Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

"Этот, как его, "народ"..."

Перечитал избранные места из дискуссий "дайте определение еврея". Ну вы знаете: "чем еврей отличается от обычного человека", "еврей - это культурная категория", "достаточно знать иврит и любить Тору", "Екатерина Вторая, Багратион и Пушкин были евреями, даже если Пушкин негр", "мы не позволим еврейским националистам..." и так далее.

В такого рода дискуссиях любопытен не их ход - он повторяется и быстро надоедает. Любопытна основная презумпция.

Так как спорят люди современные и, не побоюсь этого слова, образованные, тонко чувствующие, то они, как правило, согласны с тем, что человек - мера всех вещей. То есть: стоит индивидуй и лыбится в зеркало, а спорить надо а) о его экстерьере и б) его мозговой прошивке.

Определим ТТХ и ТУ для того и другого, назовём "еврейскостью", поставим на конвейер, наштампуем миллион-другой-десятый экземпляров, выпустим из упаковки - и вот вам народ.

А ещё можно наклонировать нейронов с аксонами, налить получившееся в трёхлитровую банку по методу коменданта Зубо, потом взболтать и ждать рождения гения. Что? Не получится? Какая жалость.

Мысль о том, что народ - это нечто большее суммы сколь угодно правильных индивидов, что надо учитывать воспроизводимые связи между ними и эволюцию свойств этих связей, смену поколений и всё такое, упомянутая презумпция пресекает на корню. Потому что нечего тут. Не надо записывать народ в организмы, процессы и механизмы. "Ибо человек!..", который звучит гордо, тогда получается винтиком, корпускулой и переменной в процедуре, а это дискутирующим унизительно.

Хорошо, что у меня гордость в хронической форме, а не в острой. Потому и предлагаю своё понимание того, что такое "народ" как целое, принадлежность к которому и порождает у отдельно взятого человека пресловутую "национальную идентичность".

Не настаиваю, не проповедую и ничего нового не открываю. Просто информирую, что в своих настояниях и проповедях (когда накатывает) я исхожу именно из этого понимания.

Пусть у нас есть человеческая популяция. Условная. С орбиты я её наблюдаю, из летающей салатницы.

Что я должен заметить, подсмотреть, оценить и вынюхать, дабы признать популяцию приматов вида хомо дважды сапиенс - "народом"?

Вот эти признаки, в самом первом приближении.

1. Большая, даже подавляющая часть членов популяции состоит в "семьях" - коллективах с пониженной стоимостью внутренних транзакций (потребления и проч.), в которых делают/принимают детей, обеспечивая им защиту от взрослых, не входящих в данный экземпляр такого коллектива.

2. В популяции присутствует понятие о благе, нормированном/оформленном/ограниченном такими ценностями, как жизнь, власть, собственность, покой (свобода) и возмездие (справедливость). Усилия по достижению цели, лежащей вне этого блага, и не оправданные опорой на перечисленные ценности, в популяции считаются плохими, наказуемыми поступками вне зависимости от того, насколько они успешны. Скажем, убить кого-то "просто так" - плохо, стремиться к владению собственностью - хорошо, убить кого-то из-за собственности - оценка зависит от подробностей (пристрелить грабителя или отравить богатого дядюшку ради наследства).

3. Популяция диверсифицирована в том смысле, что существуют отчуждённые от семей социальные позиции с разным объёмом доступных благ. "Отчуждённые от семей" - то есть могущие быть захваченными или оставленными той или иной семьёй, переданными ей или от неё и т. п.. "С разным объёмом доступных благ" - то есть желательные или нежелательные к занятию.

4. В популяции присутствует устойчивое множество "хороших", "желательных" социальных позиций с объёмом благ много выше среднего, удерживаемых одними и теми же семьями на протяжении длительного срока. Чёткие границы для этого множества не обязательны, примерная оценка "длительного срока" - от средней продолжительности жизни, примерная оценка "много выше среднего" - не знаю. Назову эти позиции "элитарными", а совокупность удерживающих их семей - "элитой".

5. В популяции присутствуют конфликты, связанные с желанием отдельных семей удержать/сменить свою социальную позицию, сохранить/улучшить своё положение. Два типа этих конфликтов - "внутриэлитный" и "внеэлитный". Первый состоит в соперничестве "элитных" семей за количество и состав благ, второй - в соперничестве "элитных" и "внеэлитных" семей за само место в элите, за долгую жизнь семьи, за родословную.

6. В популяции существуют, известны и работают протоколы взаимодействия, правила модерации этих конфликтов, ограничивающие ущерб от таковых как участникам, так и случайным прохожим.

7. Для "внутриэлитных" конфликтов существуют малоизвестные вне "элиты", маскируемые кодексы обращения друг с другом, а равно обычаи и структуры, их поддерживающие: этикет, третейский суд, дуэльный кодекс, мужская и женская субкультуры среди знати и проч.. Для "внеэлитных" конфликтов существуют всем известный, однако постоянно обновляемый и уточняемый список вознаграждаемых/караемых способов "подняться"; шаблоны клиентских отношений, ограниченных действующими писаными законами и т. п.. - короче, "права сеньора" и "социальный лифт".

8. Наблюдаемыми эффектами такого положения будут, во-первых, уже упомянутый работающий "социальный лифт", то есть неравномерное обновление "элиты" (сравнительно быстрое "на периферии" и крайне медленное в её "центре"), и во-вторых, постоянная дрессировка "элитой" остальной популяции с целью навязать ей совместимость именно и только с этой "элитой": единый "правильный" язык, взаимодополняющие обычаи "высших" и "низших", список позволительных добродетелей и пороков, список желательных предметов для привлечения массового внимания и проч. - то, что, применённое к отдельно взятому человеку, и порождает его "национальную идентичность".

9. Эти эффекты - "лифт" и "дрессировка" - взаимосвязаны, то есть в "лифте" заведомо легче и удобнее "своим", правильно выдрессированным.

И вот это всё, этот организм/механизм/процесс, это состояние некой человеческой популяции я и считаю "народом". "А колы ни, так ни": в лучшем случае род или племя, в худшем - я не знаю, у философов и социологов наверняка есть какие-то обозначения, звучащие не очень обидно.

Опять же, насколько состояние "народа" удобно, потребно, выгодно и надобно для отдельного члена популяции, находящейся в этом состоянии - "второй сложный вопрос".

В следующих приближениях можно говорить о способах теплоотвода канализации энергии упомянутых конфликтов вовне, на разборки с соседями или на взятие милостей у природы; о внутрисемейной памяти и прочем таком же. Однако уже сказанного вполне хватает для описания народа в первом приближении, изложенного впросте.

Так я понимаю.

Что из этого понимания следует? Следует моя убеждённость вот в каких вещах.

Во-первых, "национальная идентичность" человека является естественным следствием принадлежности к механизму "народа". "Естественным" в том смысле, что работать над собой здесь придётся не для того, чтобы "национальной идентичностью" обзавестись, а напротив, чтобы от неё отмахаться - если человеку это надо, конечно.

Во-вторых, принадлежность к тому или иному "народу" есть результат семейного выбора, воплощённого в нескольких последовательных выборах карьеры: буквально - в выборе места работы и профессии и в отношении семьи к этому выбору. Это не означает, что именно тот, кто выбрал, может получить признание как принадлежащий к выбранному им народу, но его внук-правнук - уже да. Семейный выбор, подчёркиваю.

В-третьих, народы и их имена - это разные вещи с неоднозначной связью между ними. Народ существует постольку, поскольку существует описанный выше механизм. Имена существуют постольку, поскольку это брэнд, с которым легко и выгодно обращаться. "Народ" может состояться безымянным или под чужим именем. Имя может обозначать несуществующий "народ"."Народ" может разделиться на два и более, сохраняя прежнее имя. Несколько "народов" могут слиться воедино, оставаясь под разными именами. Имя народу может быть подарено или навязано. И так далее. Поэтому спор об именах, как правило, бессмыслен. Надо просто записывать позиции сторон для удобства перевода и переходить к вопросу о деньгах.

В-четвёртых, "народ" можно создать "на пустом месте", последовательно помогая запустить исполнение перечисленных условий. Сколь угодно искусственно, под начальным или постоянным внешним присмотром, на костылях и протезах. Кроме этого, можно создавать скоростные и малоразмерные имитации народа, где реплика описанного механизма опирается не на смену поколений, а на время, заданное какими-то более частыми внешними [эпохальными и судьбоносными] событиями, в том числе выдуманными/спланированными.

В-пятых, "народ" можно уничтожить без единого убийства, в достаточной степени затруднив исполнение перечисленных условий, всех сразу или некоторых. Шестерёночки поломать.

В заключение хотелось бы пожелать впечатлительным читателям ярких и незабываемых совето- и хохлосрачей.

Спасибо за внимание.

Tags: нация, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments