Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:

Человечность.

Вот попадётся же на глаза, а? Какой-то то ли агнец божий, то ли ещё не обретшее бога мясное животное трогательно рассуждает о человечности. Ну да: любить-прощать-уступать-потворствовать. Вы себе представляете, поэтому ссылок не будет.

Может быть, я понимаю человечность неправильно, зато сильно по-другому.

Человек от четвероногой и четверорукой скотины отличается тем, что у него на некоторой малой доле всякого рода "естественных", химически обусловленных позывов, на реакциях нижнего уровня установлены тормоза и фильтры. Много. Разных. Соперничающих друг с другом. Отменяющих друг дружку, замедляющих и усложняющих "рефлексы" до полной их неприменимости в соответствии с эволюционными императивами.

У скотины такое тоже присутствует, особенно у дрессированной, но у человека больше. Хотя, повторю, все эти дела даже у человека оседлали много меньшую часть "рефлексов", нежели та, что осталась без присмотра. Как бы мы себе ни льстили.

Так вот, человечность, основа признания себя человеком, по моему скромному мнению - это способность учитывать тот факт, что некоторая часть поведения окружающих в принципе неестественна. Способность понимать как извращение/чудо/достижение то, что вместо того, чтобы треснуть Вас по голове и уволочь в пещеру на предмет ужина, человек продаёт Вам айфон, чтобы потом на долю малую от выручки купить себе поесть.

"Способность учитывать" включает в себя понимание того, что сама неестественность поведения - все эти тормоза и фильтры - носителя этого поведения может раздражать или, наоборот, радовать. Видели людей, которые прутся от собственной вычурной вежливости? Да, оно; однако оно так у всех.

Равно "способность учитывать" включает в себя понимание того, что у неестественного поведения существуют границы, то бишь какие-то "рефлексы" у собеседника вполне могут оказаться необлагороженными или облагороженными слабо, нестойко; что те или иные границы в разговоре или иной совместной деятельности надо сперва ощупывать, а не смело переступать.

И уж, конечно, "способность учитывать" подразумевает способность планировать собственное поведение, исходя из имеющихся наблюдений за окружающими.

Вот эти три вещи - понимание неестественности человеческого поведения, в том числе своего собственного, понимание границ этой неестественности и формирование собственного поведения относительно этого понимания в сумме я бы и назвал человечностью.

К прощению и потворствованию человечность в моём понимании никак не сводится - напротив, готовность дать по рукам, естественным образом протянувшимся к случайно замеченному вкусному, в моё понимание человечности входит изначально. Как и готовность отказать контрагенту в осмысленном поведении, по-коллинзовски объяснив всё воздействием химии, хотя бы и от желёз внутренней секреции.

И, докручу уже до предела, человечный человек живёт в мире, где всегда существует шанс, что самый пенснистый профессор вдруг встанет на четвереньки и поскачет кусать аспиранток за ляжки. Шанс мизерен, но он есть.

Кстати, здесь работает одна из ловушек человечности как свойства, обусловленная особенностями её носителя - само "наличие шанса" человек имеет обыкновение понимать как "чуть меньше половины", и, напротив, "почти невозможно" как "совсем не бывает" - так что сказанное чуть ранее насчёт профессора многие сочтут наветом и/или выдумкой.

По-всему-этому человечность поддерживать трудно, и она, как правило, ситуационна.

В отличие от готовности накормить собой всякого желающего. Уж её-то можно привить перманентно. "Под сладкий лепет мандолины"(с).

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments