?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Ниже я попробовал собрать и оформить своё мнение по истории. Не по каким-то конкретным историческим событиям, а по тому, что такое история, зачем она нужна, и что сейчас с ней происходит.

Это не попытка просвещения читателя (он и так светится). Я собираю сколько-нибудь непротиворечивую основу для своих будущих нападок на общеизвестные истины и на благородные убеждения.

"Find what you're looking for, amongst the dead?"
(Kreia, SW KOTOR II)

История в моём понимании - это часть общества. Поясню своё мнение.

Общество - это возможность совместных действий людей.

Всякое действие человека разумного есть действие обдуманное, основанное не на инстинктах и не на рефлексах, которые и у скотины отыщутся.

Обдумывание всякого действия есть часть этого действия. Обдумывание сводится к работе со знанием: со знанием о действующем, знанием о цели действия, знанием о средствах действия, знанием о самом действии.

Следовательно, возможность совместных действий людей (общества) появляется лишь в присутствии перечисленных знаний с той только поправкой, что "действующий" здесь не одиночка.

Я назову сумму этих знаний "общественным знанием", и это "общественное знание" есть составная часть общества. Другие составные части... наверное, начать можно с воли и навыка, но это уже вне заявленной темы.

Всякое знание существует постольку, поскольку может быть сведено к описанию какого-то предмета. Это минимум. Из таких атомов можно составить описание изменений одного и того же предмета, описание различий предметов, описание взаимодействия различных предметов... и так далее.

История очевидно является частью обдумывания "общественного знания", то есть, как и было сказано, частью общества. "Историческое знание" занимает отдельную позицию в "общественном знании" постольку, поскольку его обдумывание работает с описаниями невоспроизводимыми, то есть с описаниями того, чего сейчас нет и/или того, что некому и/или нечем и/или никак не воссоздать.

"Историческое знание" не подразумевает "исторической памяти" у общества.

Для наличия "исторического знания" достаточно индивидуальных воспоминаний о совместно пережитом: о том, чего сейчас нет, но что действующие лица сами видели происходящим. "Исторического знания" недостаточно для исторического общества. "Историческое знание" может существовать и в обществе безвременном, доисторическом, полностью закрытом.

"Историческая память" как развитие "исторического знания" - его усложнение, ведущее к его долговременной устойчивости - получается через решение задач по работе с описаниями того, чего работающий сам никогда не видел и уже не увидит. Хроники и памятники. Легенды, вытесняющие мифы - и так далее вплоть до репортажей, протоколов и логов.

"Историческая память" востребована историческим же обществом; обществом, в котором нужны описания дел прошлых, считающиеся истинными.

Ниже я изложу понятие об исторических обществах, заимствованное в работе "Поведение".

В этой работе эволюция общества рассматривается как процесс изменения его формы; то есть изменение множества возможных совместных действий через запрет прежних действий и/или появление новых действий.

При этом совместное действие отличается от других совместных действий не только целью, на которую оно направлено, но и по сложности действия как количеству составляющих его простых действий или по количеству вовлечённых в действие людей.

Движущей силой эволюции общества в работе "Поведение" провозглашено уточнение поведения: это уточнение достигается через ограничение огульной формы понятия о справедливости (полюдья) его избирательной формой.

Например, в доисторическом обществе (Первая этическая система) формула полюдья звучит "будь как все", а ограничивающий его этический императив "ты должен относиться к другим так, как они относятся к тебе". Разница не слишком заметна, однако второе больше помогает приспособлению к окружающему миру.

Исторических обществ в работе "Поведение" описано два, они основаны на Второй и Третьей этических системах.

Необходимое замечание: важно понимать, что "историческая память" как развитие "исторического знания" (изменение формы части общества), появилась именно в обществах Второй этической. Сама история как набор решений общественной жизни создана обществами Второй этической, а Третьей этической она заимствована и унаследована: и я говорю не о копировании содержания летописей, но о копировании самих решений по истории, - вроде того, что летописцев надо подкармливать.

Общества Второй этической основаны на обуздании полюдья "я не должен делать того, чего не делают другие" его избирательной формой "не делай другим того, чего они не делают тебе", более известной как "золотое правило этики".

Эволюция обществ Второй этической выглядит как начальный расцвет, связанный с ограничением произвола и неразбирающей стадности доисторических времён, и последующее нарастание количества запретов... продолжительный арьергардный бой, коллапс, имплозия, дефляция поведения вплоть до ограничения "правильного поведения" несколькими подробно расписанными моделями.

Новые запреты здесь возникают из-за того, что вроде бы считающееся "правильным" поведение, достаточно долго не востребованное внешними обстоятельствами, попросту забывается обществом.

Попытка обратиться к этим поведенческим решениям и на уровне отдельно взятого человека, и на уровне группы блокируется полюдьем "этого никто не делает, этого нельзя". Оформлением такой реакции и становится новый запрет чего-то навсегда.

Отсюда понятно, зачем люди изобрели историю. Зачем стало нужным хранить память о том, чего сам не видел.

В обществах Второй этической история - это запас времени, продлевающий тот самый коллапс. И поддерживать этот запас выгодно, потому что он обеспечивает превосходство поддерживающего.

"Ты сделал нечто новое, чего никто не делал, ты чужак, подлец и мерзавец!" - "Нет, вот запись двухсотлетней давности, такое среди нас принято, я получаюсь даже более наш, чем вы, однодневки" - "Аааааа..."

Общества Третьей этической основаны на ограничении полюдья "все должны делать то же, что и я" его избирательной формой "другие должны делать мне то же, что я делаю им", не более, но известной в вычурном изложении Иммануила Канта ("категорический императив").

Эволюция обществ Третьей этической предположительно включает в себя долгий период снятия запретов. Предлагать новое оказывается делом хорошим и правильным, а снятие существующего запрета на использование этого нового (или его части) - приемлемой ценой хорошего поступка.

Отсюда следуют раскрытие общества, инфляция поведения, поведенческий взрыв - когда "всё можно", и развитие общества этим может быть остановлено не менее надёжно, чем излишком запретов.

Очевидным и наиболее доступным средством продления этого периода оказывается замена открытия переоткрытием, намеренное умолчание о бывшем с тем, чтобы самим его переизобрести (честно, не подглядывая) и записать на собственное имя здесь и сейчас. Культивирование пресловутого "клипового сознания", отрывочности восприятия есть один из аспектов такого подхода.

Здесь унаследованная от обществ Второй этической история становится балластом. Она по-прежнему предоставляет выгоду тем, кто знает историю, однако эта выгода иного сорта. Если раньше история могла обеспечить превосходство через вознесение себя, то сейчас она обеспечивает превосходство через унижение другого.

"Я гений, я изобрёл новое и невиданное, все восторгайтесь мною!" - "Вот то же изобретение сто лет тому назад, шестьдесят лет тому назад, двадцать лет тому назад и три месяца тому назад" - "Аааааа..."

В обществах Третьей этической, доминирующих нынче на планете ("либерализм"), с историей борются, от неё стараются избавиться. Затем, чтобы подольше не уехать в фатальную вседозволенность, подольше симулировать новизну, не напарываясь на новизну действительную.

Рискну утверждать, что всякая "борьба за историю" в наше время своим фундаментом имеет уже не "моральную оценку ранее бывшего - надо ли повторять", но гораздо более общее столкновение двух описанных подходов: "история нужна как припасы" и "история не нужна как груз".

Всякий спор о "моральной оценке" отдельно взятых исторических событий и личностей (или множеств событий и групп) я считаю формой выражения одной из инстанций этого конфликта, его сугубо ситуационным проявлением.

А призом (конечным или промежуточным), который оспаривают участники в каждом конкретном случае, я полагаю то самое превосходство, преследуемое, впрочем, разными способами: через превознесение себя или через унижение оппонента.

Чтобы развлечь читателя, наверняка уже утомлённого моими поучениями (точнее, напоминаниями самому себе), обрисую практическое применение тезиса об "унижении другого" в Третьей этической через развеивание историей его оригинальности.

Джону Брейнтри казалось, что законы каменного века выкопали и вручили ему, словно каменный топорик. Чего бы он ни ждал — феодальной ли мести, рыцарского ли великодушия — такого он услышать не думал. Когда он оказался самым средневековым из всех, ему стало не по себе.

Можно ещё вспомнить "Шар и крест" того же автора, где Макиэн постоянно троллит Тернбулла указаниями на то, что вопросы, обуревающие атеиста-прогрессиста, старая добрая католическая церковь уже давным-давно решила, и в них нет ничего нового.

Отмечу, однако, что в начале книги Честертон наносит сам себе coup de main, ибо Макиэна взрывает вывод образа богоматери из описаний древних богинь плодородия, то есть защитник древнего благочестия вступает в бой из-за такого же отказа в новизне. Впрочем, большая часть честертоновской художественной философии как раз и сводится к попыткам обойти описанный в посте фундаментальный конфликт.

И совсем уж вдогон добавлю: "доказано, что здесь вы не первые" есть безотказный рецепт провоцирования "западных" обществ. Передайте это кому-нибудь с RT. Дополню: то же самое "они там на Западе" считают безотказным рецептом провоцирования всех остальных. "Доказано, что золотые медали не ваши" - и адресат этого сообщения, принимая его "по-западному", должен визжать и дёргаться.

А вот общеизвестный пример симуляции новизны с целью подольше избежать новизны действительной. Есть такое кино, как "Матрица"... правда, тамошний хэппи-энд со спасением от локальной новизны в лице агента Смита сводится к выходу из малой петли длиной в несколько поколений в большую петлю с тотальным игнорированием до-матричной истории, когда всё, что было до Сиона - ноль и абсолютный ноль. Можно повторять.

Гораздо подробнее и убедительнее решения по такому торможению истории рассмотрены у Пелевина в "S.N.U.F.F."e, но их трудно свести к единственной цитате.

Пока всё, однако тему я хотел бы продолжить. Да, то самое общество Четвёртой этической, которое я считаю возможным. Оно же постисторическое общество.

Надеюсь в этом году ещё сказать пару слов о.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Прошу прощения у читателя: спросонья перепутал файлы и записал недоредактированный вариант, а потом планшетный браузер отказался отсылать редакцию. Сейчас, ближе к семи вечера, дорвался до домашнего компа, убрал лишние предлоги и поменял падежи.



Comments

( Всего-то 9 — добавить )
kouzdra
24 дек, 2017 12:03 (UTC)
Могу сказать, что мне история нужна совсем за другим (более история в вашем понимании несовместима с ее полезностью для меня):
бор
Это набор более или менее типовых кейсов, знание которых позволяет прогнозировать развитие событий в текущий момент:

Достаточно подобрать несколько схожих ситуаций - и набор возможных сценариев и зависимостей их от конкретных действий становится довольно точно ясен: их на сам деле не так уж много.

Но это абсолютно несовместимо с вашей функцией истории - хотя потому что чтобы более или менее правильно находить аналогии надо по возможности полностью исключить эмоциональные, этические и оценочные критерии, и в частности - каленым железом выжечь восприятие по линии "свой-чужой" и "хороший-плохой".

Edited at 2017-12-24 12:06 (UTC)
17ur
24 дек, 2017 15:48 (UTC)

Я вот добавлю: даже не прогнозировать вообще, а избегать угроз. Угадал?
kouzdra
24 дек, 2017 15:59 (UTC)
Почему же избегать - это совершенно однохерственно - можно (и даже проще) реализовывать их с выгодой для себя (можно и создавать угрозы специально)
17ur
24 дек, 2017 16:03 (UTC)

Эхм, реализовывать угрозы себе - это мазохизм.
kouzdra
24 дек, 2017 16:38 (UTC)
Это очень выгодное занятие - собственно биржевая игра на понижение - частный случай
kouzdra
24 дек, 2017 16:42 (UTC)
Ну так на примере - 2014 - очевидная угроза девальвации.

Покупаешь доллары по 40,
На пике паники продаешь по 80 - после отката к 60 - у тебя вдвое больше в рублях и в полтора раза больше в долларовом исчилении
17ur
24 дек, 2017 19:11 (UTC)

Вообще-то девальвация здесь угроза, которой Вы не можете избежать в принципе, поэтому на пример того, что угроз можно не избегать, Ваша заметка не тянет.
kouzdra
27 дек, 2017 16:38 (UTC)
Ее избежать очень просто как раз - при малейшеих подозрениях выйти в консервативные активы и держать их.

Игра на понижение - это уже активная стратегия (при достаточно больших суммах и достаточно большом кредитном плече она становится самоподдерживающейся даже)
deadkittten
25 дек, 2017 09:52 (UTC)
Как иллюстрацию, можно привести традицию приписывать свои труды древним авторам в средние века по сравнению с современной борьбой с плагиатом, доходящей уже до уровня охоты на ведьм.
( Всего-то 9 — добавить )

Latest Month

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger