Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О переименованиях, в частности и вообще.

Тут, говорят, станцию московского метро "Войковская" то ли собрались переименовывать, то ли не собрались, то ли голосуют в Интернете, то ли поломали счётчик. Естественно, в сетевых комментариях случаются выпученные глаза и слюнные брызги вплоть до "проголосовал против переименования - это ты сам тогда стрелял в царя". Можно подумать, что стрелять именно в царя - нечто особенно плохое по сравнению со стрельбой от имени царя.

Впрочем, это дело давнее и мне безразличное, а вот попытки придать возможному переименованию оттенок истерики - дело нынешнее и мне не нравящееся.

О чём и пойдёт речь. Под катом занумерую несколько тезисов и длинное заключение.

1. Гражданская война в России была не только процессом смены суверена, но и процессом смены типа суверена. На место суверена типа "династия", - ну или "Царь", это как кому - водворился суверен типа "Партия". Кто хочет, может сравнивать их самостоятельность, это здесь не важно. Я говорю о разных сущностях.

2. Отсюда следует, что не сбежавший вовремя царь был обречён. И наследник, скорее всего, тоже. Однотипного суверена можно было бы держать где-то за границей в изгнании, приставив к нему своих людей, чтобы тот тихо спивался и не бузил насчёт реставрации. Разнотипным суверенам, особенно если нынешний спятил на мессианстве, на одной планете места мало.

Впрочем, вряд ли в формирующейся Партии хотя бы предполагали эту возможность. Личный состав не тот. Так что, имхо, вряд ли там всерьёз рассматривали альтернативу физическому уничтожению как минимум Николая А. Романова и Алексея Н. Романова - и неважно, где происходило рассмотрение: на Урале или в Москве. Напомню, что именно Войкову приписывается активное участие в продавливании самого решения.

3. Уничтожение предыдущего и по-прежнему потенциально опасного суверена было проведено исключительно грязно. Более того, если убийство Николая А. Романова и Алексея Н. Романова несло описанные пунктом выше выгоды, то остальные жертвы суть жертвы бессмысленной и, полагаю, в принципе неоправданной жестокости, у которой, по моему мнению, и в самом деле были иррациональные основания.

4. То же самое относится к организации самой акции. Усилия, которые были приложены для сокрытия тел, вызывают вполне резонное недоумение: простите, а как собирались предупреждать самозванство (примем, что царь был достаточно популярен для)?

Или, докручу вопрос до полного неудобства, почему самозванства при таких условиях всё же не было - кто его пресёк: кто, с кем, когда, где и о чем договаривался?

5. Теперь неочевидное. Всякий актуальный суверен старается не привлекать излишнее внимание к событию смены суверенов с предыдущего на себя, любимого. Почему? Да потому, что он желает быть в глазах подданных вечным, бесконечным, изначальным и единственно возможным - и нечего обращать взор хотя бы и к давно прошедшим альтернативам.

Понятно, что с развитием средств записи и коммуникаций претендовать на бесконечность всё сложнее, однако ж драйв никуда не девается. Именно поэтому уничтожение царской семьи при Советах было сноской на полях учебника истории, да ещё и с примечанием "местная самодеятельность".

6. Из предыдущего пункта следует, что Войкова (или кто он там на самом деле) увековечили не за стрельбу по царю и вообще не за дореволюционную карьеру: перевоз взрывчатки, участие в покушении на ялтинского градоначальника, и только-то, а потом десять лет за границей и "пломбированный вагон". Да и вообще персонаж-то... он из меньшевиков в большевики переписался в августе 1917-го на почве интернационализма и презрения к оборончеству; и секретарил у замминистра труда Временного правительства.

7. Напомню, что пресловутая станция метро "Войковская", открытая в 1964-м - это из-за Чугунолитейного завода им. П.Л.Войкова ("Искра вагранки" - какая прелесть!), а не в честь него самого. То есть именно завод проименовали - подчеркну, ИМЕНИ П.Л.Войкова, а не "Войковский", не "деревня Заманиловка" - в 1927-м году, сразу после того, как Войков был убит в Варшаве.

Логично предположить, что здесь сыграл обычный для раннесоветского времени грубый истеричный энтузиазм, замкнутый на начальство. Тот разлитый в воздухе "культ личности", который впоследствии был оформлен и стерилизован единым "культом личности Сталина" (именно потому я считаю последний явлением, положительным для своего времени).

8. При этом основания к такому именованию - да, были, причём, с моей точки зрения, совершенно издевательские. Де-факто Войков оказался мелким адептом мессианского учения, убитым в нарушение обычая неприкосновенности на чужой, непросвещённой пока, варварской земле.

У всяких церквей такого добра в коробушках полно, потому что такое всегда срабатывает при окучивании человеческого материала. Даже если очередная церковь кичится своим атеизмом.

9. Убийства лиц, осуществляющих дипломатическую миссию - это нехорошо. Об этом надо помнить вечно и при всяком удобном случае предъявлять безразлично прошлых, текущих и будущих политических режимов у нас и у соседей, некогда такое допустивших. Не слушая высоких оправданий. Топонимика здесь не хуже иных средств сохранения внимания на долгую историческую перспективу.

Заключение. Сплошное "имхо", конечно же.

Надо ли называть нечто новостроящееся именем Войкова? Категорически нет, персонаж замарался в лишних, ничем не обусловленных жертвах при очень важном УНИКАЛЬНОМ политическом действии и крайне грязном исполнении такового, причём замарался лично, без оправданий некомпетентностью исполнителей. Не с такого брать пример на будущее.

...представьте себе. "В свет вышла сенсационная книга-разоблачение "Смерть в Ипатьевском доме". Автор, известный своими расследованиями журналист Собчак-Ахеджаков, доказательно утверждает, что низложенный в 1917-м году Николай II был отравлен химиком-большевиком Войковым, а вовсе не умер от инфаркта перед самой отправкой царской семьи в Германию московским правительством. Более того, именно Войков спровоцировал то ужасное кровотечение, от которого несколько ранее погиб юный Алексей. Анна-Елизавета, глава Дома Романовых в изгнании, внучка Ольги Николаевны Романовой, отметила в интервью газете "Шпигель", что пока не прочла эту книгу, однако воспоминания её прабабушки, родной и двоюродных бабушек, а так же мемуары лейб-медика Евгения С. Боткина указывали на..."

И так далее. Это, конечно, очень другая вселенная, но согласитесь, что условному "советскому" защищать такое было бы намного легче. Сравнительно с имеющим место.

Надо ли разыменовывать нечто "имени П.Л.Войкова"? Категорически да, по тем же причинам. Важное примечание: переименовывать прежние "им. П.Л.Войкова" нужно только можно именами дипломатических работников прошлого (без перерывов на тот или иной режим), погибших на своём посту и до того не замеченных в художествах войковского типа.

Для сохранения и даже усиления полезной составляющей долговременного привлечённого внимания.

Чем "имени П.Л. Войкова" отличается от "Войковских"? Вторые всё же используются для географической, а не политической привязки.

Однако политическая составляющая по-прежнему присутствует, пусть и в меньшей степени. Более того, без смены имени "войковский" на нечто иное она останется здесь навсегда, а объяснение, откуда текущее название происходит, так и пребудет в двух кликах мыши. Докалывание штыками, обрубки тел, кислота.

Значит, переименовывать всё-таки надо.

С другой стороны, все эти нынешние выпученные глаза и истеричные слюни к Войкову имеют самое косвенное отношение - он давно умер, если что. И я совершенно не хочу давать здесь и сейчас каких бы то ни было концессий людям, рассуждающим в стиле "все, кто голосовал против переименования, убили царя".

Я не хочу занимать своей поддержки носителям такого пыла, безразлично их убеждений. Чтобы потом какая-нибудь в очередной раз одухотворённая высокими идеями толпа не зашла ко мне в гости на предмет моего участия в геноциде мадианитян за тысячу лет до новой эры.

Не говоря уж о том, что эта публика, как правило, поддержки и достигнутого с её помощью - не ценит. "Это нам боженька за нашу праведность помог, а ход мировой истории за нашу сознательность - какие ещё обещания и долги?!"

Нафиг-нафиг, пусть бегают с хоругвями у себя во дворе, а не у меня.

Значит, переименование не должно быть торжественным. Точнее, оно не должно быть единомоментным, с вынуждением тех, кто его не хочет, к явному подчинению, а тех, кто был к нему безразличен, к внезапным неудобствам.

Что это означает в применении к конкретным "войковским местам" и им подобным? Элементарно: двойные/множественные названия. Но. С постепенно изменяемыми градациями присутствия своих составляющих.

Примерные градации присутствия составляющей названия: электронные базы данных, сначала сугубо государственные, потом с распространением по всем заинтересованным предприятиям, потом предоставляемые к выдаче поисковиками и зависящими от них навигационными программами, - здесь более чем уместны опции "показывать старые/новые/дополнительные/предлагаемые названия" - потом QR-коды на табличках, потом двойные таблички. Это пик.

Сама смена градаций может занимать месяцы, годы, десятилетия - и, скажем, пик должен быть действительно долгим, десять лет минимум (впрочем, это обсуждаемо).

Затем прежняя составляющая идёт на убыль, съёживаясь до государственных баз данных и архивов, - опять же, в два клика от поисковика на всю оставшуюся вечность - а новая остаётся на виду.

Регламент процесса: сроки хранения названий-претендентов, точки подтверждения смены названий и точки выбора новых, процедуры такового подтверждения - представляется мне эффективно кодифицируемым, на уровне "один раз принять закон на следующую тысячу лет".

Там будут интересные и небесполезные эффекты - в частности, можно косвенно оценивать медленно меняющиеся составляющие общественного мнения и проч., но сейчас речь не об этом.

И вот тех, кто принятие такого закона включил бы в свою политическую программу, я бы поддержал. Оно того стоит.

Итого, я "за" переименование "Войковской", но "за" в степени, не достаточной для участия в нынешнем изводе процедуры такого переименования.

Ибо я считаю, что этот извод вреден сам по себе в силу своего несовершенства, и вред от него, в отличие от уже состоявшегося вреда, приписываемого Войкову, наступит здесь и сейчас и скажется в будущем.

Будущее ценнее прошлого. Общественное согласие ценнее очередной "истинной веры" или "нравственности".

Я надеюсь, что ХХ века у нас тут хватило для усвоения этих уроков в степени, достаточной для предотвращения новых занятий.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: история, общество, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments