?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Сейчас, в связи с 60-летием Спутника, в сети цитируют Стивена Кинга: я и сам, помнится, его цитировал - мемуар про то, как директор кинотеатра напугал тогдашнюю штатовскую школоту сообщением о том, что русские запустили.

Воспользуюсь этим поводом и ощупаю мысль, которую с некоторых пор считаю очень важной.

Представим себе два пост-апа, то есть два мира, в которых резко сократилось население, а его остаткам приходится решать задачу восстановления общества как привычки, общества как множества умений жить вместе, общества как образа жизни, а не просто как сиюминутного собрания для решения сугубо технических вопросов группового выживания - то есть не только для того, чтобы кто-нибудь посторожил, пока ты спишь.

Город, уничтожаемый ядерным взрывом

Пост-ап номер один: после ядерной войны или любого другого события, резко ограничивающего доступ выживших к достижениям цивилизации. Проще говоря, людей стало мало, но вещей стало ещё меньше. Либо библиотеку сожгло бомбой на горе выползшим из бомбоубежища, либо в библиотеке завелись зомби с мутантами и не пущают выползших почитать про похождения Анны Карениной.

"Библиотеку" я здесь выбираю потому, что в пост-апе "прежние вещи" с их заведомо излишним дизайном становятся не столько орудиями, сколько поводом для общения, а книги и прочие медиа суть концентрат такого повода.

Критически важным для восстановления общества в таком случае получается умение... скажем так... досочинить книгу по обрывкам страниц. Придумать нечто де-факто новое, но не противоречащее окружающему - или ранее окружавшему - миру. Подчеркну: де-факто продукт будет новым, потому что память - штука такая... Если помните кино про слепого негра с Библией, так там основной прикол в том, что он в хэппи-энде мог вместо Библии хоть Лео Кассиля диктовать, всё равно бы сработало. ПОЗДНЕЕ. Блин, хоть бы кто из комментаторов напомнил, что Лео - он Таксиль, а Кассиль вообще-то Лев. Сказать, что ли, что это я нарочно...

То есть в таком пост-апе необходимая для члена общества опережающая адаптация к окружающей среде - не на собственной шкуре, а по готовым книжкам или байкам - обеспечена в первую очередь фантазией, воображением авторов книжек и баек, и только во вторую - поверкой этой фантазии об острые углы окружающей действительности.

Ясна и цена этого пути. Меньшая её часть: если ты вырос на обгорелых обломках старого мира, то и Анну Каренину ты не полностью поймёшь... "паровоз - это был такой мутант, наверное, я так и перескажу".

А большая часть этой цены в том, что возрождённое общество будет поклоняться новизне, воображению, мечте. Даже не поклоняться, а попросту отказываться понимать, что можно и по-другому. Даже тогда, когда вещей станет достаточно, а там и чересчур много.

Жертвы "испанки".

Пост-ап номер два: после пандемии, когда покойники не встают. Иными словами, вещей осталось намного больше, чем людей; книг в том числе.

И проблема здесь в том, - допустим - что сохранились не только библиотеки, но и записи в соцсетях. То есть сохранилась Анна Каренина, про которую в старом мире взрослеющие дети под угрозой оставления на второй год писали сочинения, а вдобавок сохранились и фотографии кошек, которые эти дети лайкали. И вторых намного больше.

Здесь экстра- или интерполяция при работе со старыми вещами - и с вещами вообще - важны несравнимо менее, нежели в предыдущем случае. А наиболее важной здесь оказывается способность отбросить ненужное, применить действительные нужды нового общества к обильным остаткам прежнего. Я не к тому, что именно Анна Каренина всегда поможет, а котики нет. Я к тому, чтобы уметь выбирать не то, что нравится, а то, что нужно.

И именно за это умение выбрать нужное; умение, невозможное без умения игнорировать всё остальное, в новом обществе будут положены ништяки. И именно этому умению будут учить и учиться на протяжении поколений, когда сохранившиеся излишества уже истлеют. И всякий успех адаптации члена такого общества к окружающему миру будет объяснён его интеллектуальной дисциплиной, самоограничением, его умением не зарываться.

У такого пути тоже есть своя цена. Во-первых и главных, велик будет соблазн отказаться от понимания старого мира, отождествить не понятое мною нынче с навечно никому не нужным - и на этом основании приговорить к забвению. Общество, построенное таким путём, рискует за каждое неожиданное изменение в мире платить непомерную цену; оно рискует оказаться не готовым к пакостям природы или соседей, у него в чрезвычайной ситуации не окажется запаса вроде бы "лишних" решений, которые в предыдущем случае постоянно генерятся на дурковатом восхищении новизной.

Во-вторых, возможны ситуации использования сложного "старого" для простого "нового", то есть ситуации забивания микроскопом гвоздей. И ладно бы микроскопом, а то ведь и ручной гранатой, про которую тоже забыли, зачем она нужна. Возрождённое с таким обеспечением общество вполне может оказаться "с закладками" издревле, которые закладки могут икнуться из-за несчастливого расположения звёзд или стараниями особо умного врага.

Виды Аргуса из WoW 7.3

И на полях. На несколько минут отрешусь и от ядерной войны, и от пандемии. Вообще представлю себе, что ап, за которым следует пост-ап, может длиться не два часа экранного времени и не полминуты заэкранного чтения трагическим голосом, "с чего всё началось" - а сотни лет. Потихонечку. Более того, оба таких разных апа могут произойти более или менее одновременно. Исторически одновременно, если уж я про сотни лет.

Ну да, я про заведение, которое принято называть Римской империей. Про его западные и восточные области. Про то, что в западных областях на развалинах Рима коз пасли, а в Константинополе были те самые библиотеки. Про то, что католики верят в то, что ещё могут проявиться какие-то "скрытые догматы" - и вон сколько их уже проявилось, ха-ха. Про то, чем вообще обеспечена пресловутая "западная" экспансия, о которой столько говорят и никак не могут наговориться.

И до кучи про то, чему некие северо-восточные варвары в своё время научились от византийцев. Про то, что даже воспринимать выученное и навеки прошитое в собственном биосе эти варвары нынче умеют только в западной рамке, и этот угол зрения на себя самих вызывает среди них удивление, печаль и многочисленные споры и ссоры.

Человек в походной экипировке возле давным-давно сломанного автомобиля

Да, забыл сказать, при чём здесь Стивен Кинг. У него есть вещь "The Stand": сугубо западный человек рассказывает про то, как сугубо западным людям и одному чёрту почти неизвестного происхождения живётся после пандемии. Спойлер: никак. У автора "хорошие" выжившие не составляют общества, а просто сбиваются в кучу с прицелом на бесконечный пикник. Собравшиеся под чёртом "плохие" выжившие, помимо прочего, заводят у себя школу, потому что "так надо", о чём "хорошие"даже не думают: "потом как-нибудь".

Вообще у "хороших" там настроение "отдохнём от этой беготни". Вся же трагедь состоит в том, что отдых обеспечен слишком большим количеством сопливых трупов, а тамошняя версия бога заставила некоторых из выживших ещё и побегать сверхурочно, в качестве бонуса спалив "плохих" ядерным взрывом (школьников туда же), то есть автор не удержался - и выше я попробовал объяснить, почему.

Можно сравнить это со "Swan Song" Роберта Маккаммона: там речь идёт о ядерной зиме после того, как НАТО и ОВД наконец-то выяснили отношения. Там тоже присутствует чёрт, там "плохие" с пулемётами пытаются добраться до "хороших" без пулемётов. Спойлер: и добираются. Однако у Маккаммона "хорошие" и становятся "хорошими", наткнувшись на нечто совершенно новое. Пафос "Лебединой песни" заключён в том, что Нечто Совершенно Новое из скопища людей, умирающих на развалинах поодиночке, создаёт общество, потому что эти люди находят, ради чего жить вместе.

И при том, что Кинг как автор лучше Маккаммона, "Swan Song" для меня, русского, кроет "The Stand" как бык овцу, потому что в первом случае западный человек пишет о том, что ему близко и понятно; о том, как по нему и должно быть - а Кинг во втором производит впечатление человека с повязкой на глазах, топчущегося в ярко освещённой (для меня) комнате на страх мебели и посуде. Дисковерер, мать его.

ЦУП, старая фотография.

А о Спутнике, перепугавшем юного Кинга, я как-нибудь потом. И о Т-34, и об АК, и о шуваловских "единорогах", и о борьбе со стилягами, и о бритьи бород боярам. И, может быть, даже о ямах на дорогах (единственное число - "ям"). Всё это одно и то же, знаете ли.

Впрочем, дорогие северо-восточные варвары, я полагаю, что ещё до того, как я соберусь рассудить обо всех перечисленных и многих других прекрасных вещах, вы и сами догадаетесь, что я хотел бы о них сказать.

Спасибо за внимание.



Comments

bantaputu
10 окт, 2017 06:56 (UTC)
Получается, что между взрослым выбором и невежеством нет разницы.

А если предположить, что любой выбор - следствие невежества?

Практика показала, что в ситуации недостатка в Западной Европе предметы именно сакрализируются. Если есть одна книга, то это Книга, и даже просто уметь читать её равносильно переходу в иную юрисдикцию.

Обобщение ценности в ситуации избытка это переход к новому представлению о ценности, не заложенному в вещах, избыток коих наблюдается. То есть, ценность вещей как таковых снижается; они становятся лишь поводом для медитации.

Как говорили в "Климе Самгине", глядя на толпу на Ходынском поле, "Икра".

Latest Month

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger