Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:

Замечание о Предприятии.

Это очередное рассуждение о словах. Скучно, длинно, но необходимо, потому что без рассуждений о словах рассуждения словами не имеют смысла.

Почему Предприятие? Потому, что я продолжу не разбираться в экономике. Те рацеи, которые я развожу здесь про общество, всё же требуют в качестве своей неотъемлемой части замечаний о ведении всякого хозяйства - домашнего или любого другого.

Я попробую возможно дольше удерживать себя от провозглашения очередного единственно верного учения: читатель, полагаю, и без моей помощи уже давно нашёл ответы на вечные вопросы "у кого отнять" и "как делить".

Предупреждаю, однако: у меня уже вошло в привычку перед всяким сколько-нибудь новым рассуждением приводить всё менее краткое содержание тех размышлизмов, частью которых оно будет. Не назвал бы эту привычку вредной - помогает придерживаться прежних рассуждений или, по крайней мере, сознательно их корректировать. Задание ориентиров. Вроде привычки у Партийной мелочи двадцатых-тридцатых годов прошлого века обращаться к международному положению в начале всякой публичной речи.

Значит, о чём это я... Товарищи! Так вот, я рассматриваю общество как состояние группы людей, задающее возможность их совместной деятельности и учитываемое этими людьми или внешним наблюдателем в качестве силы, соединяющей людей в группе вместе.

Общество может существовать постольку, поскольку поведение людей в группе предсказуемо этими людьми, то есть постольку, поскольку существуют нормы поведения, сказывающиеся в тех вещах, которые можно ожидать от близкого человека и/или от первого встречного, и которые ожидать нельзя. Эти ожидания оправдываются достаточно часто, чтобы обычный человек мог предполагать, будто они оправдываются всегда, и планировать своё поведение без учёта этой ошибки.

Человек, сколь угодно обычный, физически не может постоянно соответствовать этим нормам, этим ожиданиям. Его актуальное несоответствие этим нормам, проявленное "на людях", будет разрушать общество в группе, в которой этот человек находится.

Поэтому в группе появляются подгруппы, чьим назначением оказывается временная или постоянная защита общества от частной ненормальности. В этих подгруппах периоды, приступы отклонения от нормы пережидают, исправляют, провоцируют, совершенствуют и проч.. Деятельность в таких подгруппах - это деятельность совместная, а, значит, и в них должно существовать общество, не обязательно похожее на "большое", "обычное", "уличное", "на людях" общество, однако связанное с ним и чисто технически являющееся его частью.

Рассуждая, я пришёл к выводу, что эти отличия частных подгрупп друг от друга и от "большого" общества можно описать через "моды" существования всякого общества, режимы его функционирования.

...если хотите знать, что я понимаю под "модами", не будучи Версачи, то прочтите ГОСТ 26599-85 и узрите там, что "мода - тип волны оптического излучения, распространяющийся по оптическому волноводу, характеризующийся определённым распределением поля в поперечном сечении и определённой фазовой скоростью". Ну да, профессиональный перекос. А если совсем просто, то "так тут заведено", по жизни более или менее совместимый с другими "так тут заведено" в том же самом месте в то же самое время...

Выделить можно четыре отдельных, независимых друг от друга моды: Семью, Школу, Тюрьму и Армию, понимая эти "так тут заведено" как различные управляемые совокупности отношений между "большим" обществом и его частью.

Мода "Семья" защищает общество от ненамеренной слабости члена домашнего хозяйства, ненамеренного недотягивания до действующих ожиданий. Дети должны находиться под присмотром родителей потому, что дети не могут, не умеют, не знают, даже если хотят. То, что ребёнок или инвалид, пытаясь соответствовать требованиям для взрослых и здоровых, навредит себе, это дело десятое - главное, какой ущерб он причинит такими попытками окружающим, рассчитывающим на него, как на взрослого и здорового.

Школа защищает общество от намеренной слабости ученика, от его паразитизма. Школа учит прилежанию, то есть умению и желанию распределять свои физические и умственные силы (внимание) так, чтобы долго и правильно выполнять работу, однообразную и бесмалоосмысленную с точки зрения исполнителя. Сам процесс обучения в школе организован как передача некоторого корпуса знаний. Истинность этих знаний - дело тоже десятое, а главное в них - такое построение, которое способствует наработке учеником прилежания для самостоятельного выполнения всё более сложных заданий. Этими "самостоятельного" и "всё более сложных" ученик отличается от раба, а прилежание - от покорности.

Тюрьма защищает общество от намеренной силы. Сходство со Школой здесь в том, что у подопечного подразумевается наличие воли, выраженной в нежелании соответствовать общественной, "уличной" норме. Однако если Школа "тянет" своего подопечного к этой норме, то Тюрьма "даёт ему по рукам", "загоняет" его в эту норму, ограничивает его свободу.

Наконец, Армия работает с ненамеренной силой, с "дурной силой", отводя её за пределы общества. Смыслом Армии как моды существования общества в некоторой группе будет именно избавление этой группы от излишней, вредной, неуправляемой силы, разрушающей общество в ней. Если хотите, её отвод. Канализация. См. тов. Лейбер "The Wolf Pack" ("Стая волков") или просто фразу "мне не нужен чистый плац, мне нужно, чтобы ты задолбался". Внешний враг, скрежещущий зубами - для Армии это вовсе не обязательный десерт, это "повезло", это в жизни случайно возник понятный смысл.

Перечисленные моды независимы друг от друга, каждая из них имеет своё "место силы" - множество ситуаций, в которых другие режимы функционирования группы попросту бесполезны, а работает только эта. Эти моды нужны все, а всякое состояние общества в любой группе есть итог сосуществования в ней всех четырёх мод, влияющих на положение дел в разной степени.

Ну да, в семье, в отдельно взятом экземпляре домашнего хозяйства, в квартире с номером, обычно больше всего Семьи, потому что она позволяет нормальному человеку отдохнуть от "большого общества", то бишь не дотягивать до его требований, при этом не отдавая себе в этом отчёта (см. всяческий телевизионный юмор на тему семейной жизни).

Однако в домашнем хозяйстве могут найтись и Армия, и Тюрьма, и Школа. Время от времени. В отдельно взятых ситуациях, в тех или иных мелких повседневных делах.

Найтись они могут в разной мере в разных экземплярах домашнего хозяйства. В квартирах под разными номерами. В отдельно взятых экземплярах, на которые я укажу пальцем согласно своим вкусам, или в типичных, в наиболее распространённых экземплярах на данной территории в данный исторический отрезок. Отсюда можно переходить к понятиям "менталитета", "национального характера" и прочего такого же, но как-нибудь потом.

То же самое касается хозяйств/общежитий школьных, тюремных и армейских. Там больше всего соответственно Школы, Тюрьмы и Армии, - они задают режимы существования этих хозяйств согласно целям их существования - однако особенности этих режимов в разных случаях разных хозяйств объясняются тем, что другие моды там тоже присутствуют, не исчезая полностью. "Полковник наш рождён был хватом - слуга царю, отец солдатам". Комбат - он тоже батяня.

Где здесь место для Предприятия?

Для начала надо вспомнить, что "предприятие" - это не только и не столько "заводы, газеты, пароходы", сколько "дело": авантюра, эскапада, антреприза, афера. Заводы, газеты, пароходы и прочий хардвер суть всего лишь одно из обеспечений дела. Кроме материального обеспечения, есть ещё и организационное (которое холуи норовят раздуть в некие особые способности предпринимателя, ставящие его на недосягаемую для наёмного быдла высоту), и правовое, и социальное.

Смысл всякого "дела" - что ограбления банка, что его создания - состоит в актуализации одного из возможных будущих, в перераспределении вероятностей между вариантами будущего для какой-то группы, в которой существует общество (возможность совместной деятельности).

Или, что то же самое, всякое "дело" заключается в установлении и поддержании связи между будущим и настоящим. Будущее тут воображаемое (плохо или хорошо), а настоящее понимаемое (плохо или хорошо) - других нет. Воображаемое и понимаемое каждой особой по-особенному в меру своих особых способностей.

Тогда Предприятие получается общим названием для управляемой совокупности отношений между [понимаемым] настоящим и [воображаемым] будущим состояниями группы, в которой существует общество. Между настоящим и будущим этого общества.

Семья, Школа, Тюрьма и Армия существуют вне времени, и задаваемые ими режимы в группе тоже могут существовать вечно, в презумпции неизменности группы.

Да, они разбираются с какой-то сменой состояний собственных и окружения, но не нуждаются ни в осознании этой смены как процесса, ни в расписании этого процесса по шкале. "Ребёнок плачет - надо накормить", "блатные бузят - надо в карцер" и проч.. И так каждый раз хоть до конца времён: обобщения через память или воображение возможны, но не нужны.

Семья, Школа, Тюрьма и Армия - это решения задачи нормирования "большого общества" через фильтрацию и коррекцию в более-менее изолированных подгруппах неприемлемого "большим обществом" поведения. Эти четыре моды могут существовать только там, где здесь и сейчас существуют эти подгруппы, а между ними есть "улица", "большое общество", "общество нормальных людей".

Предприятие же оказывается возможным как в подгруппе рядом с "большим обществом", так и в масштабах всего "большого общества", всей группы, где оно существует, даже если снаружи этой группы людей нет. Люди всё равно есть в будущем, и этого уже достаточно для работы по установлению и коррекции отношений с неким обществом в будущем.

Очевидный стимул здесь тот, что этими людьми в будущем можем оказаться мы сами, и Предприятие задаёт вполне понятную деятельность по ублажению/спасению собственной шкуры в будущем.

Да, Предприятие в масштабах всего общества, всей группы - это то самое "общее дело", которое res publica. И строительство коммунизма - тоже оно. И рыночные реформы. И ещё много чего. А про рай с адом я вообще говорить не стану, чтобы не дразнить людей.

Понятно, что Предприятие может присутствовать в каком-то отдельно взятом домашнем, школьном, тюремном или армейском хозяйстве, а может и отсутствовать там в то время, как Семья, Школа, Тюрьма и Армия окажутся там неизбежно - вопрос только, в каком соотношении.

Обращусь к классике. Пример отсутствия Предприятия в домашнем хозяйстве - тот самый воландовский "покой" для Мастера:

"О, трижды романтический мастер, неужто вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта? Неужели ж вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула? Туда, туда. Там ждет уже вас дом и старый слуга, свечи уже горят, а скоро они потухнут, потому что вы немедленно встретите рассвет. По этой дороге, мастер, по этой. Прощайте! Мне пора...

— Слушай беззвучие, — говорила Маргарита мастеру, и песок шуршал под ее босыми ногами, — слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься, и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я.

Так говорила Маргарита, идя с мастером по направлению к вечному их дому, и мастеру казалось, что слова Маргариты струятся так же, как струился и шептал оставленный позади ручей, и память мастера, беспокойная, исколотая иглами память стала потухать."

Вечность, тишина, потухшая память, короткий цикл "день-ночь". Ребёнка он своей долбанутой ведьме не сделает. И даже нового психа в соседнюю палату не привезут, покрасоваться перед ним... Думаю, такие же примеры можно найти и для Школы, Тюрьмы и Армии, но - потом как-нибудь, потом, я и так уже заговорился.

Впрочем, одну вещь надо записать. Очевидно, что работы, относящиеся к Предприятию, должны относиться и к двум другим вещам, которым я пока просто не нахожу названия, хотя вокруг себя, в обществе, я их могу наблюдать.

Первая - это совокупность отношений между настоящим и прошлым. Выражение "бои за историю" выглядит пафосным и мелким. Мнится мне, что вещь-то сильно покрупнее, понятие именно на уровне Предприятия как возможного свойства отношений во всякой группе. Сама "история"? Сводить к этой вещи "мораль", "ценности" и прочее - наоборот, чересчур крупно получается?

Вторая - это отношения между прошлым и будущим, где настоящее рассматривается лишь как необходимое условие существования этих отношений: посредник, площадка. На это замахиваются люди, когда норовят из всего хода истории вывести единственно возможное будущее. Или наоборот: ведь ту же "смену формаций" с натягиванием на глобус марксова учения сов по всякой дате и по всему миру можно квалифицировать как следствие понимания коммунизма в будущем неизбежным - так, что прошлое подлежало застройке под него.

Постприятие? - или всё-таки "история"? Межприятие? Не знаю. Надо думать. О словах. Буду, чё.

Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. К "рыночному предприятию" и "рынку вообще" я, как видите, пока и не приближаюсь. Хотя внимательному читателю уже понятно, с какой стороны я к ним пока и не приближаюсь.

ПостСубСкриптум. Что я сейчас читаю? "The Iron Heel" Джека нашего Лондона. Пафос, наивность. Фундаментальная дыра в логических построениях: "деньги должны работать" как отрицание идеи "достатка" - это волюнтаризм, этическое утверждение, вовсе не универсальное и не основанное на материальных факторах.

Но.

Пример. Тов. Лондон описывает ситуацию, когда неугодную наступающей Олигархии книгу по теме образования закрыли, без объяснений отказавшись печатать её в почтенных плюралистичных свободословных буржуазных издательствах и спалив неизвестно откуда взявшимся "возмущённым народом" издательство непочтенное, социалистское.

Прочёл. Отложил книжку. И буквально на следующий день читаю, что "Неофеминистки уничтожили одного из "ста американских интеллектуалов"".

Полоумные бабы в силу своих садистских наклонностей закрыли дискуссию о нетрадиционных способах уничтожения доверия как основы общества. Тот, кто думал начать дискуссию, заслуженно уважаемый человек, вылетел с работы.

Полоумные бабы. От нечего делать. "Они ка-ак прыгнут!.." А то, что там больше ста лет тому назад какой-то анархосоциалист навыдумывал - эт-бряхня, а "бабло побеждает зло" так и вовсе инсинуации.

Сами посудите, как тут не думать о Предприятии.


Tags: общество, теория, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments