Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:

Продолжаю народничать.

Я продолжу запихивать под кат всяческую муть, которую не до конца понимаю сам. Просто, чтобы успеть до того, как развернётся президентская кампания. Экономя время, совместимость с предыдущим текстом я не шлифовал, хотя она есть.

Ниже я запишу то, что думаю о таком понятии, как "сознание" в применении к отдельно взятому человеку и к обществу. Запишу упрощённо, карикатурно, шаржированно и гротескно, ибо, рассуждая на эту тему, лучше выглядеть дураком осознанно, нежели надувать щёки, крепить к затылку нимб и утверждать, что дилетант-одиночка на досуге способен адекватно описать феномен, задающий жизни миллиардов.


1.

Жила-была обезьяна. Она не одна жила, их много было. Крупные всеядные млекопитающие. Может, жили стадами, может, стаями, а может, семьями, хотя лично мне нравится концепция "тасовки". В любом случае жили обезьяны группами, себе подобные всё время были рядом, а значит, внутривидовая борьба шла и шла себе.

Внутривидовая борьба ведь не зависит от того, насколько хороша погода. С себе подобным толкаешься локтями не потому, что бананов мало, а за ближайший банан. Драк из-за самки это тоже касается. Так что внутривидовая борьба - всегда.

А ещё у скотинки пошли в рост мозги. Может быть, случайная мутация, закрепившаяся как нейтральная, в силу того, что бананов вокруг на протяжении, скажем, десяти тысяч лет и в самом деле было много, а хищников мало. А то, знаете ли, мозги мешают реагировать на внешние раздражители и вовремя уворачиваться. Зашумливают сигнал, то-сё.

Впрочем, может быть, - читал где-то давным-давно - мозги пошли в рост не случайно, но потому, что обезьяне пришлось приспосабливаться к наступлению жары, саванны и всего такого. Радиатор. Скотинка дольше перегревалась на солнце.

А может быть, боженька постарался, если вы, грешники, таки влезшие под кат, не верите в кусок глины, про который написано в священной книге.

И вот однажды, через N... нет, лучше через M поколений эти лишние мозги в этой внутривидовой борьбе сработали. Обезьяна как-то хотела разобраться с конкурентом - за банан или за самку или ещё за что - и вдруг она сообразила, что конкурент сделает, причём до того, как конкурент это сделал.

Ну да, лишние процессорные мощности ушли на моделирование поведения конкурента, и модель, безусловно менее сложная, нежели сам конкурент, возымела достаточную предсказательную силу.

А дальше рефлекс: если вон то падло десятый раз подряд делает то, что должно делать в такой ситуации, то оно и в одиннадцатый раз то же самое сделает, а значит, можно - совершенно бессознательно, это ещё не разум - действовать с учётом этого ещё не случившегося.

Насколько такое было выгодно? Представьте себе, что Вы всё время знаете сотню-другую биржевых курсов на месяц вперёд с точностью до четвёртого знака. Такое разошлось по обезьяньей популяции очень и очень быстро, а те, кто так не смогли или не захотели, оказались обделёнными - и в бананах, и в самках.

Внезапно лишние процессорные мощности, лишние серые клетки оказались вовсе не лишними. Может, если мозги и не росли до того, то уж после того они точно пошли в рост. А самое главное - такое стало обычным решением внутривидовой борьбы у обезьян: постоянное моделирование себе подобных, с которыми имеешь дело, предугадывание их действий и свои действия с учётом предугаданного... и с учётом того, что другие предугадывают тебя. "Ух, я готов на подлости, эх, я готов на гадости..."

Здесь мне надо бы сказать, что обезьяна научилась ставить себя на место другого. Не могу. "Себя" у обезьяны ещё не было. "Себя" у обезьяны и появилось-то в результате этого моделирования.

"Я" есть продукт обратного влияния моделирования поведения тушек А, Б, В и Г на среду моделирования - тушку Д. Среда моделирования не может полностью очиститься от результатов моделирования, а в свободное от моделирования время ещё и гоняется вхолостую - и этот перманентный гон среди остатков всё новых отброшенных моделей и есть "я": личность, разум, душа.

Должно быть, хищники вокруг сперва обрадовались: по сравнению с обычными обезьянами эти новые были тормозами, голодных хищников не замечали в упор и уворачиваться от замеченного у них получалось много хуже и медленнее. Может быть, они даже были вкуснее.

Вот только это "сперва" продлилось вряд ли дольше пары поколений, потому что дальше новая обезьяна стала ставить себя на место уже не просто себе подобных, но и на место хищника. И небезуспешно прикидывать, где тот, сволочь, засел, и куда можно смотаться с гарантированной форой в десять метров, если вон тот куст при приближении к нему на полсотни шагов шелохнётся вот таким образом.

Кроме того, обезьяна научилась договариваться с себе подобными, а до того научилась говорить. "Я знаю, как на его месте я бы отреагировал на такой вот всхрюк".

А ещё она могла приручить какого-нибудь зверька, чтобы тот смотрел, слушал и нюхал вместо неё. Его ведь даже проще понять, чем себе подобную обезьяну.

В качестве неизбежного бонуса обезьяна обзавелась способностью строить причинно-следственные цепочки, происходящую как раз из этого увязывания актуальных действий, данных в ощущении и для себя, с действиями ещё не случившимися, воображёнными, приписанными другим действующим лицам.

Замечу кстати, что познание неживой природы, предсказание её поведения, у примитивных народов как раз идёт через одушевление всего, чего можно. "Что бы я сделал на месте тучи". У тех же, кто научился носить штаны, это называется "божьей волей".

Да, и ещё одним эффектом всего этого великолепия стала генетически закреплённая паранойя, ибо трусы, бежавшие и от несуществующей опасности, тоже выживали и давали потомство.

И так выработанный во внутривидовой борьбе навык эмпатии, побочным следствием которого стало сознание, в межвидовой борьбе оказался чудо-оружием, козырным тузом. И потомки обезьян занесли хищников в Красную книгу, изводя тех на шкуры и на порошок для поднятия потенции.



2.

Это было про обезьяну. Про общество Вы уже, наверное, догадались сами. Нет? Ну ладно.

Отдельно взятая обезьяна - да и амёба - по сравнению с обществом, конечно, выглядит сущностью более связной, цельной, интегрированной. И тем не менее.

Напомню, что общество есть группа людей, в которой возможна совместная деятельность.

У совместной деятельности есть такой подвид, в котором эта деятельность задана и ограничена предварительными детальными соглашениями её участников (их должностными обязанностями), а не сознательными сиюминутными решениями этих участников. Это, например, организации, обслуживающие общежитие - от государства до ЖЭКа.

Этот подвид выступает аналогом бессознательного поведения упомянутой обезьяны, её неосознанных реакций на изменение внешней обстановки или на нужды организма. "Я всего лишь выполняю приказ/контракт".

Общество существует в окружении себе подобных. Между обществами идёт обмен, и в процессе этого обмена решается задача сосуществования обществ - как обезьян в обезьяньей стае, да.

Часть этого обмена заведена на государства: войны, дипломатия, разведка. Существуют ещё торговля, миграция, колонизация, миссионерство и проч., которые изначально касаются не только должностных иерархий, но в пределе каждого члена общества. Точнее, обществ.

И так каждый член общества получает возможность думать о текущей, прошлой и будущей совместной деятельности в других обществах, высказывать и выслушивать мнения о ней.

Эти высказанные и выслушанные мнения - в газете, в куплете, в телевизоре, в Интернете, на кухне - по теме "как живут люди за границей" задают моделирование чужих обществ: разумеется, сильно упрощённое.

Постольку, поскольку участники моделирования оказывают влияние на совместную деятельность в своём обществе, которая потом (через сутки или через сто лет) как-то скажется на моделируемом чужом обществе, то получается аналогия с обезьяньей стаей, где аналогами разных обезьян выступают разные общества.

Умозрительный пример: маленький американский мальчик смотрит голливудские фильмы, в которых показаны русские и их жизнь - неважно, корректно или нет, и уж точно намного проще, чем оно в действительности. Эти фильмы (высказанное и воспринятое мнение) как-то влияют на его формирующуюся личность. Через полвека мальчик становится конгрессменом или бизнесменом или ещё кем-то, кто принимает решения (законы, сделки), которые нам, русским, тут за океаном приходится учитывать.

Государство может вести свою внешнюю политику, опираясь на стереотипы, господствующие среди местного населения ("демократия" и всё такое) - и тем увеличивать предсказуемость международной ситуации, когда государства-партнёры понимают, чего от этого государства ожидать.

Опять же, появление обратной связи (удачная-неудачная внешняя политика влечёт изменение государства) здесь поведёт к редактированию местных стереотипов, улучшению качества моделирования чужих обществ местным.

И да - однажды некоторое общество А правильно угадывает будущее некоторого общества Б до самого общества Б. Таким образом А получает качественное преимущество над Б, и Б становится на шаг ближе к Красной книге.

Неизбежной ценой такой общественной эмпатии (не её успеха, а её наличия) становится появление в А общественного сознания, общественного "я" как обеспечения той суммы навыков, которая позволяет членам общества реализовывать общественную эмпатию (то есть обмениваться мнениями о чужих обществах), через постоянное применение этих навыков к собственному обществу (обмен мнениями "о жизни у нас тут").

Это общественное "я" мешает государству работать с населением так же, как сознание человека мешает его спинному мозгу задавать телу предельно быстрые и точные решения по избежанию сиюсекундных внешних угроз. Тормозит. Однако возможность получения качественного преимущества над соседом по планете того стоит.

Сдаётся мне, джентльмены, что это "я" и называют "народом".



3.

На понимании, изложенном мною в предыдущих двух главках, можно построить рассуждения о таких вещах, как "культура", "творчество", "политика", "идеология", "партия", "нация", "суверенитет", "пропаганда"... да, я знаю, что об этих вещах можно рассуждать, отталкиваясь от чего угодно (и хоругвь Вам в руки), однако меня прельщает техничность изложенного понимания и толкований, из него следующих.

Ну, скажем, можно порассуждать об оседающих в императорской России иностранных спецах как канале информации о европейских соседях заведомо более качественном, нежели газетная брехня о России там, о гораздо более малочисленном обществе в России и о следствиях этих двух с половиной обстоятельств.

Можно осознать, что достоевская "русская всечеловечность" и её производные суть угроза всему остальному миру ("мы вас всех понимаем"), которую общественные "я" "у них там" вполне могли понять.

Можно поговорить про достаточность некоторого "-изма" как набора правил упрощённого моделирования всякого общества, и о том, чем была и чем должна стать "политинформация".

Можно предложить форму существования "творческого сообщества" в РФ на ближайшие десятилетия с учётом того, что Голливуд не собирается проваливаться сквозь землю.

И так далее. Короче, можно побыть частью общественного сознания, а то и народа по-настоящему, а не в силу сиюминутного комплимента от того, кого Вы считаете "лидером".

Особенно сейчас, в преддверии выборов.


Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Да, я знаю, что современные обезьяны могут выучить сколько-то слов на языке глухонемых и так далее, то есть они уже умнее, чем те, о которых я рассуждал здесь. Извините неряшливость дилетанта, но никакого места не хватило бы донести мысль со всеми оговорками.


Tags: выборы, общество, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments