?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Точнее, рассуждение о субстанциональном и функциональном аспекте вещи, применённое к делам общественно-политическим и убранное под кат, потому как люди не мне чета жизнь на вопрос в самом что ни на есть возвышенном виде положили. А я так, взбесился, философствую. Чего мне, убогому, на публику позориться.

Начать с того, что у вещи можно выделить два аспекта: субстанциональный и функциональный. Что она есть, и как она работает. Разные аспекты - разные группы родственных свойств, разные списки взаимокоррелируемых параметров - именно что сводятся к разному выражению лица наблюдателя по теме "что я вижу в этой вещи, когда я на неё смотрю", "о чём я говорю, когда о ней рассказываю".

А продолжить тем, что человек, будучи наблюдателем, то бишь глядя на вещи и рассуждая о них, по умолчанию старается экономить умственные усилия.

Досталось по наследству от обезьяны: увидел полосатое, так не рассматривай, а сигай на дерево. Ну и что, что оказался не тигр. Окажись тигр, а ты стал бы рассматривать, прикидывать и оценивать - не наплодил бы ты потомства, любопытный, не упоминал бы я тебя сейчас, пращур.

Потому человек, вознесшийся от обезьяны (деградировавшие от образа и подобия божия, идите нафиг), рассказывая о всякой вещи, из-за вбитой в наследственность экономии усилий норовит свалиться в один из аспектов: функциональный или субстанциональный. "Что оно делает" или "что оно такое". В движуху или в правду. В какой именно аспект? А который обходится дешевле, на который здесь и сейчас можно тратить меньше ума.

Может вознесшийся человек не сваливаться? Может. Если его предупредить и оплатить ему дополнительные умственные усилия. Денег дать, или лайков, или пообещать в следующий раз бить не так больно.

Если не платят, то обычно сваливается. Итогом такой экономии, сваливания такого, оказывается примат одного аспекта над другим. Функционального над субстанциональным или наоборот. "Примат" здесь - не помянутый выше пращур, а пренебрежение другим аспектом вещи, если отдельно не спросят. Причём не манипулятивное пренебрежение, а искреннее, на уровне "а что, разве надо было и об этом" - без осмысления, в крайнем случае со ссылкой на заточку Оккама.

Теперь. Само различие между функциональным и субстанциональным аспектами вещи есть средство упрощения и облегчения мышления. Ведь любой объект есть мгновение процесса, любой процесс есть существование объекта.

Граница между функциональным и субстанциональным аспектом вещи, которую проводит наблюдатель, есть время, до которого наблюдатель ещё согласен считать процесс объектом: "не дёргается", "это то же самое"; а после которого "так это же совсем другое дело", "смена исторических формаций" и прогресс с регрессом.

Вот только само понимание - правильное оно или нет - хотя бы и субстанционального аспекта изменяет уже самого наблюдателя, а значит, понимание задаёт процесс, функцию в системе "наблюдатель плюс вещь", даже если сама наблюдаемая вещь за время её понимания осталась неизменна.

Отсюда: понимание функционального при прочих равных всегда дешевле, ибо само понимание есть функция, присущая хомо. И потому хомо норовит скатываться именно в функциональное. Если нужно быстро рассказать о вещи, то хомо обычно рассказывает другому хому, что она делает (и может сотворить с ним, если тот окажется неосторожен), а не из чего состоит и как устроена.

Именно понимание субстанционального аспекта вещи обычно надо оплачивать дополнительно ("Н - наука") сравнительно с функциональным. Значит, именно от субстанционального понимания отказываются первым, если "рынок решает" (рынок вещей или полномочий, неважно). Ну да, зачем копаться в товаре, если/пока он работает? - в некоторых ситуациях этот подход означает то самое выживание в виду возможного тигра, однако не во всех ситуациях, отнюдь не во всех.

К чему я это всё? А всё к тем же своим галлюцинациям о суверенитете общества, от которых читатель уже должен был устать.

Несчётное число раз говорил я, что суверенитет - это когда в группе, где существует общество, есть такая часть (суверен), которая остальную группу способна застроить для совместных дел без объяснения причин. "Бежать, потому что я так велю". И такое свойство общества, - суверенитет - изначально будучи и оставаясь необязательным, обычно присутствует во всех сколько-нибудь долгоживущих обществах. Выживали. Успевали спастись от реальных и воображаемых тигров, потому что "я так сказал" без трат времени на обсуждение, что это там такое полосатое в поле зрения.

Отсюда одним из главных вопросов суверенитета общества оказывается такой: когда "ятаксказалу", то есть суверену надо начинать беспокоиться? У него ведь есть возможности и от конкретной опасности общество спасти с тревогой и мобилизацией, и группу, в которой общество существует, в виду известных и неизвестных опасностей заранее обустроить, и даже самих людей в группе такими вырастить, чтобы им эти опасности не угрожали. Чтобы тигр их боялся - ну, или брезговал ими.

Сам выбор суверена между этими наборами решений - спасти, обустроить, вырастить и т. п., если решения составляют альтернативу по ресурсу - сформирован объявленной выше временной границей между пониманием вещи как объекта или как процесса. Сформирован вариантами понимания суверена дел общественных и тех самых опасностей, которые обществу угрожают.

Нынче (как я могу судить по миру, в коем я всё ещё живу) примат функции над субстанцией в силу той самой экономии мышления, многажды усиленной рынком, уже непристоен. Всякая вещь - человек в том числе - определяется и оценивается по её движению, а не по её сущности, при этом сами критически важные движения, по которым производится оценка, должны быть всё быстрее и быстрее, на них должно уходить всё меньше и меньше ума и внимания и наблюдателя, и наблюдаемого.

Та временная граница, за которой всякий объект начинают считать процессом (граница между правдой и движухой), становится всё ближе к наблюдателю - в том числе из-за всё уменьшающейся собственной способности наблюдателя к долговременной концентрации внимания. Даже если за это - всё меньшее! - время никаких видимых наблюдателю изменений в вещи не произошло, то этот объект всё равно должен быть процессом, и её описание наблюдатель просто заимствует извне, даже если оно противоречит его собственным впечатлениям от неизменного объекта (уважаемый читатель только что прочёл моё понимание пресловутой "информационной войны" и рецептов победы в ней).

Обратный подход - примата субстанции над функцией - нынче ходит в покорённых изгоях. Это безумие, преступление ("страшный совок хотел вырастить нового неполноценного человека") или повод к насмешке над рыночным неуспехом и повод обоснования этого неуспеха ("русский человек к нормальному миру не приспособлен, должен издохнуть").

И этот... соблазн?.. пренебречь правдой в пользу движухи касается не только обывателя, но и того самого суверена, приказами которого группа, где существует общество, не чуя себя спасается от тигров.

Соблазн касается и суверена. Суверену легче признать приоритет функциональных, сиюминутных решений, заведённых на общественное движение и общественные усилия, над долговременными, заведёнными на изменения общественного материала и общественного устройства.

"Как только эпидемия, так мы сразу тучу госпиталей в палатках развернём, незачем прививки делать". "Если нам извне прикажут страну на части распустить, то наш президент с трибуны вражинам гордую голую жопу покажет, незачем уже сейчас учебники истории редактировать". И так далее.

Тут дальше можно долго рассуждать... скажем, объяснить долгую увлечённую сетевую возню вокруг мема Хитрого Плана как стихийные усилия по передвижению того самого временного раздела "объект-процесс" поближе и подальше ("вчерашняя речь суть Нечто с учётом событий пятилетней давности и за пять лет предсказанных")... но как-нибудь потом.

Здесь же просто теория. Без упоминания слова "либерализм" и многих других.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Хорошо, не просто теория, а разросшийся и почищенный комментарий к "рассказу первого размороженца" из "Воспитания Цифруши" Станислава Самуиловича Лема. Кто не читал, прочтите. 1976 год, старые добрые вегетерианские времена, всякий звездочёт в своей башне выдаёт что хочет. В рассказе именно что противопоставление функционального аспекта (музыка, которую делает оркестр) субстанциональному (как и из какого персонала оркестр устроен). Противопоставление в пользу функции, конечно - времена были наивные, торжества свободы ещё не изнюхали.

А так я Лема сейчас совсем ранешнего перечитываю. "Магелланово облако". Глава "Трионы", ЕВПОЧЯ.

ПостСубСкриптум. Чтобы уважаемому читателю стали хоть немного понятны траектории червяков в мозгу не менее уважаемого автора, уведомляю их, что желаемым звуковым сопровождением к посту был гимн Анчурии из позднесоветской версии "Королей и капусты", - смотреть обязательно, если что - а грубый западный пафос, в отличие от утончённого советского, был второй опцией, к коей пришлось прибегнуть, когда наш любимый яндекс сказал, что нетути соответствующего звукового файла к постановке в ЖЖ-пост. Только видео, но это расход места. Такие дела. Буржуйское творчество, значит.



Comments

17ur
17 сент, 2018 14:31 (UTC)

Суверен - часть общества, это не отдельная от общества сущность. Он играет не за себя, а И ЗА СЕБЯ ТОЖЕ.
alexey_neonov
17 сент, 2018 14:39 (UTC)
В каком-то контексте да, за общество. Но, если заглянуть в субстанцию :), то абстракция ломается в тот момент, когда в обществе есть кто-то вне суверена и с политикой суверена не согласен. Ну не всем же быть согласным.

И выбор суверена вечно давить "Бежать, потому что я так велю", или все же начать слушать, а значит делиться суверенством.

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger