Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

Аналізуй це.

Давно не шаркал по украинской теме. Запишу то, что понимаю сейчас, правильно или нет.

Предупреждение. Под катом - самые расплывчатые описания процессов, по моему мнению, идущих сейчас на этом куске географии.

Я полагаю все эти процессы идущими одновременно и влияющими друг на друга. Когда и во что это квантовое безобразие сколлапсирует, я не знаю. У меня нет сведений, позволяющих сколько-нибудь надёжно определить весы этих процессов. Поэтому всё написанное, могущее быть истолковано как прогноз, помечено одним большим "имхо". И множеством маленьких.

Оставляю за кадром собственные мечты и опасения, а равно свожу к неизбежному минимуму упоминания активного внешнего участия в описываемые процессы. Всё сказанное ниже элементарно опровергается, если верить в заговор. Впрочем, так же опровергается и всё остальное, до Птолемеевой системы включительно.

Наконец, прошу читателя простить меня за употребление слова "элита".

Итак.

1. "Европейская Украина" может быть только окраиной ЕС при минимальных обязательствах Брюсселя и с максимальной зависимостью от положения дел в экономике ЕС: никакого членства, пока оно хоть что-то стоит. "Европейский выбор" Украины может состоять только в приспособлении общества к этому статусу: упрощении экономики, уничтожении предпосылок к повышению качества человеческого материала.

Это не волюнтаристское злодейство европейских элит по каким-то "высшим соображениям", это логистика.

Экономическая важность Украины для ЕС прямо пропорциональна её статусу "ворот в РФ" (не единственных), что противоречит "ситуации на Донбассе". Наличие политических границ на том, что администрация Украины почему-либо считает своей территорией, ЕС затрудняет постольку, поскольку эти границы не проницаемы для товаров, капитала и рабочей силы.

Вероятно, в перспективе логистические возможности трансатлантического партнёрства ЕС и США повысят экономическую важность Украины "самой по себе", как рынка сбыта и сколько-нибудь квалифицированной рабочей силы - до этой окраины станет проще дотянуться.

Другое дело, что до этого времени деградация будет продолжаться - возможно, выйдя на плато. Упрощение производств, сокращение производственных цепочек, миграция рабочей силы, утрата квалификации её остатками.

Думаю, что с осознанием этого в течение ближайших лет со стороны украинской администрации будет нарастать желание смягчить эти эффекты и продержаться до нового раунда "евроинтеграции" в сколько-нибудь приличном состоянии, обратившись за спонсорством со стороны РФ. "Смена курса", "смена персоналий" как тактика осуществления такого обращения подразумеваются.

Тем не менее, механизмы воспроизводства "проевропейских" убеждений на украинской территории затронуты не будут, или они будут затронуты только после самого упорного сопротивления, ибо задачу обеспечения своей привлекательности для зарубежных элит РФ так и не решила.

2. Политическая стоимость Украины для ЕС может вырасти только в ситуации её дальнейшего распада, "наступления России на Запад" - это фундаментальный многовековой мем с возможностями масштабной и быстрой обналички.

Необходимо отметить, что нынешняя РФ подчёркнуто признаёт и использует гражданские механизмы определения принадлежности территории (не только их, конечно), а они суть вещь хрупкая, неуклюжая и дорогостоящая. Срабатывает медленно, легко поломать, а значит, для местных администраций/олигархий (областной уровень и ниже) выглядит не слишком предпочтительно сравнительно с обыденщиной, даже в ситуации постепенного ухудшения благосостояния.

Сколько-нибудь действительный сценарий отхода очередной области от Киева в гордом одиночестве я вижу только как результат сотрудничества самого Киева и Москвы с целью повышения политической привлекательности Украины для условного "запада". На кой такое понадобится Москве, затруднюсь ответить. На кой Киеву в отсутствие согласия Москвы понадобится очередная народная республика, тоже ответить затруднюсь.

Более вероятной полагаю вялотекущую "федерализацию" (названной как-нибудь безобидно) под девизом "пусть локальные элиты решают свои проблемы сами" с постепенной легальной передачей этим "элитам" инструментов для решения соответствующих проблем.

В качестве компенсатора ("чтобы показать людям, что это безопасно") будут задействованы местные группы патриотически настроенных активистов, громко и напоказ следящих, чтобы отпускаемое на волю начальство не изменило Родине. Как обычно, довольно скоро они будут интегрированы в качестве малозначительной составляющей в местную власть (скорее всего, в её криминальную часть) и влияние на дальнейший процесс оказывать будут минимальное.

Эффектом станет всё увеличивающаяся вероятность легального распада Украины в режиме "все вдруг" при идущем распаде территориальной целостности де-факто (примат зарубежных связей над межрегиональными). Форму легального закрепления всего этого и следствия, порождённые принятием этой формы, предсказывать не берусь.

Сценарии сохранения единства Украины я полагаю очень и очень дорогостоящими. Крайние сценарии: сохранение единства за счёт деградации населения (нищие люди, некогда поднять голову с промытыми мозгами, политическая активность по демпинговым ценам, архаизация) и сохранение единства благодаря внешнему спонсорству (рискну утверждать, что это очень большие деньги). Полагаю, что в действительности заинтересованные в единстве Украины стороны будут осуществлять комбинацию этих двух подходов.

3. Военный аспект положения дел на бывшей Украине всецело определён следующим: идеальным конечным решением на оперативном/стратегическом уровне для Киева станет подобие хорватской операции "Буря" (1995 год, уничтожение республик Сербская Краина и Западная Босния).

Киев в настоящий момент располагает кратным перевесом в живой силе и, вероятно, технике; глубина территории народных республик невелика; стремительное массированное наступление с многочисленными жертвами можно оправдать перед спонсируемой США версией "международного сообщества" легальными соображениями.

На низших уровнях абстрагирования (тактика, вооружение, качество личного состава) я полагаю силы сторон сопоставимыми. Вопросы начинаются на уровне от стратегии и выше.

Для меня очевидно, что разгром народных республик и оккупация их территории дадут украинской администрации уровень лояльности активного населения, сопоставимый с российским, а в дополнение к этому предоставят почти неисчерпаемый набор оправданий своей политики практически по любому вопросу как минимум до окончания следующего президентского срока.

Этот приз достаточно соблазнителен, чтобы спровоцировать блицкриг, не одобренный решающим большинством в украинской администрации - с тем, чтобы использовать его итоги для преуспевания собственной фракции в этой администрации.

Если военная операция будет так понята, то уже весьма скоро победа в планируемой молниеносной войне по умолчанию станет менее важна, чем упомянутое преуспевание, и причиной массированной атаки на народные республики станут внутренние интриги, а не возвращение киевского контроля над территорией.

Следовательно, чисто военные факторы, сама подготовка операции потеряют в важности. Уже отсюда следует, что атака на Хонти и Пандею народные республики и в самом деле может оказаться внезапной и непредсказуемой.

Более того, атака может оказаться затеянной с целью потерпеть поражение и утопить противную фракцию; или с целью отвлечь внимание внешних и внутренних наблюдателей; в конце концов, атака может быть проведена в режиме ручного управления внешним сувереном по своим, в принципе не касающимся Украины соображениям.

На этом всё. В изложенном базисе... или, если хотите, через приведённые фильтры я и наблюдаю текущие новости по теме.

Уязвлены и одержимы желанием компенсировать обиду? Не стесняйтесь применить изложенное к РФ. Мне не жалко, а Вам приятно.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр, нация, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments