Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:

Рыцарь и орки.

"Спокойно, господа. Рыцарь шутит."
(А. А. Бушков, "Анастасия")


Если объяснять, почему я читал и не забываю перечитывать Прэтчетта, то получится примерно так.

"Юмор - это удовольствие от неправильного срабатывания": не помню, чья формулировка, - тоже писателя-фантаста - но она в общем удачна. И она означает, что в хорошо написанном юмористическом/сатирическом произведении содержится и указание на то, как оно должно быть правильно, и минимум на один из путей, которым то же самое "оно" может стать неправильным. Айсберг с подводной частью, нелинейное наращивание содержания относительно объёма.

Если произведение вдобавок фантастическое, то автор волен выбирать очередное "оно" без множественных реверансов в сторону того, как "оно" обстоит "в реальности" и "на самом деле", как "до такого дошло"... избегая минного поля из "так здесь заведено".

Отсюда я считаю прэтчеттовский "Плоский мир" - то есть очень значительную по объёму совокупность взаимосвязанных юмористических, сатирических, фантастических произведений на социальные темы - не каким-то священным писанием, но, скажем так, почвой для переговоров. Эти книги можно обсуждать применительно к текущим новостям, на них можно ссылаться, сказанное в них можно убедительно опровергать - и читатели сэра Тэрри друг друга в общем поймут, при этом не являясь ни клиентами централизованной пропаганды, ни пылкими адептами какой-нибудь секты.

По дороге на работу и с неё я всю неделю перечитывал - и завтра сегодня передочитаю по дороге на работу и с неё - "Unseen Academicals", одну из последних вещей цикла. Она о многом, хватило бы на три-четыре ранних вещи из "Плоского мира". Торопился рыцарь. Умирал.

И в "Unseen Academicals" есть персонаж, Mister Nutt; в русском переводе, насколько я знаю, "Орехх", но в русском переводе я эту вещь не читал. Изначально это зашуганный тип с профессорским словарём, подвизающийся на чёрной работе. Когда его выносит на общение с другими людьми, и он оказывает тем какую-либо помощь, - а он старается помочь - бедняга всё норовит спросить, получил ли он "worth". Перевод: "стоимость, цена, ценность, значение".

Когда его спрашивают, почему... точнее, его спрашивают, почему он был прикован к наковальне в возрасте до семи лет... он отвечает буквально следующее:

"That was because I was worthless. Then I was taken to see Ladyship and she told me: You are worthless but, I think, not unworthy, and I will give you worth". Перевод: "Это потому, что у меня не было достоинства. Потом меня представили Миледи, и она сказала мне: у тебя нет достоинства, но я думаю, что ты можешь его обрести, и я придам тебе достоинства".

Перевод, как видит читатель, не дословный. "Worth" я перевожу как "достоинство", "worthy" - здесь "способность быть достойным".

Далее обещанный вовсе не спойлер. Этот мистер Натт - последний из известных уцелевших орков, и его пейзане приковали к наковальне просто потому, что боялись убить. Орки - изделие Злого Императора из Империи Зла, которая была в Дальнем Юбервальде и куда-то девалась с положенными при такой пропаже войнами, спецэффектами и прочим.

Сразу скажу, что у Прэтчетта там в основном отсылки к немецкой культуре, а русским он выдал походя в "The Fifth Elephant"; чем ему Чехов-то не угодил?..

Короче, этот сверхприличный контрМаугли повёрнут на "сборе достоинства". Когда его догадываются спросить, а что такое "достоинство" по его мнению, то он отвечает (дословно): "это когда ты оставляешь мир лучшим, чем когда ты нашёл его" ("It means that you leave the world better than when you found it"). Насколько я понимаю, на английском тоже не ясно, кто стал "лучшим" в процессе - "ты" или "мир".

Потом Натт добавляет: "Я думаю, Миледи имела в виду, что ты должен добиваться наилучшего с тем, что у тебя есть". Что дела не проясняет.

Целью этого орка - точнее, целью Миледи - является найти остатки своих сородичей, которые хоронятся где-то в глуши от людей, без культуры, истории... изделия, как и было сказано... и попробовать сделать из них народ. Ещё один*. То есть мистер Натт есть этакий живой интерфейс - тоже изделие, но "хорошее".

* - в "Плоском мире" их, народов, много - на тему "многонациональности" Прэтчетта надо читать и конспектировать хотя бы потому, что "плохие люди" у него есть всех рас, и, более того, их "плохизну" автор обычно не стесняется связывать с местной культур-мультур. Юморист, как и было сказано. Английский. У него пресловутая "толерантность" разработана на порядки глубже, чем в заклинаниях из телевизора.

И вот почему я всё это пересказываю. Прихотью поисковика и извилистыми путями досуга меня в последние месяцы несколько раз выносило на высказывания западных политических деятелей. Разных. И все они гнали пургу про "западные", "американские", "европейские" ценности. Values.

Как легко догадаться, речи были - что у Клинтон, что у Маккейна, что у остальной публики - вполне комиссарские: о "единственно верном учении", о некотором наборе упомянутых values, которые из себя огого, а все остальные бебебе.

У меня возникло, а по некотором размышлении укрепилось и оформилось предположение, что упомянутые values и чуть ранее упомянутый/ая/ое worth суть одно и то же, а не просто синонимы.

То бишь я решил, что Прэтчетт в цитированной книге, пытаясь ответить на вопрос о взаимодействии условной "западной цивилизации" с неким "чистым листом", побочным эффектом разъяснил читателю (мне) ту самую комиссарскую концепцию: их ценности представляют собой

а) понятия, которые можно измерить;
б) величины, накапливаемые на уровне отдельно взятого человека, и
в) признаки, носимые с собой.

Прокачка чара, ага. Снаряга, статы и ачивы. И "это многое объясняет". Заметьте, я не обсуждаю здесь, что это за ценности. По определению вещи должны быть хорошие ("добро", "красота", "кредиты" и всё такое), и спорить я не стану.

Речь идёт о взгляде на ценности: о понимании ценностей в обществе, об отношении к ним и обращении с ними. Ценности здесь, в их "западной" версии, заведены на презентацию и на репутацию. Человек А и человек Б могут быть сравнены по изменениям, нанесённым ими окружающему миру и направленным на усиление ассоциации некоторой ценности с А и Б в глазах окружающих людей.

И вот именно это "в глазах окружающих людей" таит в себе вилы. Потому что есть окружающие люди и окружающие Люди. Есть те, кто - условно - "играют на бирже" ценностей, а есть те, кто "печатают акции и деньги", чтобы именно этот извод игры стал [единственно] возможным. Те, чья оценка ценностей, их изменений и, следовательно, итогов усилий обычного человека более весома, чем у других. Или даже у него самого.

Повторю ещё раз: ценности могут быть сколь угодно хорошие. Общества, работающие на их основе, могут работать прекрасно и добиваться великолепных результатов. Со всеми полагающимися примечаниями к словам "хороший", "прекрасный" и "великолепный". Вот только обязательный процент с этой работы и с этих результатов... полагаю, понятно.

И конвертируется этот обязательный процент, если он есть, в превосходство одних обществ над другими в любой области. В любой.

Пыл же в распространении "западных ценностей" - называйте их "общечеловеческими", "универсальными" или какими угодно - как единственно верных и правильных есть борьба за тот самый процент со всё новых рынков... простите, обществ. Ничем особенным не отличающаяся от, например, борьбы за поддержание гегемонии доллара*. И настоящим предметом, подлежащим распространению, здесь оказывается вовсе не список "это хорошо, а то плохо", а правила работы с этим списком и адреса тех, к кому обращаться, если при работе возникли разногласия.

* - и, конечно, я считаю саму эту гегемонию следствием универсализации западных ценностей, но это уже "второй сложный вопрос". Или двадцать второй.

Если читателю (не мне) показалось, что я излагаю единственно возможное положение дел непривычными и нехорошими словами, то он ошибается. И слова хорошие, и положение дел не единственно возможное.

Далее я не скажу ничего нового. Множество моих текстов по сходной тематике и на схожей основе здесь уже были и здесь ещё будут, если работа позволит.

Я согласен с определением ценности как нормативного объекта в сфере поведения. Отмечу ещё раз, что дальнейшее изложение основано на ссылке и представляет собой повторение сказанного на ней, сопоставление "индивидуализма" и "коллективизма".

Определение ценности как нормативного объекта в сфере поведения диктует отношение к ценности (через отношение к порождённым ею нормам) как к препятствию - к тому, что ограничивает поведение субъекта. Здесь мистер Натт должен бы спрашивать не "приобрёл ли я ценность", а "не нарушил ли я ценность". Ценность (то же "добро", ту же "красоту" и проч.), существующую независимо от мистера Натта. Ценность, которая существует в обществе, "в облаке" тех самых окружающих без деления их на людей и Людей ("ведро с крабами" и "the Shove" из тех самых "Unseen Academicals").

Поэтому ценность здесь существует не количественно, а качественно, ибо измерить её изменение в результате действий мистера Натта невозможно. Можно только сказать, "нарушил или нет". Количественной величиной здесь станут изменения в самом мистере Натте по итогам столкновения с ценностью. Иносказательно: набил себе шишку или пробил череп.

Фёдора М. Достоевского в частности и "русскую литературу" вообще мы любим именно за это - автор самодельным штангенциркулем пытается измерить, что происходит у персонажа внутри, когда тот норовит нарушить барьер.

Если пытаться представить аналогию со списком, приведённым выше, то ценности в моём (не стану претендовать даже на "местное") понимании представляют собой

а) ограничения выгод, интересов и возможностей субъекта,
б) общие для окружающих понятия, отражающие реалии и вызовы масштабов общества, и
в) отсутствие компромата на успешное действие.

А если вновь опуститься до понятий коллективной компьютерной игры, то это не прокачка чара, а соблюдение чаром тактики в столкновении. "Я не долбил босса, чтобы Скада нарисовала меня первым в дамаге, а вовремя переключался на аддов; я вовремя уходил от массового поражения; и рейд лёг не из-за меня, проверьте логи*".

* - у меня нынче Дестро в качестве рейдового в ВоВке, когда нахожу время туда заглянуть.

Такая точка зрения на ценности подсказывает идею "хорошего" поведения, в наибольшей мере соответствующего ценностям, как поведения, заточенного под самое быстрое (см. "вовремя") разрешение противоречий между порождёнными ими нормами, а не самое мощное или полное (по мнению Людей) разрешение таких противоречий. Не слом барьеров в реальной жизни, а аккуратное, без тормозов прохождение между "моральными" барьерами.

Которое не отменяет тех же реальных действий.

Аморальщина с безнравственностью здесь тоже будут иными... точнее, взгляд на них будет иной, но об этом как-нибудь в следующий раз, я и так тут расписался.

Возвращаясь к Прэтчетту - автор он хороший, своих персонажей любит и думает за них честно. То есть любил и думал, но в его случае настоящее время более уместно.

Так вот, когда на мистера Натта, успешно следующего путём стяжания достоинства, прилюдно бросается местный псих, - под знаменем оркофобии, не без того - то мистер Натт, уложив психа на землю, вежливо, всё тем же профессорским тоном объясняет ему примерные физику и анатомию отрывания головы, которое считалось отличительной чертой поведения орков, за что их так боялись и ненавидели. Объясняет, взяв голову психа в руки и слегка её поворачивая. На психа, вполне живого, это впечатления не производит, а вот на окружающих да.

Я о чём. Нужно будет прикинуть и обсчитать реалии вывоза в места заключения или уничтожения на месте достаточно большого количества обывателей. Чтобы вежливо изложить их на каком-нибудь форуме, если русофобствующий чужак станет буянить и обвинять.

И посмотреть, поймут или нет. В конце концов, теорию надо поверять практикой.

Спасибо за внимание.


Tags: игры, литература, ссылка, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments