Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Music:

Пиджин-школьное. "...почему же ты не научился, скотина этакая?"

Основная, а то и единственная мысль этого длинного текста: "школа нужна только для того, чтобы дурака и лентяя не линчевали за глупость и лень". Спасибо за внимание.

...Не очень-то хотел возвращаться к Общей Теории Всего так скоро. Однако заметил в С[етевой]-окрестности не одно и не два рассуждения о нынешнем положении дел в "российской школе", и что с этим положением надо сделать, пока оно не сделало того же самого с рассуждающими.

Записал начерно пару-тройку предложений по теме. Отметил, что они выглядят откровенно странно на общем фоне "здесь подложим, там утянем, тут обработаем по контуру напильником, а где-нибудь ещё оптимизируем нахрен".

Задумался, почему странно. Пришёл к выводу, что отличие основано на моей уверенности: в отношении "российской школы" подход "работает - не чини" давно исчерпал себя.

Уже не работает. Ибо делалось под экстренную индустриализацию, под переход от деревенской к городской жизни во вполне конкретных исторических и политических условиях. А оно всё уже не повторится. Поэтому здесь не обработка напильником, а мёртвому припарки - конечно же, заведённые на групповые интересы, к выгодам масштаба популяции отношения не имеющие в противовес официальным уверениям.

При этом мои теоретические пиджин-умствования постулируют, что "школа" в любой популяции после развала племени неизбежно появится и будет существовать. Вопрос только в том, насколько она будет совпадать с одноименным "официальным учреждением" - и, следовательно, в том, будут ли "официально" учить тому, чему будет учить "школа".

Поэтому я решил: до того, как стращать обывателя радикальными чаяниями, надо всё-таки отписаться, как я в рамках ОТВ вижу "школу" вообще.

Вот и отписываюсь. Не стращая, но утомляя.

Итак, под "школой" я, рассуждая в порядке уточнения Общей Теории Всего, понимаю одну из выгородок в коммуналии, в которых стабилизирующий отбор не действует или действует ограниченно, и в которых ненормальное поведение имеет право на существование и поощрение. Другими такими выгородками будут "семья", "тюрьма" и "армия", а различие между ними состоит в различии типов девиантов, которых они защищают от общества и от которых защищают общество.

Ненормальное поведение, с которым имеет дело "школа", определяется нежеланием/неумением девианта работать на свою репутацию; или, что то же, уклонением от затрат на социальные транзакции - не от участия в них и не от прибыли от них, а от "внесения своей доли".

Сразу надо сказать, что "уклонение" здесь надо понимать довольно жёстко. Представим себе двух братьев-близнецов, совершенно одинаково развитых физически. Перед ними две штанги одинакового веса. Один штангу поднимает, второй нет. Очевидно, что он мог бы её поднять, - брат-то справился - но он вполне искренне скажет, что "не смог".

Однако это "не смог" - именно что "уклонился". Сказал сам себе, что не сможет, испугался хруста косточек, не владел техникой, не имел необходимых знаний - всё это входит в "уклонение", вовсе не обязательно намеренное или хотя бы осознанное. В другой раз сможет выжать вес. А потом опять не сможет.

Девиант, с которым работает "семья", неприемлем для коммуналии своей неизбежной слабостью. Он мешает окружающим, объедая их.

Девиант, с которым работает "школа", опасен слабостью непредсказуемой - он мешает окружающим, разрушая их планы.

Можно сказать, что первый покушается на настоящее, а второй на будущее, но это тема для отдельного рассмотрения. Во всяком случае, коммуналия будет стараться избавиться от обоих, в соответствующих условиях прибегая и к крайним средствам.

"Школу" привычно понимать как место, где "учат", дают знания и умения. Однако это частный случай общего назначения "школы" - а именно уничтожения причин/оправданий для действия, "недостаточного" с точки зрения общества ("нормального человека"). Чтобы, например, на "не знаю" или "не умею" нельзя было сослаться, когда коммуналия тебе предъявит претензии за "недостаточное" поведение.

Перефразирую слова пьесы "Дракон": "всех учили. Но почему же ты не научился, скотина этакая?"

"Социализация" как распространение/навязывание "нормального" поведения в обществе не есть дело "школы". С таким справляется коммуналия, "улица". Дело "школы" - это "отёсывание", то есть предотвращение или принуждение к маскировке поведения, не дотягивающего до "нормального".

А прокачка предоставление знаний и умений - одно из средств такого "отёсывания".

Ради яркого примера возьму "домашнее задание". "Социализации" оно не способствует: в идеале ученик сидит в гордом одиночестве и долбит всякие скучности пару часов - вместо того, чтобы гонять в футбол на дворе.

Однако при этом он научается присматривать сам за собой в отсутствие учителя или иного надзирателя; научается самостоятельно нести расходы на неизбежное социальное взаимодействие - сдачу домашней работы.

Вариант: он всё же бежит играть в футбол, "социализируется" от души, а потом пробует так списать у ближнего своего перед уроком, чтобы учитель не прикопался. Учится маскировать своё "недостаточное" поведение - и, опять же, нести расходы на него.

Чему надо "учить" в "школе"? Как можно определить воздействие, оказываемое "школой" на пребывающих в ней девиантов?

Ответ на этот вопрос следует из очевидного соображения, что угроза "вольно недотягивающему" девианту, выпущенному из "школы" в коммуналию, может быть воплощена в различном масштабе. Проще говоря, разные проступки "не научившейся скотины этакой" могут восстановить против неё разное, заранее неизвестное количество "нормальных людей", с разным объёмом возможностей и разным желанием эти возможности к "скотине этакой" применить.

Логично предположить, что незаменимой, определяющей компонентой "учения" станет такая обработка "ученика", которая бы предотвратила сплочение слишком большого количества "нормальных людей" против него с желанием нанести ему необратимый ущерб. В пределе - чтобы он не дошёл в своей ненадёжности, в своём слабачестве до того, что за ним с дрекольем стала бы гоняться вся коммуналия целиком, а то и всё общество. Убьют. И его, и всех, кто попытается его защитить, а это обществу убыток.

Следовательно, в "школе" подлежат усвоению

а) фактические правила воспроизводства популяции, общества как формы её существования и его институций - к некой выборке из этих правил можно неточно адресоваться как к "гуманитарным наукам";
б) ограничения на исполнение этих правил, заданные воспроизводимыми/воспроизводящимися природными явлениями и эффектами - выборку из этих ограничений можно залихватски окрестить "естественными науками"; и, наконец
в) средства описания ограничений из п. "б", достаточные для общения при участии в деятельности по правилам п. "а" ("точные науки").

Я полагаю, что содержание "школьной программы", определённое вне п. п. "а"-"в", а исходя из

- какого-нибудь "общего развития",
- из "исторического наследия",
- из особенностей, причастных конкретному течению научной мысли или, того хуже,
- из обычаев государственного надзора за образовательными учреждениями,

будет неадекватным "школе" как (анти)социальной институции.

В действительности "школа" всё равно будет "учить" именно тому, о чём речь идёт выше, просто она будет "учить" хуже, с "шумом", и не обязательно в учреждениях, здесь и сейчас именуемых "школой".

Что можно в самом общем виде заметить о форме подачи материала, определённого п. п. "а"-"в"?

Не влезая в рассуждения об уроках, переменах, классах и прочем, на уровне предметов можно сделать следующее предположение.

Незаменимыми для "школы" будут пять предметов, с помощью которого ученику объясняют/навязывают (ставят) "нормальное" отношение к коммуналии и четырём выгородкам к ней.

Отношение "ученика" к самой "школе" в лице её конкретного экземпляра ставится через предмет "поведение и прилежание" - это именно что один предмет. Даёшь кондуит, к чёрту Швамбранию.

Отношение "ученика" к "семье" ставится чем-нибудь вроде хорошо забытой "Этики и психологии семейной жизни".

Отношение "ученика" к "тюрьме" ставится неким подобием "Основ Советского государства и права". Замечу, что и "Основы..", и "Этика..." мелькнули в позднесоветское время, когда советское общество наработало известный "культурный слой" и стало запрашивать не то, что должно, а то, что нужно.

Отношение "ученика" к "армии" - да, конечно, ставится соответственно подрихтованной НВП.

Наконец, отношение "ученика" к коммуналии как таковой - ко "множеству чужих друг другу людей со своими интересами, вынужденных жить вместе" - можно поставить каким-нибудь "граждановедением", упихав туда и основы экономики/хрематистики, и ОБЖ, и патриотизм, и многое другое. "Читай мелкий шрифт перед тем, как ставить подпись; требуй долива после отстоя пены; плюнешь на государственный флаг - тебе оторвут уши под рокот одобрения".

Важным условием станет возможно более полная привязка этих (гуманитарных) предметов к "естественным наукам" как детерминанту их формы - и к "точным наукам" как основе языка их изложения. Буквально до уровня "умение брать вторую производную необходимо в том числе для качественного отслеживания рыночных трендов". Иными словами, эти пять предметов оказываются интегральными по отношению ко всем остальным, которые их, по сути, сопровождают большую часть времени школьного обучения.

Не менее важным условием я считаю разработку программ "интегральных предметов" на основе действительной картины современной общественной жизни, а не тех идеализированных представлений о себе, которые популяции, в конечном счёте, навязываются. Проще говоря, эти программы должны поверяться результатами социологических исследований (их тоже придётся взлелеять).

Естественно, точного соответствия тут не будет, но это и правильно - как раз остаётся зазор для будущего участия "учеников" в эволюции общества.

Я бы сказал, что такая картина несколько рациональнее, например, порывов к использованию школьных "истории" и "литературы" в качестве тягловых лошадей "гражданского воспитания", или, ещё того хуже, воспитания "духовного". Лошади сдохнут уже скоро, под таким-то грузом - и всё ради обслуживания телевизионных иллюзий.

В заключение напомню, что мои рассуждения предельно общие и того, что нынче понимаемо как "проблемы российской школы", не касаются.

По "проблемам" я отпишусь позже, а здесь я умозрел основы, на которых будут покоиться мои предложения типа "до основанья, а затем", "всё поделить", "даже самый последний учитель должен иметь не более трёх учеников" и "массовые расстрелы сотрудников РОНО спасут отца русской демократии".

А то без основ, я предупреждал, будущие предложения будут выглядеть вполне дико - "савсэм нэ так", как вещает из телевизора умного вида люд в чинах и спинжаках.

За внимание я читателя уже поблагодарил - там, наверху, в самом начале текста.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общая теория всего, общество, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments