Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

Некоторые вопросы мумбы-юмбы.

Ниже приведена сборка из нескольких фрагментов недавних размышлений атеиста про религию и её влияние на общество. Фрагменты я кое-как отшлифовал, а некоторые так и переставил местами, но сборка всё равно корявая. Работа сказывается и мешает, сколько-нибудь стабильный режим покамест не найден.

1.
Усилитель звуковой частоты

Пусть нам надо распознать некоторый сигнал. Имеем два базовых подхода:

1) убрать все остальные сигналы и шумы и
2) усилить собственно сигнал относительно всех остальных сигналов и шумов.

Ограничением первого пути станет несовершенство окружающего мира, когда снижение уровня шумов выполняется всё сложнее и обходится всё дороже. Ограничением второго пути станет усиление ненужных сигналов и шумов вплоть до невозможности распознать нужный сигнал или до его подмены.

"Вторым сложным вопросом" здесь станет само "распознание" сигнала: надо ли нам угадать слова на (не)известном языке, наслаждаться музыкой или правильно списать код.

2.
Видение святого Франциска

Уверен, что читатель уже догадался: мне на глаза попались цитаты из святителя Игнатия, который Брянчанинов, насчёт католической мистики. Да, я потом посмотрел и других православных авторов, извинявших выпады Игнатия тем, что тот более опирался на байки и анекдоты о том же Франциске Ассизском. И тем не менее.

Итак, фундаментальная разница между православной и католической мистикой - молитвенными техниками, если хотите - видится мне той самой разницей, с которой я начал. Православные, пытаясь услышать бога, стараются подавить шумы и уйти от ненужных сигналов - так, что если им что-то привиделось, то они просят бога избавить от видений, а католики, наоборот, на молитве стараются усилить сигнал, раскачивают воображение, доходя до экзальтации, а потом выдают это всё наружу, в том числе под запись. И я согласен с тем, что это различие если и не важнее филиокве, то за сотни лет "работы с людями" его влияние сильнее сказывается.

Вот А.В. Кураев пишет по теме и пишет небезынтересно, формулируя претензии к католическому "духовному деланию". И то, что мне, атеисту, с этими претензиями трудно не согласиться, многое говорит о том, насколько сказывается присутствие конкретной конфессии в конкретном обществе.

3.
Подкрестный шар.

С чего меня вообще понесло на эту тему? Я перечитывал большие вещи Гилберта К. Честертона на языке оригинала. Начал с "Шара и креста", и свара атеиста с христианином, на которой построен роман, показалась мне оживлённой стрельбой "в молоко".

То есть я не стал бы выдавать такие же аргументы от имени атеиста, и наплевать мне было бы на те аргументы, которые там выдавал верующий. При том, что автор, которого я считаю великим, конечно, подыгрывал своей стороне, как мог, но и атеист дураком не выглядел.

Я не увидел другого объяснения этой странности, кроме системного различия в конфессиях, которое ведёт и к различию в атеистических воззрениях, отрицающих разные конфессии, как самые близкие.

И я пошёл в Интернет смотреть, в чём дело. См. рассуждение выше.

А потом я продолжил читать "Наполеона Ноттингхилльского", "Возвращение Дон Кихота"... прекрасные образы и захватывающие размышления - всё это я потреблял уже с поправкой на авторский "приоритет образа перед смыслом", с поправкой на авторский приоритет усиления сигнала перед подавлением шумов.

4.
Сумасшедший дом.

Хорошо, подумал я, если уж выбирать, кто будет твоим соседом, - упёртый католик или упёртый православный - то выбор надлежит сделать в пользу православного, потому что тихий сумасшедший лучше буйного.

Тихий безопаснее; по крайней мере до тех пор, пока для общего выживания не потребуется общее дело, от которого тихий сумасшедший уклонится.

Хотя и тогда соборность потребует от православного обеспечить существование церкви в любых условиях, то есть договориться или размежеваться с таким верующим в рамках общего дела всё равно проще, чем с тем, кого штырят видения и явления.

5.
Скит

Я продолжил размышлять над этой темой и отвесил себе следующую плюху. Далее ещё более гротескное изложение.

Положим, у нас есть состоявшийся православный, дошедший или почти дошедший в своей практике до святости. Подавивший шумы. В подавляющем большинстве случаев это человек, изолировавший себя от общества. От него остаётся очень и очень мало записей, которые бы сколько-нибудь отличались от общедоступных православных агиток: то есть человек прожил правильно, но не по-новому. Да, близкие ему люди что-то рассказывают под запись, - и то не всегда - однако этого очень мало.

А такое означает, что его переживания, сколь угодно бесстрастные (по-православному) и бесстрастные (по-католическому), окажут минимальное влияние на общество.

В то же время католическая экзальтация, католический энтузиазм, католическое (и не только католическое) усиление воображения и переживаний будут формировать общество вокруг соответствующей церкви.

То, что привиделось какому-нибудь особо буйному католику, - от бога оно, от чёрта или от желёз внутренней секреции - подхватит и распишет оказавшийся поблизости автор, а получившееся прочтут тысячи грамотных людей, и они сами что-нибудь напишут или нарисуют, соглашаясь или оспаривая увиденное или прочитанное, а потом получившееся они опять прочтут, и посмотрят, и жить станут в таком обиходе, с книжками на полках и картинами на стенах...

Да, это усиленный сигнал: и православный может сказать, что это сигнал не тот, сигнал паразитный, что это вообще шум, что это бред. Вот только Данте своё уже написал, Гёте своё уже написал (вроде не католик, но всё-таки), Мэлори своё уже написал, опираясь на цистерцианские побасёнки, и написанное работало сотни лет и продолжает работать.

А у нас тут - скрылся, освятился, преставился; и всё, с минимумом влияния на мирское. Так, что потом за стенами монастыря в великих писателях ходит Лев Толстой, с бедным языком и дилетантскими завихами в богомыслии, переходящими в ублюдочную этику. Так, что потом люди сто лет сидят и пытаются сообразить: а как это некое учение пришло к нам из Европы и такое тут устроило, что до сих пор икается - почему навстречу ему ничего соразмерного не встало? Так, что через эти сто лет тутошнее "культурное сообщество"... сами видите.

Так что, может, лучше всё-таки буйный сосед, у которого приступы вдохновения на публику, а не тихое сидение в углу?

6.
Переизбыток информации

Эту плюху я обдумывал довольно долго. И пришёл к следующему ответу.

Может быть, буйный и был лучше тысячу, пятьсот, двести, сто лет тому назад. Однако что было, то прошло.

Усиление всяческих паразитных сигналов и шумов, приспособление их к обустройству общественной жизни, поддержание их, - даже само признание вдохновения чем-то хорошим и нужным! - всё это работало в условиях нехватки информации и необходимости восполнения этой нехватки.

Сейчас же настало время перепроизводства информации, и востребованным становится как раз подавление шумов и отсечение ненужных сигналов.

Иными словами, именно распространение условно "православных техник" (не путать с самим вероучением) на некоторое общество может обеспечить его выживание и преуспевание в условиях дивного нового мира.

Надо ли эти техники копировать или арендовать, это "второй сложный", а с какой точностью и на каких условиях - "третий".

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Напоминаю и подчёркиваю, что я атеист и рассуждаю о ресурсе для хорошей жизни, не более того. Я не забываю о той самой соборности, то бишь независимости церкви от стран, режимов, народов. Для меня существующие страна, общество и народ важнее веры в придуманное божество с претензиями на вечность и универсальность.



Tags: дыбр, общество, ссылка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments