Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О профилактике партократии.

Как и обещал, я подбросил монетку, и выпала "десоветизация". Вот о ней и буду. Прицеплю ещё слово "техническая", дабы оставить вне рассмотрения вопросы всяких символик, покаяний, разыменований, праведных судов, компенсаций и привилегий.

Оставшееся поле, конечно, немаленькое и плохо паханое, потому в настоящем рассуждении я рассмотрю только один из аспектов "технической десоветизации", а именно профилактику партократии.

Предуточнение: я не обсуждаю, хороша или плоха партократия, и в сравнении с чем она хороша или плоха. Я просто прикидываю список возможных мер по недопущению или затруднению таковой.

Сущность партократии, как и всякой "-кратии", можно уяснить через обычный, повседневный, рутинный механизм навязывания решений сувереном государству.

В СССР Партия использовала для этого следующие установления, которые мне представляются достаточными:

а) парторганизации в рабочих коллективах как средство повседневного обеспечения активного или пассивного согласия действительного большинства населения с выгодными Партии инициативами государственной администрации;
б) "номенклатура" как исключительное право Партии ветировать неугодных ей кандидатов на некоторое множество должностей в государственной администрации - расстановка "своих людей" отсюда следует;
в) внутриПартийная подготовка решений, обязательных к исполнению государственной администрацией;
г) манипулирование регламентом публичных собраний, могущих повлиять на решения государственной администрации.

Что здесь можно сделать?

А. Так называемый "Указ о департизации", некогда изданный Борисом Ельциным, сегодня читается с кривой усмешкой - были же непуганые времена.

П. 1 запрещает не деятельность служащих госучреждений в интересах той или иной политической организации на рабочем месте, а деятельность первичной ячейки той или иной политической организации в госучреждении. То есть "слушали-постановили" выносится за ограду, и только.

Начальник вполне может гнуть на работе партийную линию постольку, поскольку партсобрания с его участием проходят за пределами учреждения. Что мы неоднократно видели в "новой свободной России", например, перед выборами.

П.2 опять же ничего не запрещает и потому профилактикой партократии служить не может, а оборот "не может служить основанием для ограничения их прав" указу вообще неприличен. С "нарушением прав", частным случаем которого является ограничение таковых, должен работать УПК.

Действительная "департизация", по моему мнению, должна выглядеть примерно так.

В Конституции вместе со всеми благоглупостями об отсутствии идеологии пишется следующая норма "никто не может быть принуждён к участию или к отказу о участия в собрании или в любом другом общественном мероприятии".

В УК вводится новый состав "вынуждение к участию или к отказу от участия в общественном мероприятии с использованием служебного положения или имущественной зависимости" - именно как уголовное преступление, с неиллюзорными сроками и степенями тяжести; скажем, вынуждение к "правильному голосованию" есть особо тяжкое.

В ТК дописывается (или уточняется?) норма, по которой трудовой контракт не может содержать обязательств, касающихся политических взглядов и общественно-политической активности контрагентов, а если они, обязательства, таки есть, то изначально считаются ничтожными. Плюс прописываются болезненные санкции за увольнение по политическим мотивам.

И вот только тогда "ельцинская департизация" будет иметь хоть какой-то смысл помимо гнобления высшими партийными бонзами низшего партийного звена под одобрительный рёгот населения и хихикс "лучших людей города".

Б. "Номенклатура", взятая вне исключительности - нормальная и в этом смысле безвредная политическая практика: "список своих кандидатов". Отдельных мер не заслуживает. Наверное, именно поэтому её сделали именем нарицательным и показательно с ней боролись.

Проще говоря, у каждой партии, у каждого движения должна быть своя "номенклатура", только и всего; это не предмет настоящего рассмотрения.

В. А вот профилактика "внутриПартийной подготовки решений", по моему мнению, требует масштабных новелл, хотя на первый взгляд тоже кажется общепринятой политической практикой.

Видите ли, де-факто "локальная партократия" наступает тогда, когда в некоем государственном учреждении, вырабатывающем решения, "однопартийцами" оказываются все или почти все, то есть "вторая партия", оппозиция отсутствует - и тогда "партийная деятельность" совпадает с "государственной".

Мне представляется, что некоторым remedium такого положения дел станут, во-первых, формализация статуса "оппозиции" и, во-вторых, гарантии присутствия "формальной оппозиции" во всех правительственных учреждениях, начиная от районного уровня.

Смысл этого присутствия не в [незаслуженном] влиянии на принятие решений, а в самом присутствии, в необходимости "правящей партии" оглядываться.

Здесь потребуются сложносочинённые законы, со всяческого рода градациями и, не побоюсь этого слова, номенклатурами. Где совещательный голос, где решающий, где не меньше второго зама, где не больше четвёртого референта - и в зависимости от чего.

Что же до "статуса оппозиции", тут мне мало что понятно, однако ясно, что он, статус, накладывает нешуточные обязательства. Например, по той самой "внутрипартийной подготовке решений": "для такого-то списка случаев оппозиция всегда должна представлять второй вариант решения, или нафиг с пляжа".

И да, сказанное подразумевает, что "независимые кандидаты" должны исчезнуть, как дронты - с другой стороны, порог приятия государством партий и движений должен быть радикально снижен, вплоть до слабо выраженной грани между "общественной организацией" и "группой поддержки". Впрочем, это опять-таки другой аспект "технической десоветизации", о котором здесь речи нет.

Г. Сколько-нибудь техничное противодействие манипулированию регламентом публичных собраний в партийных интересах может быть осуществлено только в рамках примата процедуры, закреплённого на уровне конституционного закона.

Выглядит примат процедуры в моём понимании примерно так.

Сколь угодно хорошее и правильное решение сколь угодно представительного и благонамеренного межпартийного собрания, принятое с нарушением процедуры, необходимо считать ничтожным.

В свою очередь, изменения в процедуре, принятые таким собранием, вступают в силу не ранее, чем через один созыв такового, и не могут быть отменены до вступления в силу.

Обструкция собранию, предпринятая с нарушением процедуры такового, составляет преступление против государства. То же относится к фальсификации, уничтожению или закрытию протокола публичного собрания - и этим список преступлений против собрания не исчерпывается, однако опять-таки, это другой аспект.

Список А-Г мнится мне перечнем возможных гарантий от [возвращения] партократии.

Два очевидных возражения, с которыми я заранее согласен.

Во-первых, всё изложенное применимо к профилактике партократии от какой-нибудь ЁПРСТ(у), но не от "кооператива "Озеро" и не от масонской ложи "Весёлый шабесгой", то есть не от незарегистрированных политических организаций и не от зарегистрированных неполитических.

Я (пока?) не вижу решения этой проблемы в рамках "демократии", потому что разница между "группой товарищей" и "всем народом" чисто количественная - при невозбранном расширении "группы" она как раз "народом" и становится.

"У них там" те же дела, так что и с поиском решения по аналогии здесь туго.

Меры вроде постановки референдумов на поток, законодательного воспрещения "собираться больше двух" функционеров государственной администрации в одной и той же "неполитической организации" - сложны до совершенной неисполнимости.

Несколько привлекательнее выглядит идея условных "советов старейшин" с правом вето, внешних по отношению ко всякому официальному сборищу решал. С другой стороны, без чёткого понимания, откуда "старейшинам" взяться, это очередное размножение сторожей.

Наверное, сработают какие-то кары за необъявленное присвоение существующей де-факто общественной организацией (или предприятием) действительного "политического" статуса; другое дело, что я опять-таки не вижу, каким ФБР и комиссиям по антигосударственной деятельности этим заниматься.

Во-вторых, перечисленные меры А-Г никак не касаются ситуации распределённой Партии, то есть нескольких политических организаций, из которых все, кроме одной, выступают фоном для этой одной.

И вообще, эти меры не адресованы "игре на понижение", когда Партия панует не потому, что она самая-самая среди равных, а потому, что закатала и продолжает закатывать под плинтус всех остальных. В этом случае всё перечисленное может быть воплощено, однако режиму партократии воплощённое будет что слону дробина.

Здесь я должен сказать, что это вообще другой аспект советского строя, - аспект, который я в настоящем тексте не обсуждаю - и он требует других мер профилактики.

О нём и о них потом. Замечу, впрочем, что среди предполагаемых мер я, увы, вновь не нахожу места борьбе не на жизнь, а на смерть с еретическими сочетаниями цветов и линий, а равно и бичеванию глаголом "бывших" недочеловеков в целях производства из них чего-то крайне возвышенного. Вот незадача.

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, общество, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments