Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

"Я помню, я горжусь"(с)

Читаю очередную, неведомую по счёту перепалку между теми, кто считает СССР лучше, чем сейчас, и наоборот. От советских звучит аргумент "как я хорошо тогда себя чувствовал, не то, что теперь" с объяснением, что дело не в собственных возрасте и здоровьи, а жизнь такая была прекрасная, и всё вокруг вдохновляло.

Аргумент откровенно слабый, потому что прогресс - или регресс - не стоит на месте, и "тогда" с "сейчас" всё труднее сравнивать... точнее, всё легче сравнивать в пользу "сейчас". В конце концов, рукописи с некоторых пор не горят, а записывают с тех самых пор необычное, - ведь обычное и так всем известно - поэтому СССР чем дальше, тем больше будет казаться аудитории набором диковинных кунштюков, должных вызывать восторг или отвращение. На отвращение с дивана спрос выше.

Однако слабый аргумент не означает того, что он неправда, и он вполне может указывать на вещь... скажем так, ценную, которую не стоит забывать.

Видите ли, предельное унижение, которое человек может пережить - это представление его вещью. Есть унижения и похуже этого, но их человек пережить уже не может: скажем, когда его действительно делают вещью (трупом), и когда из него делают вещи - абажур или инкубатор (см. "Сигурни Уивер").

Далеко не единственный, но самый доходчивый индикатор такого унижения - это когда человек оказывается собственностью. Собственность - это не просто вещь, это "так оно и надо, чтобы" вещь, а не случайно сложившийся сиюминутный расклад отношений.

Отношения собственности, напомню, это отношения между людьми по поводу вещи.

...и вот тут - спасибо то ли древним социалистам, то ли ордам их толкователей и ниспровергателей - мысль человека советского, постсоветского и антисоветского радостно перескакивает через одну ма-аленькую шестерёнку.

Имярек ведь собственность не тогда, когда он что-то там подписал, а уже тогда, когда два других имярека что-то там между собой решили по его поводу. И даже не "что-то там", а те самые владение, пользование и распоряжение.

Скажем, согласно существующим договорённостям, один имярек не пускает другого к третьему, и абсолютный пофиг, что сам третий по этому поводу думает, и никто его к договорённостям не допускал. Третий - вещь, а первый им владеет.

То же касается и пользования. Первый пьёт из третьего кровь, а второй нет. Первый увеличивает свою силушку за счёт "прибавочной стоимости, произведённой" третьим, а второй нет. Отношение между первым и вторым по поводу третьего суть отношения собственности, а третий и есть собственность, вещь, существо низшее - да и вовсе даже не существо, если не морочить себе голову прыжками и ужимками, видимыми в телевизоре.

Что сделали древние социалисты и/или наследовавшие им орды? Перескочили через эту стадию и сразу перешли к рассмотрению такого положения дел, когда третий уже сам признаёт себя собственностью, и отношения собственности есть его, третьего, отношения с первым по поводу собственной тушки, понимаемой третьим как нечто отдельное от себя.

Когда с унижением третий уже смирился, всячески его для себя оправдал и опроверг, а теперь упоённо исполняет гимн компании каждое утро и верит в "мы одна команда". Или не смирился и вслух читает газету "Искра" после работы.

Однако ни смирение, ни чтение не отменяют самого переживания предельного унижения от того, что два буржуя без тебя решают, что и кому из них с тобой делать. Если хотите, перепишите фразу в восторженном ключе со словами "инвесторы" и "инноваторы".

Так вот, аргумент советских, о котором шла речь в начале текста, состоит в указании на отсутствие такого унижения в СССР как чего-то естественного, нормального и тем более хорошего. Указании на то, что советский человек обычно ощущал себя существом высшим относительно того, которым обычно ощущает себя нынче, окружённый теми самыми инвесторами и инноваторами.

Да, да. Выдать такое указание напрямую в качестве аргумента - напрашиваться на опровержения одновременно обоснованные, пылкие и непочтительные. Аргумент непрочен.

Скажем, государственные чиновники позднего СССР, договаривающиеся между собой о планах развития казённых предприятий, согласно аргументу не будут собственниками рабочего люда исключительно потому, что вовсе не договариваются о работниках, их не спрашивая, а следуют плану, следующему из Плана, следующего из Единственно Верного Учения. И так далее.

Другое дело, что за пылкими опровержениями непрочного аргумента без остановки вполне могут последовать утверждения, что быть собственностью - это нормально и неизбежно, что с этим надо смириться, что это такая доля, что это малая цена за прекрасные ощущения владельцев, которые суть необходимая и чаемая элита, лучшие люди, творцы и божии любимцы... в общем, всё то, что заставляет думать, будто у ЧК времён Гражданской была своя правда. И так далее.

А вот если перед "и так далее", на той маленькой шестерёночке вовремя остановиться, то для очередного упражнения в дискурсе можно поставить вопрос: "как жить так, чтобы не быть собственностью или быть ею в наименьшей возможной степени: что для этого можно сделать самому для себя, что сам должен другим, и что они должны тебе - и сами по себе, и слепленные в общество с государством?"

Здесь вот этот самый советский аргумент с последующими разборами нетребовательной и прекрасной прошлой жизни на плюсы, на минусы и на всё остальное применительно к ситуациям тогдашним и нынешним - полагаю, окажется небесполезен. Всем.

Конечно, если не начинать разборы с "да тут и так всё ясно". Тогда да, тогда бесполезен.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Нет, я не о примирении. Во всяком случае, после первых двух абзацев.

Tags: дыбр, история, нация, общество, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments