?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Я исхожу из того, что криптоколониализм как точка зрения сводится к отказу её носителя признавать суверенитет некоторого государства и к толкованию политических, административных и общественных реалий в этом государстве на основе такого отказа. "Царь ненастоящий, и это всё объясняет".

Гражданство той самой страны-криптоколонии у толкующего обычно, но не обязательно.

Криптоколонии сопоставлена криптометрополия, другое государство, чей суверен есть действительный держатель суверенитета обоих государств. В криптоколонии же сувереном не будет не только тот, кому им положено быть по закону, обычаю и проч. (кого "все знают" как суверена), но и тот, кого им в криптоколонии считают "на самом деле".

Косвенными доказательствами криптоколониального положения дел служат указания на всевозможные корреляции в произвольно набранных группах событий, артефактов и стереотипов. Прямых доказательств, естественно, нет, иначе какое же это "крипто".

Я не стану критиковать эту точку зрения. Я всего лишь удивлюсь ей и задамся вопросом: а зачем она нужна?

Не в смысле "почему я слушаю её изложение": предполагать и обсуждать связи между на первый взгляд независимыми вещами - дело несомненно увлекательное не только для меня. Иначе авторы детективов и научно-популярных книжек перемёрли бы с голоду.

Я спрашиваю: "зачем нужен криптоколониализм?" в смысле "чем отличается общество, поражённое криптоколониальным толкованием, от общества, в котором его нет?" Или: "к чему ведёт уверенность в ненастоящести царя?" - неважно, плохого или хорошего.

Я не о том, чему способствуют отдельно взятые сказки о телефонном проводе между Царским Селом и германским Генеральным штабом, я вообще.

Предположение моё таково.

Есть такое общественное явление, как "партия", а именно группа людей в обществе, которая составляет и организует себя с тем, чтобы влиять в своих интересах на суверена местного государства.

Изначально "партия" - не более чем группа придворных, интригующая за доступ к монаршему уху, дабы нашептать туда что-нибудь нужное или - реже - налить яду.

Постольку, поскольку меняется суверен, меняется и партия. Изменения её идут с учётом и того, кого "все знают" сувереном, и того, кто суверен "на самом деле" (например, "народ" и "элита", что бы эти слова ни значили); а партия отрабатывает оба аспекта.

Очевидно, что в криптоколониальном государстве партийное строительство имеет очень мало смысла. Если царь ненастоящий, то и ухо ненастоящее. Шепчи или не шепчи, лей яд или не лей - бесполезно. Настоящий суверен живёт за морями, за горами, и до его ушей не дотянуться.

Иными словами, гражданин, верующий в то, что его государство есть криптоколония, пропорционально своей вере полагает тщетным и лишённым смысла партийное строительство в этом государстве.

Известно, что заниматься бессмысленным делом есть в лучшем случае демонстрация глупости, а в худшем - способ причинить себе ущерб. Значит, в той мере, в которой человек привержен криптоколониальному толкованию, он станет препятствовать партийному строительству или откажется ему помогать.

Концепция криптоколониализма выступает очень точным, избирательным орудием интердикта политических амбиций.

Если в некоторой стране политические партии декларированы законным и признаны рабочим средством влияния на политический курс руководства страны, то успешная проповедь криптоколониальности этой страны безболезненно и надёжно кастрирует её "лишний", стихийный, постоянно воспроизводящийся "снизу" политический актив.

О, этот "лишний" актив по-прежнему сможет собираться на до-партийные или вместо-партийные сходки или даже не покидать кухонь, где и мечтать о смене режима со смертью [назначенного из-за моря] приказчика. Главное, что "лишние" не примут конвенционного партийного строительства за сколько-нибудь перспективный путь реализации своих замыслов. Даже случайное следование их по этому пути будет окрашено уверенностью в его бесперспективности, а потому всякая партия, зависимая от их усилий, потерпит крах.

Предавшись цинизму, я скажу, что это достаточный резон для настоящего царя, хороший он или плохой, спонсировать проповедь криптоколониализма в своей стране - затем, чтобы снизить нагрузку на свои уши.

Сделаю ещё одно замечание об избирательности эффекта криптоколониального мировоззрения. Поставлю вопрос: какие именно партийные учения наиболее уязвимы к нему? У сторонников какой идеи, отравленных криптоколониализмом, руки опустятся самым безнадёжным образом?

Очевидно, что речь пойдёт о таких идеях, о таких составляющих партийных учений, которые при своей реализации заставляли бы предполагаемое государство-криптоколонию соперничать с предполагаемым государством-криптометрополией. Именно такие идеи получат у сторонника криптоколониального толкования абсолютно чёрную метку: "это совершенно бесполезно, они нам этого никогда и ни за что не позволят".

В то же время остальные идеи в представлении больного криптоколониализмом всё же будут иметь некий мизерный КПД: "если у нас партия с таким названием и такой доктриной, вот и у них там тоже: может, и заметят, и разрешат международные связи по этой линии, примут нас за дурачков - может, чего и позволят, может, чему и научимся". Отсюда естественным образом следуют освящение политических доктрин и практик, существующих в государстве-криптометрополии, апологетика бездумного подражания любой мелочи в нём и т. п.. Я считаю такое скорее трагичными, нежели забавными обстоятельствами.

Наиболее эффективно криптоколониализм как точка зрения обезвреживает политические компоненты мысли националистической и мысли государственнической, а равно принижает любую сколько-нибудь оригинальную версию собственного будущего страны, которую её же гражданин счёл криптоколонией.

Следование этим мыслям представляет угрозу для воображаемого удалённого суверена, а потому удалённый суверен ничего такого якобы не допустит. Значит, пытаться усилить присутствие этих мыслей в конвенционном (наиболее эффективном) политическом процессе в родной стране - дело якобы бесполезное и выполнению не подлежит.

Итого, если национализм, если государственничество, если радикальные футуристические завихи, то всему этому остаются только кухни, настоящие или виртуальные, подальше от агентов криптометрополии и марионеток таковых, якобы заполонивших ряды развитых политических партий.

Последствия предсказуемы. "Лишний", стихийный, низовой политактив всерьёз и надолго устранён от вопросов национальных, вопросов государственного строительства, вопросов будущего общества.

Я ни в коей мере не хочу переходить на личности - да и повторю, я не критикую рассматриваемую точку зрения, я ей удивляюсь. Что-то здесь не так. Удивляясь, пробую объяснить устойчивость и распространённость этой точки зрения причинами чуть более простыми, нежели те, на которые претендуют её носители.

И в заключение отмечу, что сделана попытка объяснить простой, вульгарный извод криптоколониального убеждения, с которым я весьма часто встречался в Сети. Изысканные и тонкие выводы на той же почве вполне могут предупредить и отменить моё удивление.

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.



Comments

17ur
30 ноя, 2016 12:18 (UTC)

Это не партстроительство, это партизанская война. Тут может быть использование партийных протоколов для формирования своей армии (левые эсеры), но это не партстроительство.

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger