( Всего-то 1 — добавить )
Страница 1 из 2
<<[1] [2] >>
alex_mashin
22 дек, 2014 13:12 (UTC)
Можно было добавить, что все люди — потомки беглого скота.
17ur
22 дек, 2014 13:35 (UTC)
Не стыкуется с происхождением языка... стойла мелкие, на пару дюжин рыл.
alex_mashin
22 дек, 2014 13:16 (UTC)
А можно было оставить людоедами огров, а эльфов сделать теми, кто от них умеет отбрёхиваться.
17ur
22 дек, 2014 13:31 (UTC)
Да, думал над тем, что Альвланд=Ограланд, но! Интерфейс к людям летит, а ведь столько красивого в посольствах, балах, "позвольте замереть в глубоком пардоне" и т. д.. Опять же, это диктует безудержную экспансию (эльфы бегут и бегут от огров, добывая им покушать), чего в средние века не было - отсюда дополнительные сущности, некрасиво.
(без темы) - wedall - 23 дек, 2014 11:58 (UTC) - Развернуть
falcrum
22 дек, 2014 13:25 (UTC)
Стоп. Получается, что "кто надо" знает, что жрать себе подобных - минимум добавить личного долголетия? И... не жрут?
17ur
22 дек, 2014 13:34 (UTC)
Жрать минимум человечьего мяса плюс много "зимних фруктов"... жрали бы, но не продают, по меньшей мере рецепты не продают. А если у некой аристократической фамилии со здоровьем всё *слишком* в порядке, то вмешивается по-солдатски ругательный канцлер со своими инспекторами.
(без темы) - fon_rotbar - 22 дек, 2014 17:31 (UTC) - Развернуть
(без темы) - 17ur - 22 дек, 2014 18:53 (UTC) - Развернуть
(без темы) - kuzia_aka_zmey - 23 дек, 2014 09:52 (UTC) - Развернуть
eugene_df
22 дек, 2014 13:35 (UTC)
Шикарно!
(Анонимно)
22 дек, 2014 13:40 (UTC)
Толкин виновен в пропаганде расизма.
Потому что него есть расы от природы хорошие, а есть от природы плохие. В реальности же так не бывает.
lexter
22 дек, 2014 13:44 (UTC)
Изящно.
uma_palata
22 дек, 2014 13:57 (UTC)
У меня от этого разговора осталось впечатление, что я услышал диктовку согласованной наверху легенды прикрытия. Под которой надлежит подавать произошедшее дабы защитить тайну, разделяемую обоими собеседниками. Уж так я испорчен Харитоновым.
fon_rotbar
22 дек, 2014 17:41 (UTC)
Ну, чай не девица красная: "...испорчен Харитоновым." !))

По всему видать, что местные власть придержащие еще не ссучились. Или выгоды от сотрудничества с местными эзотерическими превышают пользы от людоедства.
(без темы) - 17ur - 22 дек, 2014 18:55 (UTC) - Развернуть
(без темы) - uma_palata - 22 дек, 2014 19:44 (UTC) - Развернуть
fon_rotbar
22 дек, 2014 17:25 (UTC)
Легат или нунций от местного церковного ГлавКоВерха был-бы уместнее. Или королевский аудитор.
17ur
22 дек, 2014 18:51 (UTC)
Аудитор. Етить. Вот вертелось близ языка.
yushi
22 дек, 2014 19:11 (UTC)
Идеи Поршнева Вам ведь знакомы, да?
fon_rotbar
22 дек, 2014 19:48 (UTC)
Подробностей можно?
(без темы) - yushi - 22 дек, 2014 20:31 (UTC) - Развернуть
(без темы) - fon_rotbar - 23 дек, 2014 14:23 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yushi - 22 дек, 2014 20:32 (UTC) - Развернуть
(без темы) - 17ur - 23 дек, 2014 05:20 (UTC) - Развернуть
(без темы) - 17ur - 23 дек, 2014 05:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dgies - 23 дек, 2014 21:16 (UTC) - Развернуть
guy_fromhell
22 дек, 2014 21:30 (UTC)
Хороший рассказ, в лучших традициях Харитонова.
Однако я уверен, что раз уж в человеческом королевстве узнали тайну эльфийского долгожительства, ей обязательно воспользуются по назначению. Очень скоро элита людей сама начнет втайне уминать человечинку, избавляясь от проклятия короткой жизни. Начиная с королевской фамилии. И канцлер отведает кусочек, а то мигом сделается эльфийским шпионом.
При этом все вышесказанное не означает, что войны не будет. В конце концов грамотных специалистов-диетологов катастрофически не хватает. Не хотят ушастые делиться секретами добровольно - будут петь соловьями в плену.
andrey_zorin
23 дек, 2014 18:47 (UTC)
Я тут Кларка почитываю
Артур Кларк - Пища богов
http://lib.next-one.ru/cgi-bin/koi/KLARK/rasskazy12.txt


Edited at 2014-12-23 18:48 (UTC)
(Анонимно)
23 дек, 2014 00:43 (UTC)
простите за оффтопик
Я не могу читать фикшон, но несколько лет назад по вашей наводке нашел The Dragon Never Sleeps и прочитал запоем.

Не могли бы вы снова что-то порекомендовать?
17ur
23 дек, 2014 05:23 (UTC)
Re: простите за оффтопик
В каком жанре?
Re: простите за оффтопик - (Анонимно) - 23 дек, 2014 08:03 (UTC) - Развернуть
cornislasher
23 дек, 2014 08:41 (UTC)
Проклятие - не смертности ли как таковой?
Изгнание из Эдема.

Edited at 2014-12-23 08:41 (UTC)
andrey_zorin
23 дек, 2014 18:57 (UTC)
Начало напомнило одну НФ повесть, про то как аборигены съели Кука потомки колонистов слопали печёнку землянина.
В конце концов выяснилось, что для размножения человекам на той планете какого-то микроэлемента не хватает. Были там и загоны.

Но затем - вы меня очень даже удивили. Хотя на словах "для уменьшения сходства с едой надо работать над собой" - я подумал, что они таким образом в огров превратились: понятие о красоте разное бывает.
17ur
24 дек, 2014 04:41 (UTC)
"Роль человечины", Андерсон. Могу ещё с полдюжины назвать. Говорю ж, модель неоригинальна от слова "совсем".
(Анонимно)
24 дек, 2014 04:28 (UTC)
Не совсем стыкуется с рассуждением о соусном мастере) при таком раскладе соусного мастера на вольные хлеба не отпустят)
(Анонимно)
27 дек, 2014 04:58 (UTC)
Будущность
Возможно в будущем будет разделение альвийского сообщества на прогрессистов, выведших особую мясную породу людей без мозга и внешне непохожих на исходный материал совсем (см. "Путешествия Тафа") и традиционалистов, предпочитающих пищу предков. Кого из них назовут тёмными, кого светлыми, время покажет.
Страница 1 из 2
<<[1] [2] >>
( Всего-то 1 — добавить )

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger