?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Воля побеждённых.

Это весьма отвлечённый текст о довольно-таки простых и важных вещах. Я оснастил его залихватскими аналогиями для лучшего понимания и старательно спрятал под кат от тех уважаемых читателей, которые нынче не в настроении возиться с абстракциями.

Основная цель текста: упорядочить некоторые понятия для меня лично, а не открывать истины городу и миру. Тем более, что по теме уже написано очень много - и людьми, мягко говоря, поумнее меня.

Вот и цитата для разбега.

Карл Ф.Г. фон Клаузевиц пишет: "война - это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю."

О воле и буду говорить.

Начну с понятий действия и мысли. Действие я считаю продуктом отрицания побуждения через восприятие... ладно, буду проще.

Помните известный анекдот: "думать некогда, трясти надо!"? Так вот, человек хочет есть и видит еду (банан в данном случае) вне досягаемости. "Хочет" выступает тезисом, "видит" - антитезисом. "Трясти пальму", чтобы банан упал (или протянуть руку и взять указанный банан с тарелки) - синтез.

Так может и обезьяна - да что там, для этого мозга не нужно, для этого хватает ганглиев.

Мысль же появляется как отрицание уже предпринимаемых действий опять-таки через восприятие. В этом уравнении тезисом выступает "трясёт пальму", антитезисом всё то же "видит" недосягаемый банан, а синтезом будет мысль "прекратить баловство и сбить фрукт палкой".

И уже для обеспечения этого синтеза требуются такие вещи, как память вообще и воображение как частный недостаток памяти.

Мысль выгодна в качестве средства экономии энергии, средства прекращения или предупреждения безрезультатного действия. А то убились бы все в пылком энтузиазме о первую же непрошибаемую стену.

Следующим этапом, когда восприятие отрицает уже не побуждения и не действия, а саму мысль, оказывается понимание. Понимание предмета как отделение его от всего остального - определение его границ - представляет собой обобщённый/интегральный итог ощупывания мыслью этого предмета, новое качество множества безуспешных попыток преодоления его границ.

Состоявшееся понимание отрицает мысль: "чего тут думать, и так всё понятно" - и тоже является средством экономии энергии, уже нервной.

Вернусь к словам фон Клаузевица. Итогом навязанной воли как раз и оказывается действие, безрезультатное для побеждённого, который выполняет это действие по воле победителя.

Замечу, что под "победой" я имею в виду отнюдь не только исход войны или сражения с грохотом пушек и звоном сабель, а всякий состоявшийся акт навязывания воли, независимо от размеров, сложности и предметной области.

Продолжу. Необходимым условием победы будет лишение побеждённого мысли, только и способной остановить навязываемое победителем действие.

Однако это условие не достаточно. Обезмысленный субъект "побежит в разные стороны" в силу действующих внутренних побуждений, которые вовсе не обязательно совпадают с пожеланиями победителя. Нужен "коридор", нужны стенки, которые побеждённый считает непреодолимыми. Нужны ограничения, которые может предоставить только понимание, неважно, истинное или ложное.

Это значит, что дополнительным условием победы становится передача побеждённому понимания вещей, не образованного его собственной мыслью. "Здесь и здесь - стенки; всё ощупано до тебя и вместо тебя. Беги между".

В пандан к такой передаче хорошо смотрится работа по усилению в побеждённом слепой движущей силы побуждения. Чтобы бежал быстро и завзято.

Наконец, само вырезывание мысли из последовательности отрицаний действие-мысль-понимание может состояться только через упразднение одной или обеих образующих мысли: отрицаемого действия или отрицающего его восприятия.

Однако действие упразднено быть не может по условию задачи: победителю нужно, чтобы побеждённый выполнял его волю, а не валялся мешком.

Следовательно, упразднению из образующих мысли подлежит не действие, но восприятие, указывающее на бесполезность, невыгодность и безрезультатность действия.

Ирония поражения состоит в том, что побеждённый уверен, будто бы он своим стремительным бегом в колесе динамо-машины совершает нечто неслыханно нужное, кого-то побеждает и вот-вот победит.

Изложенное порождает тонкость: цензуре подлежит восприятие, образующее мысль, но не восприятие, до того образовавшее действие.

Можно указать, что условие безрезультатности действия для действующего подразумевает, что первое восприятие отличается от второго только тем, что сам действующий уже задолбался, а внешний мир остался тем же.

Иными словами, единственным несомненным признаком воображаемой победы для побеждённого станет ущерб, понесённый им при выполнении бесполезного для него самого, но выгодного победителю действия. Страх как предчувствие потери, сама потеря и горе как её послевкусие.

На практике это ведёт либо к научению бояться победы как обещания новых мучительств, либо к научению приветствовать мучительства, потому что победа - это хорошо (что правда). И к азартному спору между жертвами этих научений.

Теперь несколько слов о признании поражения.

Признание поражения перед лицом противника принципиально отличается от сдачи таковому на милость. Я бы даже сказал, что признание поражения есть самоотрицающий акт, акт предупредительного ограничения внешней воли, которую победитель сможет навязать побеждённому.

Из изложенного выше следует, что эти ограничения обязательно включают в себя защиту собственного восприятия и, следовательно, наделение побеждённым действий, навязанных ему победителем, не воображаемой и сиюминутной пользой, но пользой действительной и отложенной: "отработаем репарации, и баста".

Другое признание поражения - признание себя побеждённым: отказ бегущего в колесе от виртуальной, вот-вот обещающей случиться победы.

Это худший случай, потому что здесь победителю не нужны конечные репарации, он намерен пановать вечно. Приходится стараться даже для того, чтобы поставить вопрос, а потом ещё и довести вопрошаемого до состояния: "а, ладно, с паршивой овцы хоть шерсти клок". И начать торговаться о размере клока.

Из изложенного выше следует, что процесс признания себя побеждённым в этом случае начинается с последовательного сопоставления восприятия, образовавшего действие, с восприятием, образующим (точнее, не образующим) мысль - при безусловном признании истинности первого. Потому что второе, см. выше - битое и хакнутое.

На практике это означает презумпцию правильности собственного действия и сомнения в его мере и направлении - "надо идти", "уже пришли?" и "туда ли идём?"

Обеспечением и презумпции, и сомнений становится восприятие несомненного блага, приятного, того, что хочется повторить - и несомненного вреда, то есть горя, потерь, страха; того, чего повторять не хочется.

Побеждённый учится "думать брюхом", потому что ничего другого у него нет. Когда у побеждённого появится мыслительный аппарат, - повторяю, от собственной шкуры! - то побеждённый использует свои новые возможности для создания собственного понимания: самостоятельного ощупывания окружающих стенок, проверок их на прочность и на самый факт существования. Где кирпич настоящий, а где нарисован на картонке; где прозрачное бронестекло, а где поле до горизонта.

Таким образом у побеждённого возникает собственная воля как отрицание навязанного понимания через создание своего собственного. Воля в обоих смыслах - и в смысле простора для действия (отрицание чужих стенок), и в смысле возможности управления самим собой (создание своих стенок). Здесь эти два смысла неразделимы.

Поражение перестаёт быть безусловным, превращаясь из вечного и бесконечного превосходства наличной воли над её отсутствием в состязание количественно сравнимых воль. Количественное превосходство уже можно капитализировать в клок шерсти и фунт мяса, после чего прекратить. Или уйти на новый раунд после перерыва.

Так появляется всякая воля. Воля взрослого - это продукт множества поражений бывшего ребёнка от взрослых. Воля освобождённого - итог множества неудач в противостоянии с бывшим хозяином (а вовсе не единственной удачи - самого факта освобождения). Воля героя - результат того ущерба, с которым ему пришлось мириться до совершения подвига, а не результат собственно подвига.

Воля - качество/умение/свойство переставших быть побеждёнными.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Перечитывая написанное, увидел: похоже, я тут, картавя, шепелявя и плюясь, напеваю что-то из Гегеля. Надо сказать, что в сии эмпиреи я укатил, невесть с чего задумавшись над вопросами этики применения боевых роботов по людям. Заплутал в понятиях, решил выстроить их к употреблению отдельным текстом. А кто напелся, тот напелся.

Буду надеяться, что автор не обидится. В ответ же на узколобое "Гегель умер" я горячо воскликну "Протестую! Гегель бессмертен!"

Метки:

Comments

17ur
1 апр, 2015 10:34 (UTC)
Так всегда надо играть на победу, и даже признание поражения - это всего лишь один из ходов в такой игре.

А 6-7 предложений - нереально. Убил бы мозги и убрал все пояснительные аналогии - сократил бы вдвое. Не более того.
uhfnl
2 апр, 2015 04:48 (UTC)
Да я не в упрёк...
Просто вдруг представил как это могло бы быть... если уйти исключительно в аналогии и ассоциации...

Сам не смогу, косноязычен... ;-(

Edited at 2015-04-02 05:03 (UTC)

Latest Month

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger