Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:

Братство народов. Моя версия.

Сначала скажу, что я считаю концепцию "русский народ как старший брат в семье народов" принципиально порочной по многим причинам.

На полях замечу, что от неё может быть кратковременная и ограниченная польза в весьма сложном сочетании условий (см. "советская эпоха", и то далеко не во всём и отнюдь не всегда), которого в настоящее время не наблюдаю. Да и её незаменимость в том сочетании условий я не взялся бы отстаивать.



А теперь о "братстве народов" вообще. В моём понимании, которого я никому не навязываю.

Кто такой "брат"? Близкий человек, член семьи, всё время рядом.

В чём это выражается технически? В том, что Вы можете с очень большой долей вероятности правильно предсказать или понять поведение другого человека, не противоречащее Вашему. При этом он не перестаёт быть другим человеком (сиамские близнецы не считаются).

Если у Вас нет расщепления личности, то такое не противоречащее Вашему поведение другого человека, которое Вы можете предсказать или понять*, очень сильно похоже на Ваше собственное.

* - противоречащее Вашему поведение, которое Вы можете достаточно легко правильно предсказать или понять, как правило, есть поведение врага или раба (соперника или прислуги).


Похожим поведение может быть двояко: либо люди в одинаковой ситуации делают одно и то же, выбирая из множества вариантов, либо люди в одинаковой ситуации воздерживаются от одного и того же.

Отсюда можно дать определение "братства" как переживания правильности предсказания или правильности понимания чужого поведения, схожего с Вашим и не противоречащего ему. Подчеркну, что это переживание "братства" - приятное. Не такое сильное, как "я угадал убийцу на середине книги Агаты Кристи Джона Диксона Карра", но того же разряда и происхождения. И более частое, потому что естественное.

"Вить, вставай!" - "Не стреляй, брат, пожалуйста, не стреляй!" - "Ты что, брат? Вставай давай, всё." - "Прости, брат! Не стреляй, пожалуйста, не убивай." - "- Брат!" - "- Не стреляй." - "Ты брат мой! Ты же мне вместо отца был. Я же тебя папой называл. Что ты? А помнишь, я на рыбалке ногу проколол? Ты меня тащил десять километров домой. А помнишь, я сома испугался, ...а ты смеялся надо мной? Помнишь ведь?"
Теперь о народах. Я говорил о народе недавно, но это было сказано вообще, и из сказанного легче выводится социальный аспект. Здесь же речь пойдёт о национальном аспекте.

Так вот, национальный аспект народа - это сумма ограничений на поведение его представителя. Ограничений, естественно, не абсолютных, но выраженных в значимом снижении вероятности того или иного варианта поведения.

Здесь не только "традиции" и "обычаи", здесь куча производных от них, потому что изобретатели "традиций" и "обычаев" не попадали и в малый процент ситуаций, в которых взывают к их изобретениям.

Отсюда видно, что "братство народов", во-первых, возможно. Вполне может оказаться достаточно общего места в своих и чужих национальных ограничениях, чтобы представители разных народов в эти ограничения не упирались.

Во-вторых, однако, в этом общем пространстве для проявления "братства народов" должно быть достаточно мало доступных вариантов поведения, мало выбора, мало свободы. В противном случае все эти производные от "традиций" и "обычаев" уведут представителей разных народов в разные стороны.

Пусть выбранные варианты и не противоречат один другому, но они будут непредсказуемы и малопонятны друг для друга.

Верно и обратное. Навязанное в условиях малого выбора "братство народов" позволит выбирать из того малого доступного ассортимента быстрее, а то и правильнее, а в итоге дешевле. Что организатор и спонсор выбора не может не отметить.

Следовательно, "братство народов" вполне может состояться как массовое переживание в условиях различных лишений и ограничений, однако ослабевает вместе с этими лишениями и ограничениями.

Например, рискну предположить, что с развитием нынешней экономической ситуации на Украине вполне искренних призывов к "братской помощи" мы будем слышать всё больше.

Другой пример: "братство народов", заметное в существующих в русской среде многонациональных группах со сравнительно высоким уровнем жизни и слабо ограниченным поведением, заставляет предположить лишения и ограничения, которые эти группы испытывают, и которые неочевидны нам, русским.

Естественным предположением здесь станет отождествление этих ограничений с самим нашим, русских наблюдателей, существованием, откуда следует отношение этих преуспевающих многонациональных групп к русским как к врагам или рабам.

Наконец, сделаю замечание о том, как "братством народов", по моему мнению, надо распорядиться.

Конечно же, научиться его включать и выключать на входе и выходе из областей поведения, где постоянно - в мирное время тоже - действуют те самые лишения и ограничения.

Во-первых, это верно для всех служивых людей, вынужденных к совместной работе, особенно нижних чинов. "Братство народов" как навязанное переживание здесь стимулирует унификацию поведения и тем удешевляет службу и увеличивает быстроту её реакции в ограничениях, навязанных извне, врагом или подданным.

Во-вторых, это верно для школы: в большей степени учеников, в меньшей степени учителей. Отсюда, кстати, следует необходимость внешкольных организаций, занятых постановкой и развитием национального сознания у детей и молодёжи. Отмечу, что носитель национального сознания, понимающий уместность его проявления, намного полезнее для своего народа, чем условный свiдомит. И опаснее для представителей других народов в гонке за жизненным успехом.

В-третьих, это верно для тюрьмы и для любого существующего юридически или фактически сообщества людей, поражённых в правах и возможностях. То бишь подгонка условий отбытия наказания под проявление "братства народов" вполне разумна. Дополнительно замечу, что связное сообщество инвалидов как публичный носитель "братства народов" в обществе есть решение, близкое к идеальному, облегчающее жизнь и самим инвалидам, и обществу, частью которого они являются.

Наконец, в-четвёртых, на глубине в одну-две ссылки должна существовать достаточно простая, объёмная, применимая, известная и корректная шпаргалка по межнациональным семьям. Буквально с раскладом по национальностям, у кого что принято, начиная с поз. Анонимного авторства (анониму присвоить не менее, чем майора). Изложенная на двух языках: мужском и женском. Зачем? Чтобы "жили они долго и счастливо" и, главное, чтобы дети не мучались всю жизнь от того, что со временем в отсутствие такой шпаргалки (гигабайта на три, не больше) оказалось бы дурным порывом молодости.

И это всё, что я хотел сказать о "братстве народов". Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.



Tags: нация, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments