?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Рай. Рассказ.

Давненько я не баловался художественным словом. Исправляюсь. Под катом длинная, не влезшая в один пост история на несколько очень разных и очень заезженных тем. Два персонажа, один диалог, ибо с ходу, пусть и в несколько приёмов, мне ничего сложнее не написать.

Рай.


Последнюю ночь своего путешествия он провёл в виду Долины. Не спалось. Большую часть ночи он просидел на расстеленном шерстяном одеяле и смотрел вниз, на созвездие удивительно ровных белых и жёлтых огней. Несмотря на холод, костром он не озаботился - из соображений скрытности. Скрытность мало чего стоила, если Долина на самом деле рай, и там на самом деле живёт бог. Или что боги делают вместо того, чтобы жить.

Первую половину последнего дня своего путешествия он спускался по длинной, извилистой, становившейся всё более ухоженной тропе. Долина имела форму почти совершенного круга - кто-то ткнул в горный беспорядок гигантским пальцем с небес. В середине Долины поблёскивало озеро, от него лучами расходились улицы с белокаменными строениями, укрытыми древесной зеленью от небесных пальцев. Людей, или богов, или кого ещё он не разглядел - далеко. По краям Долины явственно угадывались поля и пастбища, разбитые так, чтобы окружающие горы возможно менее застили солнечный свет.

Тропа помолодела, стала мощёной: сперва небрежно, потом всё аккуратнее. Деревья обочь выстроились в правильную шеренгу. Впереди всё непреклоннее обозначалась Стена. Вчера вечером она была краткой белой хордой в окружности Долины, ночью - цепочкой белых же огоньков; маленьких, неотличимых от звёзд. Сейчас она выступила непреодолимой преградой, казавшейся выше гор - в двадцать его ростов, без башен и бойниц, с поверхностью, отшлифованной до ледяной гладкости, если верить легендам.

Легенды, противореча сами себе, гласили, что прикосновение к Стене убивает. Тут они лгали - всякое волшебство перестало действовать ещё за три дня пути до Долины. А насчёт гладкости нет. Он провёл широкой ладонью по белым камням Стены: прищурившись, искал почти незаметные щели между правильно отёсанными блоками. Вздохнул и, следуя тропе, превратившейся в дорогу и впавшей в пожранную тенью Стены площадь, прошёл к Железным Вратам.

Легенды лгали и тут: Врата не были ни железными, ни Железными. Ощущение под рукой было незнакомым. Ни колец, ни скоб, ни смотровых щелей, ни петель у Врат не было. Просто две гладкие створки неизвестной толщины, каждая двум лошадям разъехаться.

Он постучал. Сперва наконечником посоха, потом набалдашником. Подождал. Постучал снова. Вздохнул и несколько раз крепко пнул Врата ногой. По-настоящему крепко пнуть не получилось, подошвы сапог были мягче, нежели те, к которым он привык.

- Безобразие, - пробормотал он. - Тоже мне, рай.

Cперва сбросил с плеч тюк с поклажей, а затем отстегнул висящий на спине меч и положил его рядом с тюком, в котором стал рыться. Достал несколько железных и костяных кругляшей, повозился с ними и собрал длинный составной рог.

Звук рога получился громкий и противно скребущий. После девятого или десятого прерывистого завывания Врата отворились - точнее, разошлись в стороны. За Вратами оказался длинный проход, освещённый белыми шарами на потолке и ведущий к солнцу и аллее, мало отличимой от той, что привела его к Стене.

Ещё в проходе стоял человек. Или бог, или кто он там. У стоявшего, облачённого в различимо старый, многажды чиненый и явно не подходящий ему кожаный доспех, в левой руке было древко с обвисшим на нём знаменем тёмной ткани, а в правой был длинный изогнутый меч, клинок которого мирно расположился на плече стоявшего. Стоявший был ниже среднего роста и не сильно, но различимо кривоног.

Пришедший посмотрел на стоявшего, разобрал рог на прежние кругляши, которые нарочито медленными движениями запихнул обратно в тюк с поклажей.

- Ну? - спросил стоявший в проходе пришедшего на языке, который был тому не родным, но знакомым. - Чего надо?

Пришедший, по-прежнему медленно, поднял прислонённый к тюку меч и освободил его от ножен.

- Мне не важно, с какой целью ты пытаешься смутить меня иллюзиями... - торжественно начал он, на ходу вспомнив, что волшебство окончилось, иначе дорогие амулеты под просторной походной накидкой упредили бы его.

- Сам ты иллюзия, - добродушно прервал его стоявший. - То есть мы оба настоящие. Привет. Давно не виделись. Долго же ты раскачивался.

И помахал левой рукой с зажатым в ней древком. Знамя полоснулось из стороны в сторону. Пришедший узнал на нём белый кошачий череп в окружении светло-синих букв алфавита того самого языка, на котором шёл разговор.

- Тёмный Вождь, - сказал пришедший уже на родном языке, стараясь то ли убедить, то ли разубедить самого себя. - Здесь.

- Ты заходи, раз пришёл, - на своём наречии откликнулся названный Тёмным Вождём. - А то Врата нараспашку, неудобно, рай всё-таки. Меня прислали тебя проводить, объяснить, что тут где. Давай, Заступник, не мнись.

- Я пришёл за... - начал Заступник, но Тёмный Вождь и тут его прервал:

- Знаю. Все знают. Даже она, может быть, знает. Пошли уже.

Ухоженный парк за Стеной на рай не тянул. С другой стороны, подумал Заступник, вечное блаженство в стране блаженных всё же должно быть состоянием ума, а не эффектом чувств. По крайней мере, придворные жрецы на праздничных вещаниях рассказывали именно об этом.

Он и Тёмный Вождь - или нечто, на Тёмного Вождя похожее - шли рядом по не тянущему на рай парку. Оба меча были убраны за спины. Тёмному Вождю достать свой было бы намного труднее, но он, похоже, этим не беспокоился.

- Странноприимный дом во-он там, с едальней и прочим, - показал знаменем на полускрытое листвой строение Тёмный Вождь. - Всё как в детских сказках: невидимые слуги, волшебная музыка, вино без похмелья, призрачные танцовщицы, вусмерть надоедает за неделю. Я живу на окраине, ведаю несколькими огородами и большим садом - к себе, извини, пока не приглашаю, жены дома нет, она у беременной невестки, а приём гостей - её дело, она обидится.

- Мне не нужно твоё гостеприимство. Мне нужна Элентина.

Тёмный Вождь остановился, повернулся к Заступнику и начал говорить негромко, быстро и зло.

- И ты что, хочешь тут бегать и орать "Элентина, выходи"? В дудку свою будешь верещать? Богу не понравится. Ангелам тоже. Слушай, я к тебе не питаю тёплых чувств. В последний раз ты своим сияющим двуручником меня чуть не располовинил. Такое не забудешь. Однако вот так вышло, что ты сюда добрался, и я тут единственный твой знакомый в наличном виде. Не хочешь моих разъяснений - вон иди, подойди к первому встречному ангелу, он даже отвечать не станет - просто улыбнётся и перемешает тебе мысли в башке так, что ты сразу всё поймёшь. Давай, иди. Я после такого неделю слюнями капал и глазами хлопал. Понял, как чувствуют себя писатели священных книг. У меня, правда, выбора не было - я тогда тут был единственный человек. Давай, доставь мне радость узреть Заступника, опачканного от духовности.

- Хорошо, - согласился Заступник. - Вон скамья. Посидим, поговорим, разойдёмся.

- Другой разговор, - в голос Тёмного Вождя вернулась гостеприимная снисходительность. - Присядем.

Они присели. Материал скамьи был тем же, что и материал Врат, а вид её - много проще вычурных сооружений в дворцовом парке. Тёмный Вождь отставил знамя - неужели то самое? зачем он его вытащил? помнит, значит? - и прислонил его к высокой плавно изогнутой спинке скамьи.

- Если не возражаешь, я о себе, - сказал он. - Так проще объяснить.

Заступник дёрнул плечом. Проще так проще. Тёмный Вождь посмотрел вдаль пустынной аллеи, то ли выбирая слова, то ли вспоминая заранее подготовленные.

- В месяц листопада восьмого года моего Принципалитета, - начал он, - сравнивая отчёты своих генералов, шпионов и каптенармусов, я убедился в том, что твоя банда авантюристов и чересчур многочисленный сброд, гордо именуемый "ополчением Вольных территорий и Прежних королевств" - явно в божественном фаворе. После чего я велел прекратить войну - то есть отбить у сброда охоту приходить к нам и водружать свои знамёна над нашими посёлками, но самим не лезть на это лоскутное одеяло из "вольных" и "прежних". Кроме того, я отозвал свой расторопный люд от твоей банды и написал тебе письмо, - ты тогда читать-то умел? - в котором изложил свои построения и предложил мир.

- Не получал, - сказал Заступник. Это было правдой, хотя воспоминания двадцатилетней давности включали в себя некое плотно запечатанное послание, которое в целях убережения от колдовства Тёмного Вождя спалили на костре.

- Не получал так не получал, - пожал плечами Тёмный Вождь, он же Первый принципал Объединения, если не ограничиваться только той историей, которую пишут победители. - Так или иначе, твоя банда якобы тайно дорвалась до моего загородного обиталища, - укреплённого кое-как - устроила там разор и уничтожила вселенское зло в его, то есть моём логове. Плюс-минус иллюзии и заранее подготовленный обвал нескольких несущих стен, якобы под действием вашего боевого волшебства. А кроме того, я не носил чересчур богатых, пышных и отличимых одежд. Скромность окупается.

- Хвастаешься? - спросил Заступник.

- Благо есть перед кем, - согласился Тёмный Вождь. - Здешние не очень понимают, а пришлым быстро надоедает. Так или иначе, в сухом остатке: когда я понял, что дела мои обязаны своим успехом божественной помощи, я свернул своё предприятие и удрал. Нам, городским, такое проще, мы не на земле сидим. Ты, деревенский, в том же самом фаворе после победы подался в надсмотрщики за поверженным злом, моё Объединение на лоскуты драть. Как, не обрыдло?

Вопрос не подразумевал ответа. Не обрыдло бы, Заступник не сорвался бы на край света в одиночку.

- Видишь ли, - продолжил бывший Первый принципал, - бог приложил руку и к тому, что я, третий сын не самой выдающейся патрицианской семьи, собрал Объединение под себя и всерьёз намеревался захватить обитаемый мир. Долго доказывать, так что просто прими на веру: таких случайностей не бывает. И когда я увидел, что следующая стадия божественного промысла включает моё удаление, то я решил удалиться сам... попутно, думаю, сильно облегчил жизнь своим подданным. Одно дело справедливая война до ужасного конца с выбиванием большей части мужского населения, другое - мирное вызволение из Объединения всё новых баронств и маркизатов под благосклонным взором Заступника. Возвращение древних вольностей, изобретение новых свобод...

- Ревнуешь? - проворчал Заступник.

- А как же. Однако это не главное. Главное в том, что я попробовал постичь божественный замысел вместо того, чтобы покорно ему следовать. И тут ревновать должен ты - хотя кто вас, деревенских баронетов, знает... Ведь я этот замысел постиг. В какой-то мере.

- Да ну? - про Элентину Тёмный Вождь пока не сказал ни слова и, похоже, не собирался. Заступник решил какое-то время потерпеть.

- Видишь ли, бог откормил меня и мою страну на убой тебе и твоему отребью. Потому что бог милостив и благожелателен, предоставляя людям самим творить смертоубийства и разорения. Во имя добра или там справедливости. Что сейчас, четверть века спустя, знают о том противостоянии? Поднялся Тёмный Вождь, бу-бу-бу, армии под кошачьим черепом, ду-ду-ду, власть тьмы, гу-гу-гу, горстка героев и войско добровольцев как последняя надежда мира, а-ха-ха, распустим его империю и будем жить долго и счастливо. Мораль для всех патрицианских и баронских отпрысков на ближайшие двести-триста лет: не надо собирать земли и устанавливать на них единый порядок. Для чего и затевалось, причём не в первый раз. Если верить хроникам, то в четвёртый - хотя не так кроваво, как в предыдущие разы, спасибо мне. Предшественничков также раскормили, а потом показательно прирезали с божьей помощью. Богу нужно возможно больше цветов на географической карте.

- Зачем?

- Вот и я задумался, зачем. Сидел в лесу, безо всякого волшебства, чтобы вы не выследили, грелся у костерка, разведённого в яме, и думал, зачем. За неимением иных занятий решил пойти и спросить, ибо легенду про здешний рай я слышал и, пользуясь своими полномочиями, кое-как проверил по запискам путешественников и прочим откровениям, а память у меня отменная, властителю без такой никак. Ты ведь по моим следам шёл. Как и остальные люди, что здесь остались. Я был первым.

- Ну хорошо, добрался ты сюда, спросил первого встречного ангела, опачкался от снизошедшего откровения. Что тебе сказали?

Тёмный Вождь поднялся:

- Пошли, покажу. Слов тут недостаточно.

Первого ангела они встретили через пару сотен шагов. Ангел почти ничем не отличался от человека, разве что был на две головы повыше, поухоженнее, а его одежды состояли из невероятно гладких, роскошных тканей. Ангел с отсутствующим видом кивнул Тёмному Вождю и пошёл дальше по своим ангельским делам. Крыльев у него не было.

Тёмный Вождь и Заступник вышли на улицу, оформленную двумя рядами белых трёхэтажных строений с одинаковыми широкими застеклёнными окнами. Улица спускалась к озеру. Ангелы-прохожие обоих полов не обращали на них внимания, однако редкие люди - тоже ухоженные, но всё-таки пощуплее, порастрёпаннее и в одеждах привычного кроя - останавливались и смотрели. Похоже, их удивлял не столько Заступник, сколько облачённый в доспех, вооружённый и знаменосный Тёмный Вождь.

Тот иногда махал им рукой - мол, потом объясню. Древко знамени он пристроил себе за спину, и теперь Заступник то и дело отклонялся от норовящего задеть его по лицу полотнища.

- Кое-что я угадал сам, - хвастался бывший Первый принципал на ходу. - Видишь ли, когда человек живёт в мелком княжестве, или баронстве, или на Вольной территории с её анархией, то он лучше плодится. Девятый сын и вправду важен, если граница с таким же, как ты, ближе горизонта. На всякий случай. А если всякого случая нет, девятый сын сочетается с чьей-нибудь девятой дочерью, и парочка отправляется искать счастья. Поэтому все эти пограничные стычки, выкручивание рук из-за транзитов, примогенитур и сервитутов, и постоянный поток переселенцев на окраинные земли, где даже по-настоящему высокие деревья ещё не принялись, одна укрепи-трава. А у меня в Объединении - не у меня, конечно, а если бы кто-то наперекор божьей воле такое сколотил - оно не работало бы. Жили бы осёдло, четыре ребёнка в семье, никто никуда не хочет. А богу это не нужно. Бог нами землю заселяет. Пустыня, адиабат-трава, укрепи-трава, первые деревца, насекомые, птицы, овощи-фрукты-цветы-сорняки-собаки-люди, леса-поля... от сотворения мира четырёх тысяч лет не прошло, нам ещё шириться и шириться. Школяры не врут, мир большой такой шарик.

Заступник слушал вполуха, смотрел по сторонам. "Хороший обычай", - подумал он. - "Одинаковые таблички на домах. Наверное, название улицы. Для неграмотных можно помечать цветом или несколькими. Правда, тогда и улицы будут называть Красно-Белыми или как-нибудь так. Ремесленники обидятся, мясники особенно".

- Дальше сложнее, - продолжал вещать Тёмный Вождь. - А зачем богу заселять нами землю? Нет, богословы и всякие прочие мудрецы выдадут тебе сто тысяч возвышенных причин в обмен на твои пожертвования, однако в действительности причина может быть только одна: справедливость. Долг платежом красен. Бог населяет землю людьми, чтобы люди тоже что-нибудь населили богом. Или в обмен за то, что уже населили.

Последовавшая пауза мнилась Тёмному Вождю ораторской победой, и он держал её наивозможно долго, выжидая недоуменного вопроса от поражённого собеседника. Заступник разглядывал низкие литые оградки, отделявшие улицу от участков короткой узколистной травы под окнами зданий. Окна оказались тёмнозеркальными, помещений не было видно. Впрочем, одно из окон на втором этаже было приоткрыто, и Заступник заметил толстого рыжего кота, лежавшего на подоконнике и гревшегося на солнце.

Так что Заступник Тёмного Вождя не переспрашивал и сказанному не поразился. Так и шли молча.

Улица закончилась, потянуло прохладой. На площади у озера, где заканчивалась улица, в окружении древних деревьев стоял... наверное, храм. Небольшой, вряд ли внутри могло поместиться более двух-трёх десятков человек - и то пришлось бы толпиться. Крыша храма была круглой, а не плоской, как у остальных зданий. К высокому дверному проёму без двери вели ступени.

Возле храма собралось с дюжину ангелов и примерно столько же людей. Он прогуливались, негромко разговаривали, читали книги или что-то, напоминающее их формой и размерами - Заступник ежегодно наблюдал мозаичное панно, изображавшее нечто очень похожее, во время удивительно скучных и незапоминающихся торжественных собраний в столичном Университете, почётным попечителем которого он состоял. Панно располагалось в Ораторском зале, напротив Президиума, и Заступник успел изучить его в мельчайших подробностях. Да, очень похоже.

Тёмный Вождь вновь помахал тем из собравшихся, что обратили на них внимание, и вежливо указал Заступнику на очередную скамейку возле кромки неподвижной воды. Заступник заметил, что невдалеке на такой же скамейке расположился ангел с удочкой и деревянным ведром с железной ручкой. В раю водилась рыба. Должно быть, ею кормили райских котов.

- Знаешь, когда-то давно... вот по-настоящему давно, задолго до сотворения этого мира... люди - не здесь, а в мире другом, предыдущем, узнали, что звёзды - это солнца, а тогдашнее Солнце - ближайшая звезда. Ну да, сейчас это все знают, от мальцов до жрецов. Тогда это было ново. Ещё новее получилось, когда посчитали, можно ли добраться от звезды к звезде. Вышло, что нет. Слишком далеко. Надо подняться за небо и лететь тысячи лет, а человек столько не живёт.

У ангела клюнуло. Дёрнулась удочка, в солнечном пятне блеснула чешуя.

- Хватит, - сказал Заступник. - Я пришёл сюда в поисках Элентины. Я терпеливо тебя слушаю и уже думаю, что лучше бы мне слюнявиться и глупо моргать после разговора с ангелом. Он не будет нести ерунды про божественную помощь, девятых сыновей и тысячи лет. Он просто ответит - "да" или "нет", а слюни я как-нибудь переживу.


(окончание)

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger