Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

Немного сурковщины.

Отыскал один свой черновик, спровоцированный каким-то особо пылким выступлением потомка древних укров на тему "гибридной войны". Дописал некоторые выводы, выкладываю.

---начало черновика---

Напомню своё понимание суверенитета.

Пусть есть группа людей, в которой возможна совместная деятельность, то бишь общество. Так как это группа людей, а не каких-то абстрактных, бессмертных, неуязвимых и неотличимых друг от друга монад, то некоторой долей этой совместной деятельности обречено стать приспособление членов группы к окружающей группу среде.

Эта среда порождает всякие вызовы.

Настолько могучие, что их нельзя обуздать в одиночку, так что приходится приспосабливаться к ним сообща.

Настолько быстрые, что всё общество целиком не может вовремя найти правильный ответ на них, так что приходится доверяться части общества, достаточно проворной, чтобы не рассуждая, инстинктивно увидеть выход и броситься к нему.

Настолько сложные и непредсказуемые, что приходится доверяться умным, которые могут наощупь, упорядоченно находить решения.

И настолько далеко отстоящие друг от друга во времени, и так по-разному похожие друг на друга, что приходится доверяться мудрецам, которые могут вспоминать и сравнивать.

Во всех этих случаях всё общество целиком безоговорочно следует за своей частью, подчиняется ей или прекращает своё существование в прежнем виде, будучи сокрушено внешним вызовом.

С течением времени идея части общества, которая может требовать доверия от всего остального общества, несмотря ни на что, – части общества, которая может вести себя непредсказуемо и при этом не разрушает общества – эта позиция воспринимается членами общества и как норма, и как благо, и – главное – как самостоятельная сущность, вовсе не обязательно быстрая, сильная, умная или мудрая, но могущая потребовать от общества всех перечисленных свойств и любых других.

Это и есть суверен, а сумма его отношений с остальным обществом – суверенитет. Государство же и любое другое владычество есть эффект суверенитета, способ его сохранения и поддержания, средство его обеспечения.

Очевидно, что в числе внешних вызовов общества могут быть и другие общества. Суверенитеты, развивающиеся взаимообусловленно, окажутся много сложнее относительно суверенитета, получившегося в порядке приспособления общества исключительно к дочеловеческой природе, и развиваться они будут быстрее сравнительно с таким суверенитетом.

Однако и человеческое общество, единственное в мире, всё равно породит и суверена, и государство, если встретится с вызовами, для которых окажется чересчур неуклюже как целое, как группа биологических автоматов вполне конкретной конструкции с вполне конкретными ТТХ и их разбросом.

Что я понимаю под «суверенным государством»? Это государство, обеспечивающее суверенитет общества.

Это государство, защищающее право части общества на непривычное, непредсказуемое, неподотчётное и необъяснимое поведение по отношению к остальному обществу, к другим обществам и к окружающей природе.

Это государство, защищающее общество как целое, то есть защищающее саму возможность совместной деятельности в группе людей от последствий поведения суверена.

Мерой суверенитета государства я считаю его способность одновременно решать эти противоречащие одна другой задачи.

Базовое определение войны как конфликта, в котором выживание противной стороны не является граничным условием разрешения конфликта, я позаимствую у ИГШ и обведу по контуру напильником.

Война в рамке изложенного окажется конфликтом между обществами, в котором сохранение меры суверенитета противной стороны не является граничным условием разрешения конфликта.

---конец черновика---

И тут можно сделать следующие замечания.

1. Побочной или основной жертвой войны могут стать суверенитет государства и/или суверенитет общества.

2. Уменьшение суверенитета государства как его способности поддерживать суверенитет общества влечёт уменьшение суверенитета общества, однако эта зависимость ограничена. Полное падение государства вовсе не означает, что в обществе исчезла позиция суверена и согласие на неё существование.

Общество по-прежнему может признавать свой суверенитет как устроение правильное и благое, упражняя его при первой возможности в меру своей связности*.

* - да, я говорю о Гражданской войне столетней давности, когда де-факто среди русских шла борьба разных государственных проектов (кто хороший, кто плохой, разбирайтесь сами), а окраины потом застроили под победителя. Сам суверенитет как свойство тогдашнего русского общества никуда не исчезал так, что государственный аппарат норовил восстановиться возможно быстрее к досаде Ленина с его экзотическими идеями общественного устройства.

3. Уменьшение суверенитета общества лишает существующее в нём государство своего главного назначения и ведёт к перераспределению доступных государственных усилий и средств в иных целях; полагаю, что в частных интересах членов государственного аппарата.

Сохранение и воспроизводство государства как организации, а равно формы его взаимодействия с обществом становятся обусловлены именно этими интересами. "Крыша", "фирменная марка" и проч..

4. Атака на суверенитет государства сводится к внесению дисбаланса в одновременное решение государством задач защиты выходок суверена от общества и защиты общества от последствий выходок суверена, а равно к поощрению существующего дисбаланса в таковом.

Нанести ущерб суверенитету государства можно без нанесения видимого вреда ему, просто предоставив государству некие сверхэффективные/неконвенционные средства решения одной из этих задач либо вынудив его перераспределить обычные усилия в пользу одной из этих задач.

Такое приведёт к тому, что государство не сможет обеспечивать суверенитет общества в прежней мере.

Я понимаю "борьбу за права человека" или "борьбу с коррупцией" именно с этой точки зрения.

5. Атака на суверенитет общества может быть описана через требования открытости и равноправия, которые обустроены так, что задают всеобщее равенство в смысле предсказуемости действий и ответственности за непредсказуемые: так, чтобы суверену было негде спрятаться и никак не отвертеться.

Ведёт такое к фактическому отказу от суверенитета, хотя бы и через риторику отождествления суверена со всем обществом, которое как единое целое оказывается неспособным сколько-нибудь адекватно ответить на внешние вызовы чересчур быстрые, мощные, сложные или разнообразные.

На этом я остановлюсь, потому что считаю достаточно ясно изложенной позицию для не самого обычного толкования вещей, о которых говорят много и постоянно.

Спасибо за внимание.


Tags: нация, общество, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments