Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Нерукотворность.

Навеяно историей с похищением в Москве шайкой чуркобесов памятника Евгению П. Леонову в образе Трошкина/Доцента, последующим распилом оного и продажей на цветной металл.

Такое, значит, письмишко на деревню в Сколково. И копию в Кремль, для пущей солидности.

Чтоб вам, дорогие кремляне, не дать денежку малую не менее дорогим сколковянам на разработку сравнительно дешёвых строительных материалов - не обязательно таких уж долговечных, лет на пятьдесят с хорошим уходом и покрытием - из которых можно создавать... ладно, вскроюсь... печатать достаточно маленькие детали, типа пальцев на руке.

И, значит, устройства по работе с этими материалами - не один 3D-принтер, а батарея таковых. На целую руку и на отдельно взятый палец - даже в масштабе 1:1.

Другую малую толику отдать программерам и телеметристам, дабы посидели и те, и другие лбом ко лбу, да и придумали сканеры, скорее лазерные, чем ультразвуковые, которые позволяли бы снимать форму поверхности "с точностью до миллиметра", буквально. Мельче и не нужно. Сканеры, которые можно и на треногах ставить, и на квадрокоптерах запускать, с программным обеспечением, которое позволяло бы "сшивать" полученную картинку поверхности... да, угадали: поверхности памятника.

Потом отдельно программеров совокупить с прочнистами, дабы в итоге увидела свет САПР, по каталожному материалу, форме сканированной поверхности, заданному диапазону возможных механических воздействий и ограничениям на массу и габариты отдельно взятой детали считающая необходимый минимум этих самых деталей для конструкции, воспроизводящей упомянутую поверхность памятника. Деталей, подлежащих, см. выше, печати.

Каталог типовых решений ("рука сидящего в позе лотоса") просчитывается заранее и распространяется в дистрибутиве.

Останутся вопросы "бесшовности" соединений упомянутых деталей, защитных покрытий и обработки поверхности, однако рискну утверждать, что и они решаемы, формализуемы и сохраняемы в цифровой форме, которую можно копировать ad libitum. Так, чтобы у памятника как изделия, у которого форма тождественна функции, появился неуклюжий эквивалент "Save/Load", где Save - это сканеры, а Load - всё остальное, принтеры, материалы, много денег (например, собранных с народа через сеть) и планы конструкции.

А потом загнать это под одну федеральную программу, с полагающимися откатами и попилами. Чтобы всякий существующий в стране памятник, стоит он на постаменте сейчас или стоял когда-то, был оцифрован и рассчитан к воспроизводству хотя бы на уровне эскиза ("какие параметры материала потребуются"). Чтобы всякий памятник стал текстом. Вплоть до последнего поселкового "лукича"-генерика. И всякий новый памятник - туда же, в оцифровку, на вечное хранение и в свободный доступ. Отдельной веткой - обработка фоток того, что уже разломали за последние сто лет.

Зачем? Именно за тем. У нас тут сто лет памятники уничтожают и остановиться не могут. Я плохо себе представляю, как можно остановить очередную шайку диких обезьян, социализирующих издержки частного производства эндорфинов... какие именно кличи обезьяны издают и за какую именно справедливость борются, мне наплевать, а в уверения "вот мы самый-самый последний раз свалим-разобьём-уничтожим для победы добра над злом, а тогда уж заживём в мире и согласии" я почему-то не верю.

Если нельзя остановить, значит, надо испоганить результат. Сломать-взорвать-повалить неугодный статуй будет можно, а вот уничтожением памятника это действие перестанет быть. В худшем случае окажется какой-нибудь "цифровой ссылкой" без дикой окончательности и обезьяньего триумфа.

Это всё равно что сейчас жечь бумажные книги неугодных авторов, давным-давно лежащие в цифре в свободном доступе. Покривляться на камеру можно, а победы нет - вероятность возвращения памятника как части исторического текста всегда останется. Такое расхолаживает.

С другой стороны, оно же уничтожает большую часть мотивов к сопротивлению при легитимном сносе прежних памятников - ведь теперь они будут сохранены в цифровом виде, и возможность восстановления, "когда наши вернутся к власти", всегда останется.

Что, в свою очередь, всерьёз повлияет на подбор увековечиваемых фигур, сделает выгодной конвергенцию различных исторических нарративов, причём выгодной для всех. "Не ставить того, за кого потом будут компостировать мозги на предмет сноса и замены".

Точно так же можно обосновать разрешения на частное воспроизводство памятников и установку их на землях в собственности физических или юридических лиц. Туда же положение о местных референдумах, когда в муниципальных образованиях памятники можно будет менять достаточно быстро и к вящему удовольствию жителей.

В пределе можно классифицировать всё множество памятников в стране и каждому классу сопоставить свою процедуру замены - легко видеть, что в режиме "памятник есть текст", обеспеченном вышеобозначенными техническими средствами, эти процедуры для большинства памятников вполне могут оказаться простыми и доступными. Популистскими даже.

Так что почему бы и нет.

Любопытному читателю: это я упражнялся в либеральном мировоззрении. Настоящем, а не том, что у нас тут называется "либерализмом": я не заморачивался credo и заповедями, а прикидывал, как в некотором вопросе чисто техническими средствами можно исключить необратимые действия - исключить с целью снижения социальной напряжённости.

Вроде получается, хотя люди упоротые убеждённые не поймут.

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общество, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments