Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О бессмысленности плюсквамперфекта в средней полосе.

Впал во грех. И вроде не виноват, но так получается. Видите ли, читаю по забытой уже ссылке рацеи некоего хвостоглава о происхождении всего и вся от древнего украинства. Грех не посмеяться. И посмеяться тоже грех, над больным-то человеком.

С другой стороны, некоторые моменты при чтении вполне себе узнаются - видел я нечто схожее здесь, причём у людей-то вполне здоровых и неординарных, к которым прислушиваться как раз и не грешно. Нет, речь не идёт о том, что эти люди тоже опираются на ложные сведения или выдумывают исторические факты не отходя от кассы. Тут другое, коротко не пояснишь.

Значит, надо длинно. Ну ладно. Считайте концептуальным.

Я уже говорил, что религия - это средство групповой самоидентификации. Причём не просто средство, а средство естественное и стихийное, а потому корявое.

Вот есть "наши" и есть "ихние". На лицо похожи, по повадкам тоже, и даже слова понять можно, если прислушаешься. Все отличия - слегка несовпадающее место жительства ("то племя, которое за речкой") и следующая из этого несовпадения разница интересов: не всегда большая, зато всегда присутствующая. То есть отличать "наших" от "ихних" надо обязательно: иначе разденут, а то и схарчат в переносном или прямом смысле. При этом каждый раз включать детектор лжи - дорогое удовольствие, да и не изобрели его ещё. Опять же, детишек надобно приучать к такому отличению, а они глупые, им надо объяснить быстро и понятно.

Ясно, что тут нужны пароли и условные знаки, причём зашитые в повседневное общение, а то и защищённые от подделки. Как их обеспечить максимально дёшево, не сходя с места?

Правильно, берём 1 (одного) более-менее смышлёного краснобая, и пусть он выдумывает (или обобщает, или адаптирует, или плагиатит, или варьирует) что-нибудь совершенно абсурдное - то, что сейчас нигде (и особенно у "ихних") не увидишь.

Пусть рассказывает о вселенской битве Асисяя и Умслопогаса, которая породила этот мир, пусть вводит в оборот таинственные знаки и загадочные ритуалы - то есть это для "ихних" они загадочные, "наши"-то знают, что подёргивание левой ногой и верхней губой одновременно есть знак уважения к Асисяю, который после битвы ел волшебную репу и пинал своего боевого барсука... я ведь сказал: абсурд.

Однако абсурд с одной стороны повседневный, а с другой священный, "не замай", то есть защищённый от подделки угрозой совершенно несоразмерных неприятностей.

После чего "ихние" в большинстве случаев распознаются достаточно уверенно ("кукишем крестисся", "кто не скачет, тот москаль"). Их не то, чтобы сразу бросают в котёл, но, садясь играть в карты, просят засучивать рукава, а покупая коней, тщательно разглядывают у покупки зубы.

Сопутствующим эффектом такого различения оказывается появление что у "наших", что у "ихних" вкусных, желательных к занятию мест. Ибо проповедовать, лапшу на уши вешать - это не камушки ворочать и не за мамонтом, язык высунув, бегать.

За эти вкусные места начинается социальная борьба, которая, как обычно, вводится в рамки через оформление некоторой институции - назовём её "церковь".

Ну да, церковь нужна именно и только для того, чтобы ограничивать поголовье проповедников и не давать тем слишком уж озорничать.

Во что это решение со временем упирается? В недостаточную избирательность и в недостаточную же обратимость.

Например, из-за леса, из-за гор пришёл какой-нибудь завоеватель, которому на местные различия наплевать, и нагнул что "наших", что "ихних". При этом администрацию установил общую - или не администрацию, а просто круговую поруку.

Что это означает? Что отличия между "нашими" и "ихними", которые из-за речки, уже мелочь по сравнению отличий между "нашими" плюс "ихними" от "пришлых".

Соответственно, наиболее вкусным местом станет обслуживание отличий "местных" от "пришлых". "Наши" и "ихние" проповедники реорганизуются (полюбовно или с поножовщиной), и мы имеем общую церковь и всенародное единство перед лицом агрессора.

Потом агрессор всё - с местной помощью или без. А единство остаётся, потому как церковное начальство в объединённой иерархии бдительно следит, чтобы ни одна сволочь не вздумала завести свою деляну и уйти в раскол.

Итого печаль: фактические различия между "нашими" и "ихними" никуда не делись и воспроизводятся, а религия как решение по оформлению этих различий - всё, потрачена. "Готовую булочку не испечь заново".

Печаль с последствиями: если "наши" и "ихние" вожди, несмотря на единоверие, начинают готовиться к групповому мордобою из-за торсионного права, то кто-нибудь обязательно стукнет римскому папе: церковная десятина рискует уменьшиться. И вот тут священность как повод к несоразмерному наказанию встаёт вождям поперёк горла. А так хорошо всё начиналось...

Естественно, я крайне обобщаю и утрирую (та же обратимость, она присутствует, просто в недостаточной степени). Однако да, я считаю, что религия у человечества состоялась как стихийный механизм групповой самоидентификации - и как всякое стихийное решение, со временем она перешла в режим головокружения от успехов и перестала делать то, для чего её завели.

И вот что я полагаю важным: на частном уровне эта, условно "церковная" идентификация работала и работает через осознание общего прошлого.

"Свой" - это тот, который от Адама произошёл тем же самым путём, со всеми поворотами и извивами. Соответственно, "чуждость" - это если чьи-то предки пошли в обход, насмеялись над спящим Ноем, были сосланы в Африку, почернели... ну, или просто кричали "распни его". И степень чуждости прямо пропорциональна расхождению цепочек персонажей священных писаний и преданий, ведущих к "своему" и "чужому".

Потом, как я уже рассказывал, понадобилось выбираться из малого ледникового периода, и разразился Вестфальский мир. "Еретиков" отменили, местное начальство прокачали. Верить разрешили во что хочешь без последствий, - правоверных соседей сильно ограничили в благородных инициативах, включающих в себя вилы и факелы - зато римского папу из смотрящих разжаловали. Последней инстанцией оказался местный суверен, налоги для которого обычно важнее правильного числа подпрыгиваний на утренней молитве.

И вот это обстоятельство дало зелёный свет самоидентификации по национальности, в основе которой лежит осознание общего будущего. Изначально на самом примитивном, шкурном уровне: "мы не просто живущие рядом; мы те, кому одно и то же начальство может нагадить одинаковым образом, два раза не вставая и дополнительных распоряжений не подписывая". Дальше - больше. "Война с турками будет?"

Теперь главное. Эти два механизма довольно долго спокойно со-су-ще-ство-ва-ли. Церковь окучивала виртуозов орала и удоя, а национальные настроения витали среди чистой, но зависимой от местной администрации публики. Однако долговременные тенденции складывались не в пользу церкви.

Суверены соревнуются, им нужна армия, причём боеспособная, так что приходится разрешать науку и технику - причём разрешать не только ею заниматься, это полбеды - но и распространять её вне среды рафинированных джентльменов. А такое подрывает позиции церкви. Да, великий Ньютон мог удариться в толкование Апокалипсиса, однако сотня невеликих не-Ньютонов, поднимаясь из низов, просто зарабатывала себе на жизнь, суетясь вокруг сложных механизмов, про которых в Библии ничего не говорилось.

Церковь лишалась нерафинированной скептической публики, а нация её приобретала. Переход не обязательно был резким или хотя бы обозначенным, скептик вполне мог продолжать посещать церковь, просто теперь он это делал для соблюдения национального обычая.

А согласно обычая общечеловеческого, если в популяции есть какая-никакая движуха, то найдутся люди, желающие её ускорить - не обязательно даже из меркантильных соображений. Как это сделать в данном случае? А перехватить общее прошлое, задействовать наработанный церковью способ самоидентификации в интересах нации. Проще говоря, придумать нации историю и таким образом побыстрее и побольше отжать у церкви контингент в пользу нации или любого другого будущего сообщества.

Здравствуйте, всевозможные "будители" и прочие "народники". Здравствуйте, Краледворская рукопись и "Песни Оссиана". Пятичленка, кстати, тоже здравствуй. И здравствуй, непонимание того, что фетиш общей истории имеет для национализма смысл только тогда, когда им окучивают воцерковлённую публику. А во всех остальных случаях это труд а) мартышкин, б) сизифов и в) по обогреву улицы.

Я не спорю, что "остальные случаи" тогда, в восемнадцатом-девятнадцатом веках, казались чем-то невозможным, и не мне тут обвинять кого бы то ни было в том, что эти случаи оказались непредусмотренными.

Однако в начале 1990-х с воцерковлённостью в России оказалось весьма напряжно. Ума не приложу, почему.

Советская власть оставила в наследство популяцию, в которой атеистов было больше нормы, - хотя и намного меньше, чем рапортовали парторги - воцерковлённые еле виднелись над пределами статистической погрешности, а спектр между атеистами и воцерковлёнными был разделён на две неравные части между сравнительно вменяемыми агностиками и теми, кто заряжал воду перед радиоприёмниками во время выступления Алана Чумака.

Хрестоматийная националистическая проповедь здесь в принципе не могла иметь успех. Не было паствы, которую согласно хрестоматии, надо было отжимать. Ни в количестве не было, ни в качестве. Постсоветской популяции общее прошлое не нужно (я, кстати, считаю это эволюционным преимуществом, обидно невостребованным).

На полях замечу, что в яму невостребованности "нового единого прошлого" ухнули все, с плеском, далеко не только условные "националисты". Всякая хрестоматия по раскрутке того или иного мировоззрения написана в XIX веке, когда в церковь полагалось ходить по умолчанию.

В качестве уханья можно привести "сталинский вопрос", который условные "либералы" долго старались решить всерьёз, задействовав вполне советские пропагандистские мощности. Ни фига, хотя улицу обогревали завзято и от души. И вуаля, "советская ностальгия" тоже оказалась в принципе бесплодной. Повздыхать - да, а учитывать в жизненных планах - нее, баловство какое-то.

И вот так получилось лицезреть десятилетия лишней работы, бессмысленного труда c нулевым КПД относительно заявленной цели.

По закону сохранения, конечно, безрассудно приложенная энергия радостно себя явила: чтобы не признавать бессмысленность копошения, средство идентификации объявили целью, а выгодополучателя от неё - функцией самого процесса. "Русские - это те, кто сидел в ГУЛаге" - "Нет, русские это те, кто вставал в атаку за Родину, за Сталина" - "Нет, русский - это православный" - "Нет, русские это наследники ведической солярной традиции". И так далее. Чем бы дитя ни тешилось.

Товарищ майор, надо понимать, важно откинулся в кресле и время от времени лениво аплодировал полезным идиотам, в поте лица создававшим современный политический ландшафт. Иногда товарищ майор пользовался усилиями поощряемых, ваяя пресловутых "россиян" и - под столом - раскручивая вопрос "совков", которых самобеглым идиотам полагалось любить/ненавидеть в порядке приложения сверхурочных усилий.

К чему я это всё? К тому, что ответы на вопросы относительно местной человеческой общности и её отличий от общностей остального мира надобно искать в общем будущем, которое нужно по определению всем, кто не крыловская Стрекоза, а не в общем прошлом, которое не нужно.

И сделано тут очень, очень и очень мало - настолько мало, что официозное телевизионное болботанье насчёт "достойного места в мире" и "свободной рыночной экономики с сильным государственным регулированием" воспринимается комильфо, а всяческие кризисы подкрадываются незаметно, пока пациенты увлечены оспариванием тех или иных особенностей прошлых политических режимов.

И в заключение. Упаси Мелькор понимать высказанное как критику или утверждение превосходства автора. Автор такой же идиот, ибо для того, чтобы сформулировать очень простую по сути своей мысль, ему потребовалось полтора года наблюдать за украинским контингентом, который не только ухнул в помянутую яму "нового единого прошлого", но и стал жрать содержимое этой ямы с криками восторга, создавая это прошлое в реальном времени (кстати, как там, киборги ещё обороняют аэропорт?).

А потом автор ещё и шнырял вокруг вопроса, подводя теоретическую базу и насыщаясь историческими сведениями. И даже теперь он просто обозначил проблему использования некорректной методологии - и не то, что не предлагает её решения, а даже не рассматривает возможное множество таковых. Пока.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, общество, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments