?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Ябеда-корябеда.

Посвящается Бобу Арктору.

Тут мне недавно ужаснулись и предрекли, что я напишу апологию стукачества.

Грех обманывать ожидания взыскательного читателя.

Хотя задачка вовсе не сложная; проще, например, апологии бобслея, ужасы которого сотрясают Вселенную.

1. В процессе своего становления и существования всякое государство отращивает себе средства оповещения о предосудительном поведении своих подданных.

Которое не отращивает, так оно либо это делает вовсе уж элегантно и незаметно, либо оно не жилец.

Подчеркну - этим занимается всякое и любое государство, а заодно обращу внимание читателя на крайне точное слово "предосудительное", о крайней точности которого я расскажу когда-нибудь потом.

2. Для подданного, хоть сколько-нибудь заинтересованного в продолжении существования государства (даже не в общем, а в некоторых его аспектах), доносительство - оно же стукачество - чем-то плохим, злым или постыдным не может быть по определению.

Вы хотите, чтобы Ваш ребёнок кормил Вас в старости - накормите его сейчас. Вы хотите, чтобы территория Вашего проживания не обрушилась в анархию с "белые пришли - грабют, красные пришли - грабют" - сдайте карбонария в полицию. Для тех, кто не одержим восторженным мазохизмом, это трюизм.

3. Ложный донос плох не тем, что он донос, а тем, что он ложный. Он всего лишь один из изводов клеветы.

4. Тайное обличение плохо не тем, что оно обличение, и даже не тем, что оно тайное. Прилюдное обличение с прицелом на суд Линча (который не обычнее пресловутой "тройки") - те же яйца, только в профиль.

5. Конечно же, существующие средства оповещения государства о предосудительном поведении своих подданных могут быть употреблены во что-то, что кто-то сочтёт злом. Это с любой вещью так, и потому сие есть наиглупейший довод в пользу запрета вещи или её осуждения. Ножи, автомобили, огурцы, доносы, чихуахуа, метеорология - всё зло, всё запретить. Ха-ха.

6. Доносу как предательству доверия обычно предшествует девальвация этого доверия ("язык распустил не в той компании"). Выгода доносчика в этой ситуации - "на улице сто рублей нашёл", а действительное обвинение в предательстве, как правило, включает в себя отсылку к ранее установленным связям с объектом доноса по совершенно другим поводам.

Проще говоря, глупого знакомца предать невозможно - предать можно только друга, близкого/родного человека.

7. Сказанное насчёт государства в п.1 верно для любого коллектива, занятого любым делом, для которого - или для одного из аспектов которого - требуется единоначалие или его сколько-нибудь убедительная имитация.

То бишь руководство всегда будет стараться узнать, чем дышат подчинённые. И не потому, что оно жаждет бить и угнетать, - хотя и это тоже - а для того, чтобы не доводить подчинённых до бития и угнетения друг другом, ибо это ненужный геморрой начальству.

Частный тайный осведомитель в таком случае - одно из решений задачи, не лучшее и не худшее "прозрачной политики открытых дверей": среди моих читателей есть идиоты, которые считают, что к начальству "по личным вопросам" ходят только по своим личным вопросам?

8. При этом [плохое, негодное] начальство может и не гореть желанием рассматривать предосудительное поведение подчинённых, угрожающее коллективу. "Сами разберитесь, не мужики, что ли?.. стисните зубы и терпите".

Именно такое начальство и спонсирует "моральное и нравственное" априори негативное отношение к жалобе, да ещё по инициативе подчинённого - так ему, начальству, меньше работать, пусть подчинённые варятся в собственном соку.

Да, и оно же стоит за пропагандой чудес "невидимой руки рынка" и "невмешательства государства".

Собственно, уже одного этого соображения хватит, чтобы никогда не вычёркивать донос из возможных вариантов поведения - своего или чужого.

9. Существуют внешние условия, - как правило, не зависимые ни от потенциального доносчика, ни от жертвы доноса - при которых ущерб от доноса для общества может перевесить пользу от него. Лимиты на репрессии и прочие исторические моменты.

Проблема здесь не в самом стукачестве, а в том, что предосудительными почему-либо признаются бездельные и никчёмные, заведомо безрезультатные слова и мысли. Стукачество здесь опять же выступает несамостоятельным средством, спусковым крючком.

10. Отсюда вытекают примерные соображения о том, каким должно быть нормальное, хорошее, цивилизованное стукачество. Вот они.

А. Стучать должно на повременной основе, а не на сдельной. То есть информатор должен писать недельные сводки, а не охотиться за крамольниками.
Б. Доносу подлежат все случившиеся отклонения от нормы в опекаемом коллективе, без ограничений "политикой" или "за что не любят босса". Без шуток - за чёткое заблаговременное улавливание "народ хочет джинсы" стукачу надо доплачивать.
В. Информатор не может быть вознаграждён необычно. Только дополнительной долей обычного вознаграждения. Двадцать рублей переводом, а не путёвку в Крым.
Г. Доносу подлежат слова и действия, но не впечатления от таковых.
Д. Раскрытие заказчиком личности информатора влечёт экстраординарную компенсацию.
Е. Самораскрытие информатора заказчика ни к чему не обязывает.
Ё. Провокации со стороны информатора или провокации заказчика с использованием информатора, не обеспеченные решением суда, сами подсудны; сведения, полученные в их результате, юридически ничтожны (вмешательство наблюдателя обесценивает наблюдение).
Ж. В государстве не карают "за слова".
З. Стукачество засчитывается как дополнительный стаж из расчёта времени, затраченного на написание и редактирование доносов, исходя из действующих государственных стандартов.

Сравните с советскими реалиями. От себя замечу, что ошибкой... скорее неизбежной... было присутствие гэбэшных смотрящих с полномочиями на самих предприятиях, бок о бок с начальниками на производстве. Я понимаю, что средства обработки информации тогда были хихихи, а не огого, но всё же лишение премий и прочие мелкие тычки "за язык" должны были исходить минимум от районного уровня, которому на местное начальство было бы накласть.

11. Перед тем, как я добуду попкорн, а пылкий читатель с алебардой наперевес ринется обарывать Козло во имя Бобра, позволю себе спросить читателя, как пылкого, так и не очень: думал ли он над альтернативой грязному, мерзкому, подлому, абырвалг-абырвалг, стукачеству? Которая альтернатива неизбежно проявится, если место вовремя не занять, если не сделать вышеописанные пункты А-З традицией, которую невместно отправлять на свалку истории?

А я думал. И вот что я Вам, родные мои, скажу. Написанное выше сводится к тому, что надобен стукач человек, принадлежащий коллективу, который человек агрегировал бы и отсеивал информацию - неважную вербальную и невербальную... то есть речь идёт о модерируемом не локальным начальством, а условным "нормальным человеком" канале общения коллектива с "большим обществом". Штука неплохая и нужная сама по себе, о чём я и пытался доложить в нумерованных пунктах.

Альтернатива этой штуке, основанная на всё той же неизбежной необходимости информирования начальства о предосудительном поведении подчинённых и составленная со всем почтением к неотъемлемым правам личности и всему тому, что пылкий читатель считает Бобром - это камеры и микрофоны в каждом углу и опять-таки неизбежный со временем многопроцессорный толкователь каждого поискового запроса, слова, жеста, взгляда, чиха и пука, который толкователь вообще может быть за тысячи километров отсюда: в Конторе, Которой Нет. С весами толкования, прописанными из Высших Соображений. Которые тоже Где-то Там.

Взвоете ведь, свободолюбивые вы мои бобры. Взвоете. На карачках будете молить о стукаче, даже и о советском. Будете обещать сдувать с него пылинки и молиться на незаменимый в данном случае "человеческий фактор".

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Ах да, предупреждая переход на личности. С определённых пор то самое стукачество у меня стало ultima ratio. Когда до меня докапываются чересчур неустанно, сослуживцы в том числе, то я пишу докладную либо акт. Начальству, да. Заранее предупредив, что будут указаны все подробности, сколь угодно личные, которыми меня стараются обаять или разжалобить.

Помогает. В том числе - и в основном - как предупреждение. Пылкий и взыскательный читатель, незнакомый с таким положением дел, может начинать негодовать.

Я даже подскажу слова: "Вот всё у вас, как на параде. Салфетку - туда, галстук - сюда. Да "извините", да "пожалуйста-мерси". А так, чтобы по-настоящему,- это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме".

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Comments

az_from_belarus
6 июл, 2015 13:36 (UTC)
Пополам. Разумное с саркастичным.
Ну, для вящего сарказма можно добавить следующее.
Можно попытаться представить себе альтернативные средства обеспечения общественного спокойствия, порядка, защиты всяческих общественных интересов. И как-то получается, что из действующих и проверенных методов является признание возможности и даже активное участие КАЖДОГО или почти каждого в самостоятельном устранении или перевоспитании всяческих вредных для общества элементов.
Но... педагогика наука молодая и не шибко эффективная применительно ко всяческим асоциальным элементам. Потому речь скорее об устранении, ликвидации этих самых элементов.
Как? Путем самосуда.
Кто-то умный может возразить, что нифига это не аппробировано, не проверено, а практики судов Линча - это про цивилизованную Америку, но не про диких русских.
Возражу. Как раз замечательно проверено и работало тихо, без шума и практически без обид невиновным.
Доказательства?
Очень просто. Ну-ка припомним такой общеизвестный факт - в деревнях на двери дома замки практически не вешали, кроме случаев, когда хозяева уезжали более чем на день. И при этом воровства практически не было.
Как такое может быть?
А очень просто. Случались, конечно, в деревне нечистые на руку хитрецы. Но ненадолго. Просто люди приметив исчезновение ценностей не бежали куда-то далеко в район писать заявления, начинали внимательней присматриваться по сторонам. Вспомним, что нынешние дознаватели нифига не шерлокихолмсы, и не столько дедукцией работают, сколько на основании того, что им расскажут люди из того, что эти люди увидели. Ну а тут люди приметившие всяческие интересности попросту потиху между собой переговорив, сложив вместе наблюдения, сопоставив фактики вора вычисляли.
А потом... Тут уж бывали всяческие вариации. Вор оказывался битым. Разок, другой. Это если не шибко набедокурил и можно было воровство списать на шалость или неразумность. Ну а если неразумный не выправлялся и общественность получала какие-то основания думать о том, что он неисправим, то... жить ему становилось в деревне неуютно. И не только ему, но и его близким. В общем выживали такого человека из деревни.
А если внушений не воспринимал, то... потом с ним происходил несчастный случай. Пошел в лес - через неделю-другую одни огрызки нашли или вообще не нашли. Пошел на рыбалку, да и утоп. Или что-то с печкой случилось и угорел во сне. И когда такое несчастье случалось с нехорошим человеком, то НИКТО в деревне ни одному следователю не скажет ничего такого, из чего можно было бы сделать выводы о том, что несчастье было чьих-то рук делом.
Так что есть способы борьбы с асоциальными элементами без какого-то стукачества. Но... важно понимать, что кому-то при этом приходилось бить этого человека, пусть и урода, по голове да бросать в речку. А кому-то при этом приходилось помогать до речки дотащить. И при этом держать на совести груз сомнений - не ошиблись ли. И всем приходилось отвечать перед своей совестью о сказанных словах - верно ли приметили какой-то фактик и верно ли о нем сказали, когда вора вычисляли. А порой за неверное слово сказанное против невиновного приходилось отвечать болтуну или его родне. Не сразу. Иногда через несколько лет.

Потому не желающим стучать властям, надо быть готовыми быть и следователями и судьями и палачами по совместительству.
kir16
6 июл, 2015 18:13 (UTC)
Да я бы с радостью, и следователем, и палачом. Коллектив не поддержит, не деревня.
17ur
7 июл, 2015 07:03 (UTC)
Такое возможно только и исключительно тогда, когда в деревне жёстким внешним давлением - обычно государственным - не допускают возникновения кулачков-с.

А когда кулачок-с проявляется, он начинает строить опчество под себя через отношения долга. У кулачка почти сразу появляются наёмные мускулы, после чего о каком-то общеподдерживаемом в деревне порядке можно забыть.

Latest Month

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger