Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

Что делать со свободой слова в следующие полвека.

Написано по поводу суеты вокруг некоего мессенджера. Именно по поводу, а не по причине. "В мировом масштабе". Без упоминания самого мессенджера.

А если "в масштабе", то и под кат.

Город - это решение по производству порядка в обществе. Переулок безопаснее лесной тропы между деревнями, поэтому в городе можно заниматься делами более сложными, более быстрыми и более продолжительными, нежели в нескольких деревнях. И бегство от сеньора в город "у них там", и город как административный центр "у нас тут" - разные формы одного и того же решения. Так что, похоже, оно у хомо сапиенса неизбежно.

В деревнях бабы судачили у колодца. Обсуждали совместную деятельность, жёстко ограниченную природными, то есть изначально заданными и невозможными для сколько-нибудь предсказуемого улучшения условиями. Деятельность в пределах одной семьи, в пределах одной деревни и проч.. Если нового материала для обсуждения не было, то его выдумывали. Критически важным компонентом обсуждения здесь выступало само изложение: мимика, жесты, интонации - общались люди, друг друга знающие давно и прочно.

У мужиков было примерно то же самое с поправкой на иные формы доступного/разрешённого/обычного насилия как средства ограничения полёта фантазии собеседника. "А в морду за базар?"

Эта деятельность - "толковище у колодца" - эффективно уничтожала саму возможность сколько-нибудь сложного порядка: сложного, ловкого и продолжительного совместного действия. Удовлетворение сенсорного голода было важнее будущей совместной деятельности чисто телесно, на биологическом уровне. И такое удовлетворение через особо удачные сплетни, "чтобы её перекосило", непременно вело к накоплению и поддержанию некоторого уровня взаимной обиды, ограничивавшей возможное доверие как сырьё/основу для порядка.

Переход "деревня-город" с "толковищем у колодца" разобрался двумя путями.

Во-первых, "службой новостей", то есть распространением информации легче проверяемой и в общем более интересной (с лучшей перспективой использования к собственной выгоде), чем свежевыдуманное соседкой. "В эфире радиостанция "Маяк"."

Во-вторых, "культурой" в жанре театра, начиная с уличного - мимика, жесты, интонации более убедительные, нежели у соседки. Кровь из клюквенного сока опять же почти как настоящая, и её в любом случае больше, чем из царапин на щеке у доставшей соседки.

Понятно, что процесс не был блицкригом, он длился столетиями и никогда не окончится: "толковище у колодца" воспроизводится всегда и везде, если потенциально болезненные для шкуры обывателя темы не закрыты газетёрами, а Карузо обыватель слушает в исполнении/изложении Фимы Рабиновича.

Такое воспроизведение приколодезного можно видеть и в классическом "война с турками будет", и в пресловутых "городских слухах"...

Более того, расщепление "толковища у колодца" на "полезные новости" и на "монолог Гамлета" стало не только сопровождением перехода "деревня-город", но и местом уязвимости производных от него решений.

Ведь всегда остаётся соблазн обратного совмещения "новостей" о происходящем вокруг с "монологом" под звук рвущейся на груди рубахи.

Такое работает, такое воспринимается окружающими легче, чем рутинные новости и сериалы, такое доступнее дилетанту, такое дешевле для профессионала, а хваткому предпринимателю под такое можно создавать решения вроде разновсяких мессенджеров.

Образ "глобальной деревни" за авторством тов. Маклюэна можно критиковать вдоль, поперёк и всяко, но я полагаю сложным спорить с тем, что сложившаяся в примитивных поселениях практика "толковища у колодца" ныне бравурно отвоёвывает ранее утерянные в обществе позиции. Или, то же самое, общество деградирует.

Другое дело, что деградирует оно не под единую глобальную деревню, а под миллион локальных с сильно распределённым населением, благо к излюбленному колодцу теперь ногами стремиться не надо, достаточно ссылку кликнуть на любой широте и на любой долготе.

Можно спросить, а зачем вообще туда стремиться? Алексей Николаевич Толстой, помнится, однажды про поросят в мешке высказался "им там тепло и вонько". Вот и для людей те же дела. За тем же.

А одна большая деревня разъест вам своей теплотой и вонькостью сложный порядок в городских агломерациях, или тысяча мелких это сделает - разница чисто техническая. Состоит разница в том, когда истлевшее наконец порвётся. Термосы, зонтики, хорошее настроение, печеньки (см. "Майдан") - а потом оглушительные успехи ГП "Антонов", яростными прыжками боевого гопака в XXI век.

Это не попытка поиздеваться или напредсказывать гадостей. Скорее уж предпосылки к прикидкам, как оно пойдёт. "Оно" - это следующий раунд обуздания "толковища у колодца".

Направления, рискну утверждать, будут теми же.

Во-первых, новости, потребителю нужные в смысле приобретений или уклонения от потерь; плюс изложенные качественно и понятно для потребителя. Отсюда следует избирательность, которую придётся обеспечивать службам и фильтрам новостей на уровне района и посёлка с делегированием "наверх" новостей, общих для нескольких районов или посёлков. Следует так же необходимость приучения к таким новостям как к основной части обыденного потребления с отказом от новостей глобально-исторических.

Всё это невозможно, с одной стороны, без "интеллектуальных" фильтров новостей на уровне дома или школы и, с другой стороны, без ограничения распространения "уличных", "приколодезных" новостей.

Дело недешёвое, и основной вопрос его ведения скажется в приспособлении создаваемых качественных местных служб новостей к каким-то полезным делам на местном же уровне, чтобы эти службы хоть как-то отбивались по деньгам. Такое, в свою очередь, невозможно запустить без действующей системы оценки уровня жизни в числах по куче критериев в конкретной точке географии - иначе саму полезность какого-то нового дела аудитории не объяснишь и новость не сформулируешь.

Во-вторых, культура, а если точнее, то дело Крутикова-Велюрова. Эстрадная публика до телевизора как раз и удовлетворяла сенсорный голод вчерашних деревенских, - на неё ходили смотреть, а не только слушать - в обмен на это удовлетворение редактируя культурный и образовательный уровни аудитории.

Да, из телевизионной эпохи, даже чёрно-белой, что Крутиков, что Велюров выглядят смешными и устаревшими. А нынешние роскошные цветные телевизионные говорильни с имитацией того самого приколодезного общения ни смешно, ни устарело вовсе не выглядят, ага-ага, как можно такое думать.

Отсюда решение: студии с хорошим техническим оснащением на содержании у казны или любого, считающего себя казне равнодостойным. При студиях облака авторов-любителей и комментаторов для обеспечения обратной связи, нарабатываемая и редактируемая здоровенная библиотека заготовок. С тем, чтобы любому заметному "информационному поводу" наследовало быстрое создание и массовое распространение качественных/доходчивых/запоминающихся текстов-речей-видео уровня произведений искусства. Законченных продуктов. Короткометражек, если хотите.

Здесь не обойтись, с одной стороны, без довольно жёсткого отбора персонала, а с другой - без превознесения тех отобранных, у кого на этой работе станет что-то получаться. Конкурсы, награды, места в президиумах. Если с отбором условная "система" справится, не впервой, то превознесение означает отъём жирного куска у "культурного сообщества" в его нынешнем состоянии. Последнее влечёт визг галактических масштабов, мол, "культурная катастрофа" и "насилие над художественным чувством" - или что эти удачно устроившиеся индивидуумы ещё придумают.

"Впрочем, это уже совсем другая история". Или та же, но потом. А пока я всего лишь предложил, см. заголовок, что делать со свободой слова в следующие полвека.

Спасибо за внимание.


Tags: дыбр, общество, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments