Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:

Окончание текста о предвоенной дипломатии.

"26 января 1939 г., Варшава.

...г. Бек не скрывал, что Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю; он тут же указал на якобы существующие опасности, которые, по мнению польской стороны, повлечет за собою для Польши договор с Германией, направленный против Советского Союза. Впрочем, он, говоря о будущем Советского Союза, высказал мнение, что Советской Союз либо развалится вследствие внутреннего распада, либо, чтобы избежать этой участи, заранее соберет в кулак все свои силы и нанесет удар.

Я указал г. Беку на пассивный характер его позиции и заявил, что было бы целесообразней предупредить развитие, которое он предсказывает, и выступить против Советского Союза в пропагандистском плане. По моему мнению, сказал я, присоединение Польши к антикоминтерновским державам ничем бы ей не грозило, напротив, безопасность Польши только выиграла бы оттого, что Польша оказалась бы с нами в одной лодке.

Г-н Бек сказал, что и этот вопрос он серьезно продумает.”


Как видите, Польше просто предлагается пойти пристяжной и отдать то, что ей подарили по Версалю прежние союзники. В обмен на Украину.

28 марта 1939-го года в Германии решили, что приведённого выше польского "и хочется, и колется" довольно. Пора было показать, кто в этой стае альфа. Пакт о ненападении, заключённый в 1934-м году, был со стороны Германии разорван.

31 марта 1939-го года Невилл Чемберлен заявляет городу и миру:

"...в случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтёт необходимым оказать сопротивление своими национальными вооружёнными силами, правительство Его Величества считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах. Оно дало польскому правительству заверение в этом.

Я могу добавить, что французское правительство уполномочило меня разъяснить, что оно занимает по этому вопросу ту же позицию, что и правительство Его Величества".


Это и есть те самые знаменитые "гарантии", которые в Британии впоследствии проклинали и Черчилль, и Лиддел-Гарт. Почему? Возьмём в руки карту и посмотрим, где Англия, где Франция, а где Польша, кто вообще может оказать поддержку Польше чисто технически, и как с этим кем-то договорились.

3 апреля в командования немецких родов войск поступили наброски плана "Вайс" - плана войны с Польшей.

4 апреля 1939-го года посол Польши в СССР просит встречи с Литвиновым, тогдашним н.к.и.д., и сообщает ему, что Польше предъявлены Германией требования "1) о Данциге, 2) о постройке автострады через “коридор”, 3) о присоединении Польши к антикоминтерновскому пакту, — каковые требования Польшей отклонены... ответом была мобилизация в Польше, и... Польша отказалась даже вести переговоры по этим требованиям" (слова о мобилизации очень интересны, официальная версия утверждает, что мобилизация в Польше началась только 30 августа, а ген.Гальдер писал об окончании польской мобилизации к 27 августа). Литвинов указывает: "Польша не желает примкнуть к каким-либо комбинациям, в которых участвует СССР”, польский посол парирует: “когда нужно будет, Польша обратится за помощью к СССР”. Литвинов констатировал, что "она может обратиться, когда будет уже поздно, и что для нас вряд ли приемлемо положение общего автоматического резерва”.

Последняя фраза представляет собой своего рода упрёк тем, кто сейчас на западе, да и у нас, пытается выдвинуть предельно унизительные для СССР, якобы "спасительные" альтернативы поведения летом-осенью 1939-го года. "Стран общего пользования не бывает"(с).

Далее слово можно предоставить товарищу Скрябину, более известному под партийным псевдонимом Молотов. Вот что он говорит 31 августа 1939-го года, когда кое-кому боржом было пить уже поздно. Речь публичная, произносится на сессии ВС СССР.

"Вы знаете, что англо-франко-советские переговоры о заключении пакта взаимопомощи против агрессии в Европе начались еще в апреле месяце. Правда, первые предложения английского правительства были, как известно, совершенно неприемлемы. Они игнорировали основные предпосылки таких переговоров — игнорировали принцип взаимности и равных обязательств. Несмотря на это, Советское правительство не отказалось от переговоров и в свою очередь выдвинуло свои предложения. Мы считались с тем, что правительствам Англии и Франции трудно было круто поворачивать курс своей политики от недружелюбного отношения к Советскому Союзу, как это было еще совсем недавно, к серьезным переговорам с СССР на условиях равных обязательств. Однако последующие переговоры не оправдали себя.

Англо-франко-советские переговоры продолжались в течение четырех месяцев. Они помогли выяснить ряд вопросов. Они вместе с тем показали представителям Англии и Франции, что в международных делах с Советским Союзом нужно серьезно считаться. Но эти переговоры натолкнулись на непреодолимые препятствия. Дело, разумеется, не в отдельных “формулировках” и не в тех или иных пунктах проекта договора (пакта). Нет, дело заключалось в более существенных вещах.

Заключение пакта взаимопомощи против агрессии имело смысл только в том случае, если бы Англия, Франция и Советский Союз договорились об определенных военных мерах против нападения агрессора. Поэтому в течение определенного срока в Москве происходили не только политические, но и военные переговоры с представителями английской и французской армий. Однако из военных переговоров ничего не вышло. Эти переговоры натолкнулись на то, что Польша, которую должны были совместно гарантировать Англия, Франция и СССР, отказалась от военной помощи со стороны Советского Союза. Преодолеть эти возражения Польши так и не удалось. Больше того, переговоры показали, что Англия и не стремится преодолеть эти возражения Польши, а, наоборот, поддерживает их. Понятно, что при такой позиции польского правительства и его главного союзника к делу оказания военной помощи со стороны Советского Союза на случай агрессии, англо-франко-советские переговоры не могли дать хороших результатов. После этого нам стало ясно, что англо-франко-советские переговоры обречены на провал.

Что показали переговоры с Англией и Францией?

Англо-франко-советские переговоры показали, что позиция Англии и Франции пронизана насквозь вопиющими противоречиями.

Судите сами.

С одной стороны, Англия и Франция требовали от СССР военной помощи против агрессии для Польши. СССР, как известно, был готов пойти этому навстречу при условии получения соответствующей помощи для себя от Англии и Франции. С другой стороны, те же Англия и Франция тут же выпускали на сцену Польшу, которая решительно отказывалась от военной помощи со стороны СССР. Попробуйте-ка при этих условиях договориться о взаимопомощи, когда помощь со стороны СССР заранее объявляется ненужной и навязанной.

Далее. С одной стороны, Англия и Франция гарантировали Советскому Союзу военную помощь против агрессии в обмен на соответствующую помощь со стороны СССР. С другой стороны, они обставляли свою помощь такими оговорками насчет косвенной агрессии, которые могли превратить эту помощь в фикцию и давали им формально-юридическое основание увильнуть от оказания помощи и поставить СССР в состояние изоляции перед лицом агрессора. Попробуйте-ка отличить подобный “пакт взаимопомощи” от пакта более или менее замаскированного надувательства.

Дальше. С одной стороны, Англия и Франция подчеркивали важность и серьезность переговоров о пакте взаимопомощи, требуя от СССР серьезнейшего отношения к этому делу и быстрейшего разрешения вопросов, связанных с пактом. С другой стороны, они сами проявляли крайнюю медлительность и совершенно несерьезное отношение к переговорам, поручая это дело второстепенным лицам, не облеченным достаточными полномочиями. Достаточно сказать, что военные миссии Англии и Франции прибыли в Москву без определенных полномочий и без права подписания какой-либо военной конвенции. Больше того, военная миссия Англии прибыла в Москву вообще без всякого мандата, и лишь по требованию нашей военной миссии она, уже перед самым перерывом переговоров, представила свои письменные полномочия. Но и это были полномочия только самого неопределенного характера, то есть не полновесные полномочия. Попробуйте-ка отличить подобное несерьезное отношение к переговорам со стороны Англии и Франции от легкомысленной игры в переговоры, рассчитанной на дискредитацию дела переговоров.

Таковы внутренние противоречия позиции Англии и Франции в переговорах с СССР, приведшие к срыву переговоров.

Где же корень этих противоречий в позиции Англии и Франции?

В немногих словах дело заключается в следующем. С одной стороны, английское и французское правительства боятся агрессии и ввиду этого хотели бы иметь пакт взаимопомощи с Советским Союзом, поскольку это усиливает их самих, поскольку это усиливает Англию и Францию. Но, с другой стороны, английское и французское правительства имеют опасения, что заключение серьезного пакта взаимопомощи с СССР может усилить нашу страну, может усилить Советский Союз, что, оказывается, не отвечает их позиции. Приходится признать, что эти опасения у них взяли верх над другими соображениями. Только в этой связи и можно понять позицию Польши, действующей по указаниям Англии и Франции."


Чуть подробнее. Дело в том, что Вячеславу Михайловичу кое о чём говорить было просто неприятно. Да и сердить депутатов было ни к чему.

17 апреля 1939-го года СССР предложил следующий договор.

"1. Англия, Франция, СССР заключают между собой соглашение сроком на 5–10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Чёрным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств.

3. Англия, Франция и СССР обязуются в кратчайший срок обсудить и установить размеры и формы военной помощи, оказываемой каждым из этих государств во исполнение п.1 и п. 2.

4. Английское правительство разъясняет, что обещанная им Польше помощь имеет в виду агрессию исключительно со стороны Германии.

5. Существующий между Польшей и Румынией договор объявляется действующим при всякой агрессии против Польши и Румынии, либо же вовсе отменяется, как направленный против СССР.

6. Англия, Франция и СССР обязуются после открытия военных действий не вступать в какие бы то ни было переговоры и не заключать мира с агрессорами отдельно друг от друга и без общего всех трёх держав согласия..."


18 апреля, германский дипломат Теодор Кордт телеграфирует из Лондона в свой МИД:

"Советник польского посольства, которого я встретил сегодня на одном из общественных мероприятий, сказал, что как Польша, так и Румыния постоянно отказываются принять любое предложение Советской России об оказании помощи. Германия, сказал советник, может быть уверена в том, что Польша никогда не позволит вступить на свою территорию ни одному солдату Советской России, будь то военнослужащие сухопутных войск или военно-воздушных сил. Тем самым положен конец всем домыслам, в которых утверждалось о предоставлении аэродромов в качестве базы для военно-воздушных операций Советской России против Германии. То же самое относится и к Румынии. По словам г. Яжджевского, хорошо известно, что авиация Советской России не обладает достаточным радиусом действия, чтобы с баз, расположенных на территории Советской России, атаковать Германию. Польша тем самым вновь доказывает, что она является европейским барьером против большевизма".

3 мая на заседании кабинета министров лорд Галифакс сообщает, что запросит Россию, "не будет ли она готова сделать одностороннюю декларацию о том, что она окажет помощь в такое время и в такой форме, которая могла бы оказаться приемлемой для Польши и Румынии".

4 мая Черчилль, тогда в оппозиции, пишет:

"Самое главное — нельзя терять времени. Прошло уже десять или двенадцать дней с тех пор, как было сделано русское предложение. Английский народ... имеет право совместно с Французской Республикой призвать Польшу не ставить препятствий на пути к достижению общей цели. Нужно не только согласиться на полное сотрудничество России, но и включить в союз три Прибалтийских государства — Литву, Латвию и Эстонию. Этим трем государствам с воинственными народами, которые располагают совместно армиями, насчитывающими, вероятно, двадцать дивизий мужественных солдат, абсолютно необходима дружественная Россия, которая дала бы им оружие и оказала другую помощь.

Нет никакой возможности удержать Восточный фронт против нацистской агрессии без активного содействия России. Россия глубоко заинтересована в том, чтобы помешать замыслам Гитлера в Восточной Европе. Пока еще может существовать возможность сплотить все государства и народы от Балтики до Черного моря в единый прочный фронт против нового преступления или вторжения. Если подобный фронт был бы создан со всей искренностью при помощи решительных и действенных военных соглашений, то, в сочетании с мощью западных держав, он мог бы противопоставить Гитлеру, Герингу, Гиммлеру, Риббентропу, Геббельсу и компании такие силы, которым германский народ не захочет бросить вызов."


16 мая начальники штабов разных родов войск Англии представляют правительству документ, в котором указывают, что заключение соглашения с Россией необходимо для создания единого фронта против агрессии, а незаключение такого соглашения и тем более подталкивание России к соглашению с Германией суть "дипломатическое поражение" и "политическая ошибка жизненной важности". Лорд Галифакс отвечает, что "скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами".

До 19 мая французы обещают Польше "начать наступление против Германии главными силами своей армии на 15-й день мобилизации". На переговорах с 23 до 30 мая англичане обещают предоставить Польше тринадцать сотен боевых самолётов.

С СССР же некоторое время ведутся переговоры ради переговоров. СССР откровенно прогибается - со стороны СССР с середины июня переговоры ведут Предсовнаркома и н.к.и.д. Молотов. На приглашение в Москву министра иностранных дел Великобритании лорда Галифакса следует реплика Чемберлена, что такой визит был бы "унизительным". Да-да, реплика того самого Чемберлена, который летал в альпийскую резиденцию фюрера и, задыхаясь, карабкался там по парадной лестнице, чтобы продать Чехословакию.

Только в последней декаде июля английское и французское правительство выражают согласие приступить к переговорам о заключении военного договора. 12 августа переговоры начаинаются. У главы французской делегации ген.Думенка прав на подписание соглашения нет, только на ведение переговоров. У главы английской делегации адм.Дракса нет и того. Зато есть указание британского правительства:

"Британское правительство не желает быть втянутым в какое бы то ни было определённое обязательство, которое могло бы связать нам руки при любых обстоятельствах. Поэтому в отношении военного соглашения следует стремиться к тому, чтобы ограничиваться сколь возможно более общими формулировками."

Ген. Думенк в телеграмме от 17 августа 1939-го года сообщает в родную Францию:

"Нет сомнения в том, что СССР желает заключить военный пакт и что он не хочет, чтобы мы представили ему какой-либо документ, не имеющий конкретного значения".

Сообщения от 18 и 19 августа были приведены выше.

22 августа 1938-го года м.и.д. Франции телеграфирует послу в Варшаве:

"...попробовать предпринять в самом срочном порядке новые усилия перед маршалом Рыдз-Смиглы с целью устранить, пока еще есть время, единственное препятствие, которое вместе с тем мешает заключению трехсторонних соглашений в Москве.

...любая возможность договориться с Советским правительством, что может еще быть обеспечено положительным ответом польского правительства, позволила бы нам ограничить как по духу, так и по букве значение будущего германо-русского соглашения, ставя, по крайней мере, вопрос о его совместимости с обязательствами, взятыми в то же время СССР по отношению к Франции и Великобритании.

Соблаговолите особо настаивать на этом, подчеркивая самым решительным образом, что Польша ни морально, ни политически не может отказаться испытать этот последний шанс спасти мир.

В заключение твердо напомните, что Франция, которая постоянно проявляла дружбу в отношении Польши, предоставила ей значительные кредиты, направила военную технику, оказывала самую разнообразную помощь, сегодня имеет право требовать от нее взвесить всю серьезность отказа"
.

После этого, действительно, вопля - "образумьтесь!" - странно называть "странной" "странную войну" известных стран, не находите? А уж как всё вышеприведённое гармонирует с адскими планами большевизации Европы и атомными ледоколами марки "Резун", не берусь и понимать.

23 августа 1939-го года.

"Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Правительство СССР и Правительство Германии, руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926-го года, прийти к следующему соглашению:

Статья I. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья II. В случае если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Статья III. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Статья IV. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

Статья V. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

Статья VI. Настоящий договор заключается сроком на десять лет, с тем что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Статья VII. Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве 23 августа 1939 года.

По уполномочию Правительства СССР В.Молотов.
За Правительство Германии И.Риббентроп.
Этот договор был ратифицирован: Верховным Советом СССР и рейхстагом Германии 31 августа 1939 г."


Теперь следите за руками. Статья IV касается только наступательных союзов. Однако СССР буквально сразу же предложил Франции и Англии переговоры по заключению оборонительного союза против Германии. Уговори те Польшу присоединиться к такому союзу за неделю... Ответа на предложение СССР не последовало. Последняя возможность остановить агрессора была потеряна.

И вот "поджигатель Второй Мировой войны" В.М.Молотов продолжает свою речь на ВС СССР.

"Советско-германский договор подвергся многочисленным нападкам в англо-французской и американской прессе...

...Доходят, дальше, до того, что ставят нам в вину, что, видите ли, в договоре нет пункта о том, что он денонсируется в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется вовлеченной в войну при условиях, которые могут дать кое-кому внешний повод квалифицировать ее нападающей стороной. Но при этом почему-то забывают, что такого пункта и такой оговорки нет ни в польско-германском договоре о ненападении, подписанном в 1934-м году и аннулированном Германией в 1939-м году вопреки желанию Польши, ни в англо-германской декларации о ненападении, подписанной всего несколько месяцев тому назад. Спрашивается, почему СССР не может позволить себе того, что давно уже позволили себе и Польша, и Англия?

…Разве трудно понять этим господам смысл советско-германского договора о ненападении, в силу которого СССР не обязан втягиваться в войну ни на стороне Англии против Германии, ни на стороне Германии против Англии? Разве трудно понять, что СССР проводит и будет проводить свою собственную, самостоятельную политику, ориентирующуюся на интересы народов СССР, и только на эти интересы? Если у этих господ имеется уж такое неудержимое желание воевать, пусть повоюют сами, без Советского Союза. Мы бы посмотрели, что это за вояки."


И в заключение приведу ещё один документ. Тот самый, секретный-пресекретный протокол.

"Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом.

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года
По уполномочию Правительства СССР В.Молотов
За Правительство Германии И.Риббентроп."


Этот документ почему-то называют "договорённостью о разделе" и всё такое прочее. Из текста протокола буквально следует, что "сфера интересов" в общем случае не является синонимом "территорий, предназначенных к аннексии". Иначе "независимое Польское государство" здесь даже не упоминалось бы, не говоря уж о его границах. Из текста протокола буквально следует отсутствие каких-либо обязательств сторон по осуществлению "территориально-политического переустройства". Следовательно, данный протокол никак не может являться распределением территорий для оккупации, которым почему-то считается. Данный протокол, а равно и основной договор не являются основанием для квалификации СССР и Германии как союзников.

1 сентября 1939-го года вермахт вошёл в Польшу.

3 сентября 1939-го года Англия и Франция объявили Германии войну.

7 сентября 1939-го года Сталин в беседе, если не ошибаюсь, с Молотовым и Димитровым заявил:

"Война идёт между двумя группами капиталистических стран... за передел мира, за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо бы, если бы руками Германии было бы расшатано положение богатейших капиталистических стран... Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались."

При всём здоровом цинизме высказывания, это не высказывание человека, который намерен в ближайшие годы большевизировать Европу. Не тот масштаб, не те запросы. Уточнение: я не считаю, что у Сталина не было планов большевизации Европы вообще. Тем не менее, я полагаю, что приведённая подборка достаточно чётко даёт ответ на вопрос о генезисе войны, об отчаянных усилиях СССР предотвратить войну (что не удалось) и обеспечить себе возможно более выгодное положение в воюющей Европе (что получилось). Конечно, на эти усилия оказывала влияние господствующая идеология, однако в основном они определялись нуждами, характерными для всякого государства.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments