Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

Партийное, утопическое.

Ниже - попытка прикинуть, какими я ожидал бы увидеть политические партии в некоей Утопии (по моим понятиям). Не в смысле "какие программы у них должны были быть" (какая Утопия, такие и программы), а в смысле "откуда бы они там взялись".

Упражнение очень абстрактное. Абстрагирование - реакция на переполнение моего восприятия боевой магией вроде "серп с молотом отпугивают буржуев-кровососов" и "невинноубиенный царь-батюшка аэродром с небес благословил". Надоело. Через границу гляньте, до чего такое доводит.

0. Общество - возможность совместной деятельности в группе людей; сила, соединяющая людей в группе.

Суверен - часть общества, которая может отдавать всей группе, в которой существует общество (в том числе и себе), приказы, подлежащие безоговорочному исполнению.

Суверенитет - наличие и воспроизводство суверена в обществе. Самое близкое по смыслу, что я видел у людей много более уважаемых и мэйнстримных, чем я: "внутреннее узаконение элит". Примечание: видывал и "легитимацию", и "легитимизацию", так что ну их обе нафиг, в России живу - "узаконение".

Государство - набор инструментов суверена по обеспечению суверенитета в обществе (главная цель) и поддержанию собственно общества (производная цель).

1. Суверен, оставаясь частью общества, по определению превосходит общество. Он важнее, чем любая другая его часть. Грубая аналогия: выбор "потерять руку или голову" для человека, как правило, очевиден.

Видов неравенств между разными людьми, разными группами людей, разными частями общества или частью общества и обществом в целом может быть четыре и только четыре. Всякое действительное неравенство есть комбинация этих четырёх видов; вполне вероятно, с ярко выраженным или, напротив, неразличимым присутствием одного или нескольких из них.

Во-первых, это неравенство "я превосхожу его, ибо я делаю то, чего он не может делать". Неравенство между родителем и ребёнком, здоровым и калекой, дисциплина как защита. Семья.

Во-вторых, это неравенство "я превосхожу его, ибо я делаю то, чего он не хочет делать". Неравенство между учителем и учеником, дисциплина как принуждение. Школа.

В-третьих, это неравенство "я превосхожу его, ибо он делает то, чего я не могу делать". Неравенство между ветераном и молодым бойцом, дисциплина как опыт. Армия.

В-четвёртых, это неравенство "я превосхожу его, ибо он делает то, чего я не хочу делать". Неравенство между добропорядочным обывателем и преступником, дисциплина как ограничение. Тюрьма.

Я считаю, что всякий суверенитет как неравенство в обществе есть комбинация этих четырёх неравенств. Применительно к суверенитету назову эти неравенства модами. Мода семьи, мода школы, мода тюрьмы и мода армии.

К их количественному, процентному присутствию в суверенитете отдельно взятого общества в отдельно взятый момент времени можно применить выражение "модовый состав суверенитета".

2. Бессмертное:
"Смотрящий по Шансону сказал: сущность власти не в том, что уркаган может начать войну. Сущность власти в том, что он сможет и дальше остаться уркаганом, если отдаст такой приказ точно в нужный момент — когда к нему повернутся пацаны. И никакого иного владычества нет, есть только гибель на ножах или слив в пидарасы."

Да, суверен остаётся сувереном, пока его приказы безоговорочно исполняют: для этого приказы должны быть производным от положения дел в обществе, и потому сам суверен должен зависеть от общества. Это и есть народовластие, никакого иного народовластия нет.

Да, и гибель, и слив в миллионных группах могут занимать десятки лет.

Да, личный состав суверена, попавший под раздачу, будет совсем не тем личным составом, что впервые положил на общество.

Да, гибель и слив вовсе не обязательно окажутся праздничной виселицей со знаменитыми последними словами палачу: "Дышите в другую сторону, любезный, от вас луком несёт..." - может получиться гораздо... будничнее и техничней.

3. Мир меняется.

Общество или меняется, приспосабливаясь к этим изменениям либо противостоя им, или перестаёт существовать в изменившемся мире.

Требования к суверенитету общества меняются, - то есть меняются требования к присутствию в суверенитете мод семьи, школы, тюрьмы и армии - или общество теряет суверенитет.

Суверен или меняется с изменившимся обществом, соответствуя новому суверенитету, или перестаёт существовать, и тогда изменившийся суверенитет отправляет уже новый суверен.

Особо отмечу, что движущей силой отправления суверенитета может быть только защита собственного благополучия личного состава суверена. Это личное благополучие может сказываться в вещном потреблении, в наслаждении властью, в продвижении единственной истины, в переживании любви к людям, в борьбе за всё хорошее со всем плохим, да в чём угодно.

Тем не менее, это именно что личное благополучие, "мне от этого хорошо", которое тот или иной член суверена боится потерять вместе с принадлежностью к суверену. Общий знаменатель у личного состава суверена.

Эта движущая сила, защита общего знаменателя и задаёт порядок и протокол общения между сувереном и обществом - повторю и подчеркну, всем обществом, частью которого является и сам суверен.

Таким образом, нахождение нового соответствия между обществом и изменившимся миром (через адаптацию или противостояние) сказывается в выборе между изменением модового состава суверенитета этого общества или - сперва - изменением личного состава суверена, а потом/одновременно уже модового состава суверенитета.

4. И те, и другие изменения в сколько-нибудь многочисленных группах могут быть своевременно предсказаны, обнаружены, исчислены, объяснены, обсуждены, поняты только на платформе государства.

То бишь в суверенном обществе помимо средств проведения в жизнь приказов суверена должны быть некие устроения, способные быстро заметить изменения во внешнем мире и в самом обществе, убедительно доказать их наличие остальному обществу, в том числе суверену, непротиворечиво объяснить их причины и хоть как-то предсказать их следствия в случае их игнорирования.

Что лучше - одни и те же устроения для всего перечисленного, или нужны устроения разные для наблюдения, доказательства, объяснения и предсказания, а вопрос связей между ними окажется "вторым сложным", я пока себе не представляю (очевидно, что в известном мире присутствуют оба решения).

Однако всем этим устроениям необходим выход на государство, на административные структуры, проводящие в жизнь приказы суверена: не желающий себе неприятностей суверен должен использовать государство для спонсирования обозревательных и дискуссионных "площадок" в обществе хотя бы затем, чтобы видеть, "когда к нему повернутся пацаны".

5. Если бы передо мной встала задача конструирования "с нуля" партийной системы для "представительной ветви власти" (она же, ветвь, иерархия дискуссионных площадок), - ну, для какой-нибудь Утопии - то я исходил бы из того, что для быстрой и дешёвой модификации суверенитета применительно к изменчивым внешним обстоятельствам необходимы четыре партии: или четыре партийных блока, или четыре фракции в нерушимом блоке единственно возможной партии и всех беспартийных... короче, четыре движка.

Партия семьи, партия школы, партия армии и партия тюрьмы. Отцы, учителя, командиры и надзиратели.

Движки должны тянуть каждый в свою сторону, спонсируя и продвигая такие изменения в законах и государственном устройстве, которые бы вели к усилению одной из мод суверенитета за счёт всех остальных. Утопия здесь потому и была бы Утопией, что каждая из четырёх партий оказалась бы партией исключительно одной из четырёх мод суверенитета, без примесей других. Оптимальное решение, наиэкономнейшее.

Соответственно, внешние обстоятельства, изменяясь, повинны были бы востребовать те или иные ранее наработанные решения. Для Утопии, "а не как у нас", в "ранее наработанных" оказались бы "все возможные".

На долю суверена даже в Утопии останется принимать правильные решения, делая главный выбор между приспособлением общества к изменившемуся миру и противостоянием ему - и я не завидую этой ответственности.

6. Далее очень важное: не надо путать перечисленные партии с министерствами образования, обороны, внутренних дел и какой-нибудь семейной юстицией. Упомянутые партии не являются ни придатками упомянутых учреждений, ни их функциями.

Они, партии и учреждения, скорее, живут на одних и тех же "местах силы" общества. Учреждения используют эти силы для производства/наведения порядка, а партии их, силы, разъясняют обществу, тем самым делая пригодными к использованию, увеличивая эффект их применения. Очищая их, что ли...

7. Поясню на примере. Школа. "Я превосхожу его, ибо делаю то, чего он не хочет делать".

Учебное заведение здесь: знать таблицу умножения после двух лет обучения, святое писание после трёх, уметь выговаривать слово "интеграл" после десяти.

Необходимость учебного заведения, штатного расписания и учебных пособий получается из того, что создавать каждому такие условия, чтобы человек гарантированно сам захотел получать абстрактные знания, было бы невообразимо дорого. Я вот с трудом могу представить себе ситуацию, в которой мои жизнь и здоровье будут зависеть от того, насколько быстро и правильно я посчитаю поверхностный интеграл второго рода.

Потому надо собирать несмышлёнышей в группы, показывать им изображения и буквы и давать домашние задания. Дешевле обойдётся.

А вот что такое "место силы" школы в обществе? В чём её правда? Почему всю человеческую историю - не всеми, но всегда - считается, что это хорошо и надобно: подтягивать другого до своего уровня, принуждая его учиться?

Во-первых, навязывание человеку преимущества выученного, вызубренного над собственными человеческими чутьём, умом, опытом. Скажем, можно без труда представить себе ситуацию, где готовое выученное выиграет у всего остального, чему останется собачье "всё понимаю, а сказать не могу". И наоборот, представить себе ситуацию, в которой опора на выученное выступит закладкой, так же гарантирующей нужное развитие событий ("Jade Empire: Special Edition", если кто играл).

Во-вторых, навязывание человеку в качестве добродетели прилежания: умения долго и целеустремлённо заниматься не интересным, не страшным, а в пределе и не понятным делом. Не делаешь домашних заданий - двойка в четверти.

В-третьих, объявление нового качества у общества в группе схожих людей, то есть людей, занимающихся в одно и то же время на одинаковых местах одним и тем же делом. Школьный класс, да. С обещанием в будущей взрослой жизни всех благ от этого нового качества.

Сложно? Могу проще, грубее и много менее точно. "Единственно верное учение", "труд сделал человека человеком", "коллективизм". Ничего знакомого?

У трёх других партий дискурсы столь же своеобразны, и это своеобразие не делает их ни хорошими, ни плохими. "Своя правда" у всех. Будет время, запишу остальные правды, позабавлю читателя.

8. И вот эти четыре "свои правды", будучи применены к природным, историческим и политическим обстоятельствам, в которых существует конкретное общество, - к которым оно вынуждено приспосабливаться или которым считает нужным противостоять - как раз и образуют мировоззрения, учения, предложения, программы, требования, лозунги.

Дело же партий как заведений, как компаний людей с амбициями - использовать всё это. Для получения денежных призов от государства за места в парламенте, для наслаждения ролью гуру, для бессребренической и бескомпромиссной борьбы с силами вселенского зла и т.д.. Общий знаменатель.

Такое использование как раз и обеспечивает упомянутые выше наблюдение общества за происходящим вокруг, толкование этого происходящего, понимание его важности, запрос к суверену на принятие мер, прохождение этого запроса... всё то, что поддерживает суверенитет общества, в крайние сотни лет человеческой истории становящийся главным условием его выживания.

Хау. Спасибо за внимание.


Tags: общество, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments