Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Типа трактат.

Ещё немного о национальном характере. В общем, пишется как развитие одного из отрывков этого текста, того, где говоритсяо происхождении национального характера. Вновь замечу, что сказанное ниже я не полагаю чем-то оригинальным - всего лишь постарался свести воедино и придать квазинаучную форму. Поводом послужила, имхо, неоправданная поэтизация понятия национального.

Читаем kenigtiger'а.

"Определения русских как нации, определение любой нации надо оставить литераторам – поэтам и писателям. Их дело, что они напишут. Дело нации – что она прочитает и, главное, что она будет читать через десять лет или через сто лет.

Русский, равно как и немец или американец, – это и есть та самая точка. Все себе представляют, что это такое, ни в каком дополнительном определении не нуждается.

Человек, требующий в политическом диспуте четкого определения русского, провоцирует на уход от темы обсуждения в чистую поэзию. “С чего начинается Родина?” и так далее."


Читаем darkhon'a.

"Есть те, кто является националистом интуитивно, доосознанно – просто потому, что они – такие. Помните "Белое солнце пустыни" и знаменитую реплику Верещагина: "За державу обидно"?

Не думаю, что кто-то вздумает объяснять, зачем и почему Верещагину было обидно за державу – и очень вряд ли он сам смог бы это растолковать. Зато по его поступкам, действиям, – это очевидно.

Раз уж обратили внимание на киноискусство, вспомним и другой фильм – "Тринадцатый воин". Помните ритуал перед началом битвы?

"О, вижу я отца своего;
Вижу я и мать, и сестер и братьев своих;
О, вижу я как наяву предков своих –
Всех до единого;
Они призывают меня
И зовут занять место свое рядом с ними –
В чертогах Валгаллы
Живут храбрецы"

Прочитайте это, применив к себе; прочитайте, представив соответствующую ситуацию – битву не на жизнь, а на смерть за все, что дорого вам; за вашей спиной – то, что важнее жизни; перед вами – враг, который жаждет это уничтожить...

Если при этом у вас сжалась рука на эфесе [несуществующего] клинка, если глаза прищурились, выбирая ближайшие цели, если адреналин пошел в кровь, вызывая боевую ярость – то я не смогу вам сказать ничего нового о национализме – вы все это знаете сами, на уровне крови, на уровне генетической памяти... Возможно, вы не можете это сформулировать и каким-то образом вербализовать, но вы – знаете."


Всё правильно. Очень хорошо. Волосы на загривке дыбом.

Но сразу же вопрос kenigtiger'y: кто такой, по-Вашему, Жванецкий? Русский? Еврей? Россиянин? Немец? Я-из-Одессы-здрасте? И ответить не более, чем десятком слов, ибо вопрос этот (вообразим) задаёт окаянный либерал в диспуте в прямом эфире. Продолжу гипостазировать: kenigtiger отвечает - нерусский, а остальное побоку. И радостный либерал начинает заматывать дело: похож ли Жванецкий на чеченца или осетина, чем отличаются северные народности от Познера, и получат ли вид на жительство в РФ канадские молокане. Всё это сопровождается рассуждениями, что делить мир на интуитивно ясных русских и интуитивно ясных остальных нашептал Гитлер из астрала, и так далее, далее, далее...

От рассуждений же darkhon'a оппонент сразу спрячется за кресло и начнёт вызывать милицию пополам с правозащитными организациями, дабы отрешить darkhon'a от СМИ навсегда. Чтобы никто либералу не мешал. Бобруйск против Вальхаллы.

Что ж, внесу свои десять копеек. Оттолкнусь от прежнего определения, списанного мною у Константина Крылова, каковое определение, имхо, являет собой адаптированного Ивана Солоневича:

национальный характер есть система оценок, совокупность реакций и сумма стереотипов, уникальная для представителей данной нации и стабильно наблюдаемая извне

I. Определить всякий отдельно взятый национальный характер можно только через очень долгое и нудное описание конкретных оценок, реакций и стереотипов с указанием их - хотя бы примерной - вероятности проявления, да и то получившееся определение будет адекватным только на сегодняшний день. За прошлое будут говорить историки и литераторы (если это будут сегодняшние историки и литераторы, то получим ещё и гистерезис), за будущее - политики, причём далеко не все. Кстати, сведения, полученные от историков-литераторов-политиков, будут гораздо менее надёжны, чем сиюминутные социологические исследования, чисто по техническим причинам.

То есть дать полноценное определение любого национального характера, пригодное для использования в общении индивидуумов, невозможно. Оно слишком объёмное. О, в жизни такое определение вполне может использоваться, занимая несколько шкафов с компакт-дисками...

Любая ссылка на национальный характер или обсуждение конкретного национального характера между индивидуумами всегда состоят в выделении тех или иных черт этого характера (оценок-реакций-стереотипов) и гипертрофии их статуса как всеобъемлющих, вечных и обо-всём-говорящих, иначе в трафик диалога не пролезает. Критерии выбора? А в них-то и сидит чёрт. "Все себе представляют, что это такое", говорит kenigtiger. Беда в том, что он себе представляет одно, а Юлия Латынина - совершенно другое. Причём и то, и то может соответствовать истине в какой-то мере, но поди эту меру измерь.

Однако в общем kenigtiger прав. "Все себе представляют, что это такое", пусть и представляют разные вещи: от сталинской армии под Берлином до очереди бомжей за палёной водкой. Очень важное дополнение - все эти представления совершенно искренни. То есть госпожа Латынина вовсе не кусает по ночам подушку, тайком сознавая величие русского человека и изобретая гнусности, дабы оное величие опоганить - нет, она вполне серьёзно считает, что отобразила русских в своей нетленке "Джаханнам" вполне адекватно.

Из этого следуют два очень простых вывода:

1. Ссылки на национальный характер не могут служить аргументом или контраргументом в политических планировании и прогнозе.
2. Ссылки на национальный характер могут служить аргументом или контраргументом в политическом анализе (прошедших событий, проектов и поч.) только тогда, когда
а) все остальные объяснения отвергнуты по объективным причинам,
б) нет объяснений через причины, которые по сложности сравнимы с национальным характером.


Ради любопытства приведу пример случая 2: стойкость русских войск в Великую Отечественную. Да, тоже проявлялась статистически. Однако других объяснений, кроме национального характера, не имеет. Попытка объяснить этот феномен тоталитарностью режима на деле фальшива, ибо в военное время все тоталитарны - и Польша, и Франция... Кстати, схожее можно сказать и про немцев, и про венгров, ибо итальянцы (фашисты™) и румыны высокими боевыми качествами на Восточном фронте не отличились.

II. Из определения национального характера следует довольно любопытная идея: быть русским (немцем, японцем, англичанином) можно более и менее. То есть нету какой-то распознаваемой всеми границы, позволяющей сказать - "до сих пор немец, а если ещё раз свет забудет выключить, то баск". Такая граница - да, есть, но для каждого стороннего наблюдателя она своя.

Тут на сцену выходит не декларация своей национальности, а степень соответствия национальному характеру таковой. Очевидно, что 100% соответствия быть не может, просто в силу того, что само определение национального характера базируется на статистике. Тут будет некоторый спектр. Однако значительная степень несоответствия может уверенно распознаваться достаточным количеством сторонних наблюдателей и служить основанием для квалификации того или иного человека как не-русского или не-англичанина.

Из-за разных представлений о национальном характере у разных людей консенсус на уровне "личность-личность" тут трудно достижим. Я не уверен, что признаю русскими всех тех, кого признает русскими Владимир Познер.

Нация как целое, тем не менее, вполне способна оценить степень принадлежности к себе любой достаточно публичной фигуры. Правда, и эта оценка тоже проявляется статистически и на уровне материальных параметров, а не словесных формулировок.

III. Известно, что недоброжелателями очень часто "национализм" как понимание принадлежности к своей нации противопоставляется "общечеловечности" или чему-то вроде, как надуманное противопоставление части целому ("мол, все на двух ногах ходим, кроме Джона Сильвера").

Коротко, с некоторой потерей смысла "оценки-реакции-стереотипы" в определении национального характера можно заменить выражением "взгляд на вещи". То есть существуют русский взгляд на вещи, американский, французский и прочие. Который из них более правилен - неизвестно и не может быть известно (опять-таки обращаю внимание на уровень сложности той системы, о которой мы говорим, и её принципиальной неприменимости к изложению индивидуумом). Если помянутые нации существуют по факту - следовательно, по факту их взгляды на вещи достаточно адекватны реальному миру.

"Общечеловеческого" взгляда на вещи, признаваемого всеми, не существует. В идеологических целях за него могут выдаваться как взгляды на вещи отдельных наций, так и любые произвольные комбинации этих взглядов. По смыслу же "общечеловеческое" значит "животное". "Общечеловеческое" возможно лишь в той степени, в которой люди соответствуют своей биологической принадлежности к виду хомо сапиенс. Никакой "культурной" составляющей в "общечеловеческом" нет и быть не может.

Понимание принадлежности к своей нации прежде принадлежности к человечеству есть примат "культурного" над "животным".

Зачем вообще нужны разные взгляды на вещи у разных наций? Затем, что наше знание о Вселенной, частью которой является и само человечество, никогда не будет достаточным, и неожиданную, непредсказанную задачу Вселенная перед человечеством или любой его частью может поставить в любой момент. Возможность решить такую задачу будет прямо пропорциональна разнообразию взглядов на вещи, которым располагает человечество.

Человечество, собственно, и является разумным видом постольку, поскольку использует для своего выживания возможность реализации мысленных конструкций. Разнообразие человечества в конечном счёте сказывается как разнообразие таких мысленных конструкций, которые могут послужить средством выживания.

Мне могут возразить, что разнообразие взглядов на вещи в современных обществах обеспечивается (может обеспечиваться, должно обеспечиваться) только причинами социальными - классы-страты-гильдии-меньшинства; а в идеале и каждый индивид должен быть совершенно своеобразен. Однако в этом и заключается их неадекватность - социально сгенерированное разнообразие само по себе не воспроизводится, слишком быстро изменяется и не сохраняется в последующих поколениях, в отличие от разнообразия национальных характеров, взглядов на вещи. Кроме того, понять, осуществить и применить решение некоторой задачи, стоящей перед сообществом, в конечном счёте может только сообщество, а не конкретный индивид.

Социальное и национальное разнообразия не отрицают друг друга, а дополняют в том смысле, что и то, и другое годятся для решения разных задач (срочных или долгих, сказывающихся на личности или на общности и проч., и проч.).

Из вышесказанного следует, что

человек, осознающий принадлежность к своей нации и меру своего соответствия её национальному характеру, потенциально более ценен для человечества, чем тот, кто не считает важным такое позиционирование или отрицает его примат перед "общечеловеческими" ценностями,

если под последними понимать нечто, высшее биологии. При прочих равных, конечно. Если уж выдавать плакатные формулировки, то

нация есть один из способов выживания человечества во Вселенной, а национализм есть стремление познать этот способ и воспользоваться им. Нация и принадлежность человека к ней для человечества являются безусловными ценностями. Никакой метафизики, просто вопрос выживания.

Кроме того, из вышесказанного следует, что национальный характер не может являться причиной для отрицания социального разнообразия на уровне выше "общечеловеческого". Пример: ссылки на какой-то исторически обусловленный "коллективизм" русских не являются аргументом в порицании частных предпринимателей, русских по национальности. Ещё один пример: было бы неумно разгонять киббуцы, ссылаясь на средневековую Европу, в которой евреи прочно оккупировали нишу ростовщиков. Хотя национальный характер вполне может исключать, например, определённые виды сексуального поведения.

Суммирую.

Национальный характер есть явление статистическое и посему непригодное как для точного политического проектирования и анализа, так и для любого политического проектирования, осуществляемого на уровне отдельной личности (достаточно большая группа проектировщиков, носителей данного национального характера, может чего-то добиться). Национальный характер в реальной жизни может быть использован только явочным порядком.

Проверка соответствия национальному характеру как способ распознать "своего" в принципе не может осуществляться конкретной личностью с достаточной объективностью, так как здесь действует континуальная логика, а не дискретная. Такая проверка, однако, по факту постоянно осуществляется нацией в отношении всех достаточно публичных фигур, хотя результаты проверки в общем случае явно не формулируются и на всевозможные рейтинги и проч. влияют скорее косвенно.

Разделение человечества на нации обязательно и необходимо, как один из даровых ресурсов поддержания разнообразия взглядов на мир и повышения шансов человечества на выживание во Вселенной. Национализм как практика использования этого ресурса человечеству выгоден.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →