Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Ещё одна записка с Тёмной стороны Силы.

Многие считают достаточным основанием для определения своего отношения к другим то, как другие выглядят, чем другие названы или то, что другие делают.

Это забавное убеждение порождает не менее забавную уверенность человека в праве свободного выбора своего отношения к другим, причём выбора на основе впечатления, но не размышления.

Именно эта уверенность, буду прям, лежит в основе восхищения рабов своими угнетателями; в фундаменте веры обездоленных разоряющим их мошенникам; равно она имеет долю и в других, не менее весёлых шутках, рутинно повторяемых на протяжении человеческой истории под аккомпанемент уверений в "праве ошибаться", "сложности человеческой натуры" и "неисповедимости путей" местных божеств.

Да, такое весело. В конце концов, разве не смешно, когда человек выходит в окно двенадцатого этажа с гордым видом - просто потому, что он может, имеет право и вообще царь природы?

Смешно.

Что ж. Есть и другая точка зрения.

Она основана на том, что возможные отношения между любыми дееспособными членами общества ограничены их положением друг относительно друга.

Если копать глубже, то можно выдать что-нибудь вроде "суперпозиции избранных различий между двумя людьми, отнесённой к суперпозиции затрат на преодоление этих различий в условиях, считающихся нормальными" и так далее, вплоть до полной потери леса за деревьями.

А если не копать, то смысл высказывания: презумпция дееспособности члена общества диктует ему пределы возможных отношений с другим членом общества, и эти пределы зависят от существующих и осмысленных различий между ними.

Будь Эллочка-людоедка дееспособна, она не пыталась бы обороть Вандербильтиху.

Разумеется, внешность, суть и действия члена общества тоже могут зависеть от упомянутых различий. По внешности и прочему вполне можно судить о различиях, но нельзя пропускать этот шаг и выводить своё отношение к другому напрямую, без осмысления различий: просто от наблюдаемой внешности, услышанных названий и прочувствованных действий.

Повторю, нельзя выводить отношения из впечатлений: именно от такой ошибки я хотел бы Вас предостеречь. Согласен, это трюизм. Кротко спрошу вдогон: много ли мысли Вы обычно уделяете этому вопросу?.. или как правило полагаете, что "и так сойдёт"?

Осмысление различий между людьми порождает у них переживания. Переживания определяют отношения людей друг к другу.

Эти переживания суть страх, зависть, ненависть и презрение.

Страх соответствует случаю, когда Вы не можете определить положение контрагента относительно себя - и, естественно, предчувствуете ущерб себе от своего незнания.

Зависть проявляется тогда, когда Вы определяете неприятные Вам различия между Вами и контрагентом и хотите убрать их или обратить в свою пользу.

Ненависть получается, если контрагент Вам мешает, занимает Ваше место.

Наконец, презрение состоит в намеренном отказе от принятия во внимание различий между собой и контрагентом, в восприятии контрагента своим продолжением независимо от действительного положения дел. Это отношение к человеку, как к одушевлённому орудию, исправному или нет.

Когда Вам говорят, что это "плохие" чувства, то Вам говорят правду. Ничего джедайски "хорошего" в них нет.

"Плохизна" исчисленных переживаний заключена в том, что они тяжелы, затратны, обессиливающи; в том, что их неприятно переживать и трудно поддерживать.

Однако переживания эти неизбежны постольку, посколько в обществе существуют какие-либо различия.

Аналогия: питаться обязательно, иначе умрёшь, но сырая еда неприятна на вкус и вредна здоровью, следовательно... верно, еду надо готовить. Или над естественными переживаниями надо работать, чтобы они стали вкусными и полезными.

Страх, будучи обработан, порождает опаску, стремление изучить своё окружение, создать какие-то гарантии отсутствия вреда от него - отсюда вырастают дружба, лояльность, честность... это не так парадоксально, как кажется; ведь бояться можно не только самого контрагента, но и за него.

Обработанная для лёгкости зависть оказывается истоком предприимчивости, инициативы, готовности к самосовершенствованию - точнее, самостоятельности, управления собой, избирательного отношения к себе.

Правильно приготовленная ненависть создаёт уважение, основанную на нём культуру поведения и вообще культуру. Если по условиям задачи контрагента, заедающего Вашу долю, необходимо устранить, то для успеха такого дела его надо изучить, понять его сильные и слабые стороны. Или, что то же, уделить ему внимание, которое и образует уважение, которое позволяет намного легче переживать ненависть и, в конечном итоге, облегчает упомянутое устранение контрагента. Именно поэтому врага надо уважать, пресуществляя сырую ненависть к нему в гораздо более лёгкое чувство. "Вы были сильным соперником, я благодарю Вас и непременно возложу цветы к Вашему надгробию".

Презрение, подвергнутое обработке, вызывает к жизни волю как стремление побеждать, покорять и навязывать - не нивелировать различия между собой и контрагентом, но преодолевать их. Именно воля, именно это стремление, выражаясь образно, распирает личность изнутри и не даёт ей схлопнуться под напором общества, задаёт её пределы, определяет её.

Должно отличать разные утверждения "плохизны" перечисленных чувств, а именно

а) указание на их "сырость" и на необходимость их обработки - и
б) требование внешнего запрета на их переживание.

Первое есть воспитание свободного человека. Последнее, в конечном счёте, есть требование запрета человеку на мысль о своём положении в обществе. Или, что то же, воспитание раба.

Усугублю: мера свободы человека определена масштабами страха, зависти, ненависти и презрения, которые тот способен испытывать; которые человек способен обрабатывать себе на пользу.

Люди, которые понимают страх, зависть, ненависть и презрение как такие чувства, что плохи сами по себе, в которых нельзя "копаться" и от которых надо бежать...

- эти люди лгут себе и окружающим, пусть и бессознательно; либо
- над их нравственностью надругался прохожий джедай, который, помахав рукой, внушил им дурную веру в возможность выбирать отношения и чувства, не считаясь с действительными различиями между собой.

В первом случае эти люди хотят лишить Вас дееспособности в свою пользу. Во втором - они сами её лишены, бедняги.

И напоследок: эти рассуждения могут быть применены не только к отношениям между отдельными членами общества, но и к отношению члена общества ко всему тому в своём окружении, что возможно персонализировать, наделить человекоподобием.

Например, к сословию, классу, народу, культуре, стране, административной или экономической корпорации, природным стихиям и прочему такому же.

Спасибо за внимание.

А я ушёл записывать новый голокрон, чтоб эта боевая лошадь Эйтрис подавилась уже, ЕВПОЧЯ.

Tags: общество, теория, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments