Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

Сь.

Вот и середина февраля на дворе, я всё ещё ни словом о столетней давности заварухе. Ну ладно.

Вот текст всенародной присяги на верность подданства Императору и производных от него, присяги Русской Императорской армии включительно. Эту последнюю присягу в Первую мировую дали что-то около 15 млн. чел., а сколько народу подверглось всем остальным присягам на первой ссылке, я и не стану считать.

Приведённая форма присяги основана на следующем обороте (в сокращении): "Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием, в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству... и законному Его Императорского Величества Всероссийского престола Наследнику... верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться...". Далее нюансы.

Что присягающий говорит? Он обещает самому себе ("обещаюсь") править своё поведение, исходя из того, что в мире существуют Император с Наследником. "Служить и повиноваться" - это уже указание, в какую сторону присягающий будет править своё поведение. В свидетели он берёт доброго волшебника, который везде, невидимый и чуткий, то есть указывает на универсальность вносимых поправок в своё поведение.

То же самое можно выразить следующим образом: присягающий провозглашает Императора с Наследником ценностью, то есть нормативным объектом в сфере поведения. Мы больше привыкли к понятиям безличным: добро, красота, богатство, достоинство, счастье... ну вот тут Император затесался в список.

Это понимание снимает вопросы о личных качествах Императора, об успехах его политики или о том, "хорошо" он или "плохо". 15 млн. человек под эти слова встали в очередь на получение оружия.

Напомню, оружие - это такая штука, с которой легче убить.

Что случилось в Феврале? А у тех самых миллионов - и всех, кого я не считал, потому что они давали не военную присягу - из задач определения своего поведения, кратко- и долгосрочного, просто убрали один из нормативных объектов. Убрали, мягко говоря, эти миллионы не спрося.

"Да, так с вами можно". Вы как себя будете чувствовать, если завтра, например, "красоту" отменят, причём эффективно, а не на словах - и без Вашего согласия?

Повторю, что не важно, как эти миллионы к конкретному Императору и к его выходкам относились. Равно не важно и то, что там думали те, кто довёл до Учредительного, и те, кто эту доводку приветствовал. Уверен, что у всех были великолепные, сияющие и неопровержимые причины так делать в каждую отдельно взятую секунду исторических событий. Вытащили стержень из реактора: лишний, гнутый, неэстетичный...

К случаю добуду из черновиков следующую мысль. Вопросы образованного общества "Кто виноват?" и "Что делать?" суть всего лишь облагороженный извод хуторской трагедии в двух актах: "А чего такого-то?" и "А нас-то за что?" Второй акт следует за первым.

И насчёт второго акта: все те, кто сперва радовался Февралю, а потом стенал о торжествующем хаме... "белых" это касается в первую очередь... выбирая между вами и торжествующим хамом, я выберу хама. Из него ещё можно что-то сделать, а с вами уже всё ясно.

Обезьяна с гранатой выживать не должна, вы как общество сохраниться тоже не должны, потому что иначе будет следующий раз, а потом ещё один, и так до тех пор, пока есть чему взрываться.

Сказанное не касается монархистов - неважно, за Николая они, за Алексея, за Михаила, и кто там ещё. Монархисты да; условный "штабс-капитан Овечкин" одесской версии (пусть его и не было) попросту лучше остальной "белой" братии. Именно он сколько-нибудь действительный противник "красным", в отличие от остальных. Иначе бы его, кстати, в сценарии главной сволочью и не назначили. "Шею тянет".

И вдогон.

Меня умиляет то, как, рассуждая о делах столетней давности, люди, претендующие на русскую культуру (заметьте, я не сказал "русские культурные люди", это разные понятия), пляшут мамбу-ямбу вокруг чернышевских-тургеневых-достоевских.

Те авторы, в меру своих дарований, рассуждали о том, что будет, если в голове у отдельно взятого человека проводок пинцетиком на полмиллиметра сдвинуть в таких-то и сяких-то внешних условиях, под запись. В Феврале десятки миллионов условных черепов наотмашь благословили кувалдой и поскакали дальше, к светлым идеалам. Я бы сказал, что Достоевский тут излишен. Слишком тонок.

А вопли и сопли тех, кто ещё недавно радовался наступившему счастью, вызывают у меня некоторое сострадание исключительно в силу родственных чувств: тоже всё-таки русские. И только.

И это всё, что я хотел сказать про Февраль.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Моё отношение к нынешним реконам тех или иных фракций общества того времени - "второй сложный".


Tags: история, общество, ссылка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments