Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

О Большой Бабушке. Утопия.

Репортаж по ТВ. Бабушка, 87 лет. Трёхкомнатная квартира в Москве. К бабушке приходят непонятные люди и говорят, что они тут теперь живут, потому что квартира ими куплена. Бабушка недоумевает. Доумевают ли непонятные люди, непонятно. При попытке выяснить, а что, собственно, происходит, у нотариуса говорят, что бабушка недавно приходила и, будучи в здравом уме и твёрдой памяти, квартиру продала. Дабы не донимать читателя саспенсом, опущусь до спойлера: к нотариусу приходила загримированная под бабушку сообщница. Я невнимательно смотрел, а то и вовсе слушал, потому упустил: были ли непонятные люди мошенниками или такими же их жертвами, как и бабушка.

Вот такая в Рашке жизнь. Вот так мы все умрём. Вот он, непредставимый в цивилизованных странах ужас. Только представьте себе, мошенничающие ублюдки посягнули на имущество пожилой женщины и тем вынудили некое блоггерское трепло (меня) озвучить чудовищное в своей бесчеловечности видение грядущего, в котором такое посягательство... затруднено.

Старуха с гранатомётом

Трепло бесхитростно и озвучивает. Считайте игрой ума трепла (хотя откуда у него что ум, что игривость?) в пользу Большой Бабушки, перед которой Большой Брат - молокосос и дилетант.

И бытовую сметку, и высокую мораль я пропущу: буду о науке и технике. С точки зрения науки тут случай большой разности потенциалов... как его толковали во времена наивные: нет такого преступления, на которое капитал не пойдёт ради трёхсот процентов прибыли. И разрешается задача усилиями по выравниванию тех самых потенциалов. Чтобы капитал не пошёл на преступление потому, что процентов сильно меньше трёхсот.

Пути решения, без ограничений по утопичности:

а) снижение привлекательности бабушкиного жилища самого по себе;
б) усложнение процедуры передачи права владения жилищем, в первую очередь во временном аспекте;
в) ужесточение наказания за такого рода незаконные предприятия, опять же во временном аспекте;
г) техническое обеспечение права владения, то есть техническое затруднение доступа в бабушкино жилище без разрешения бабушки;
д) социальное обеспечение права владения, то есть затруднение доступа в бабушкино жилище без разрешения бабушки и других субъектов;
е) комбинация любых двух и более из перечисленных решений.

Решение "а" выводит на идею переселения бабушки с возрастом в однокомнатку с невыносимо автоматизированным обслуживанием и с удобной скамеечкой во дворе у подъезда, обеспеченное изъятием квартиры в пользу того, кто задаёт переселение и вовремя чинит скамеечку.

Пережду весёлый смех читателя и спрошу: а, например, раскрутка такой программы сроком лет в двадцать пять? С сильно ранешним проектированием пресловутой однокомнатки, с добавлением спроектированных технических решений в обязательные услуги? Со временем на привыкание?

Политическое, культурное обеспечение: чтобы не ставить старика со старухой перед фактом, а чтобы они за десять лет до пенсии себе сами проект выбирали? Не "посёлки престарелых", - хотя такое решение по возрождению сельской местности таки да, будет работать только в путь, особенно с учётом той же роботизации сельского хозяйства, но оно всё же отдаёт "лагерями смерти"... А вот, например, подъезды престарелых в проектируемых многоэтажках (подъезды, правда, непременно назовут "умиральнями")?

Пять-восемь таких пенсионеров на одно круглосуточное место работы по удалёнке, хотя бы и чисто символической работы?.. Специфический рынок, складывающийся для таких рабочих? Вообще паттерны поведения, которые можно потом либо распространять на общество - это, замечу, предельный предохранитель системы "опыт предков" от кучи неприятностей - или, напротив, ориентироваться на это поведение от противного "пока я не состарился, так не буду"?

Решение "б" кажется очевидным в смысле временного моратория на сделки с недвижимостью. Здесь, однако, присутствует очень серьёзный потенциал, связанный с техническим обеспечением такого моратория, а именно с оповещением владельца и набором дополнительных подтверждений. Сами прикиньте, бабушке... ладно, не этой, этой 87, а бабушке, которая состоится через двадцать пять лет... приходит сообщение и на бумаге, и по СМС, и по имэйлу, и по... где она там, в джаббере?.. о том, что она, оказывается, жильё своё продаёт, с правом не подтвердить сделку в течение месяца.

Да, что тут с подтверждением или неподтверждением ни придумай, это можно обойти: курица и яйцо, броня и снаряд. Однако задачей стоит усложнение процедуры, её удорожание, а не приведение её к какой-то перфекции, которая невозможна.

Теперь же два замечания. Во-первых, таких подтверждений может быть не просто много и разных, а они будут разнесены на время моратория. Во-вторых, их будет гарантировать не только казённый дом, но и дом собственно бабушки. То есть в бабушкином доме стоит компьютер (нет, не персоналка, а просто ящик рядом с холодильником, трудно отличимый от раутера, а то и в том же корпусе) и каждые двадцать четыре часа этот компьютер у казённого дома интересуется: а кубатура, в которой я стою, она вообще сейчас чья? Всё ещё бабушки или уже у непонятных людей? И никому в аренду не сдавали? Что? Противоречие моих и Ваших сведений? Информирую соответствующие органы.

И это тоже никак не панацея, а всего лишь резкое усложнение задачи мерзавцам по обиранию старушки. Нужно будет взламывать и имитировать, причём иметь в виду апдейты ПО такого домашнего искина, которых апдейтов за период моратория может статься не один.

Как читатель уже догадался, я сейчас спрошу: а зачем останавливаться? Почему вообще не принять концепцию личного хозяйства как суммы договоров, которые можно и нужно постоянно прозванивать таким макаром? Право собственности на жильё и/или право пользования жильём, договоры обслуживания, договоры найма на работу... замечу, что следствием здесь станет политизация общественной жизни через осознание обывателем той же политики как чего-то естественного, а отнюдь не опасного развлечения; обыватель получит возможность эффективно анализировать свои процессуализованные права и обязанности.

Замечу, что размерность задачи для отдельно взятого хозяйства станется не так уж и велика, включая туризм во время отпуска, а сделать шаблоны под отдельные аспекты её решения государству будет выгодно. Да, да, вы все уникальные, у вас всё не как у всех остальных за стенками родного подъезда, только я типичный. Понял. Но вы всё же подумайте.

А если время останется, то подумайте, почему в наше время зимой у людей в домах тепло, а печей в тех домах нет, а сами те люди дров не рубят? Та же задача, сводящаяся к отказу от огромного количества собственных решений и усилий, которые те решения обеспечивали.

Дальше пункт "б" я не стану развивать, там уже эк-зи-стен-ци-аль-щи-на пойдёт, принцип Талоса... наброшу ещё отдельно. А если коротко, то я думаю, что Большая Бабушка Большого Брата застроит столь же чётко, сколь пулемётчик Первой мировой смог бы застроить римского легионера.

Решение "в" вновь обращается к временному аспекту проблемы. Пойманного злодея надо метить, в отсутствие смертной казни и тотального мгновенного надзора это единственный способ сколько-нибудь надёжно предупредить повторение злодеем прежних незаконных предприятий. Чтобы собеседник знал, с кем имеет дело, и кавеат эмптор.

Однако решение "б" точно так же подсказывает, что клеймо не должно выпирать наружу, а может быть предоставлено только по запросу. Не надо прижигать лицо калёным железом, не надо ушей отрезать. Во-первых, собеседнику пойманного злодея может быть совершенно не интересно, что он говорит со злодеем, да ещё и с пойманным. Тема не та, эмптору всё равно. Может, это дама в летах счастье своё наконец-то нашла, зачем ей жизнь портить? Во-вторых, люди меняются. Внутри. Растут над собой. Исправляются. Вот и злодей, на даму глядя, а то и сильно пораньше, исправился, так что нынче с тонкой, но искренней улыбкой поднимает бокал верхнего бордо за её здоровье, не отрывая взгляда от её декольте. Проверить не проверишь, исправился или нет, однако очевидно, что у клейма обязан быть срок давности. Даже несколько.

Сибилла Овнец и Сэмюэль Ваймс

Итого, по запросу в разное время от получения наказания за преступление - или награды за геройство! - по идентифицированному запросу любого гражданина обязан быть предоставлен некий объём информации об этом деле. Чем дольше срок давности, тем меньше обязательный объём, а начиная с некоторого срока - ещё и с обязательным информированием объекта о запросе: "вон тот интересовался, а за что тебе срок дали. Нет, твоя не запрашивала, ты её не будоражь, она твою вторую носит".

И пункт "в" я тоже не стану развивать, хотя есть куда. Говорить другим о себе можно (или можно не говорить) не только то, что они хотят или должны знать о Вас, а и то, что Вы хотите, чтобы они о Вас знали.

Да, сложное, этически неоднозначное, постоянно атакуемое, переменное досье, поддерживаемое вычислительными мощностями всё того же личного хозяйства.

Да, двадцать пять лет на раскрутку, с привыканием.

Да, вопросы молодого поколения "а как это они раньше по-другому обходились? Чего? А что такое "инстаграм"?"

Да, чёткое отличение этого набора санкционированной субъектом информации от парадного и/или анонимного сетевого образа. И так далее.

Разумеется, употребить всё перечисленное во зло можно тысячью и одним способами. Даже тысячью и двумя. Дело, однако, в том, что мы сейчас живём в окружении такой техники и спонсируемых ею социальных решений, при описании которых когда-нибудь в античности не знали бы, плакать или смеяться. Они там нашли бы ту же тысячу способов употребить их в такое зло, что дедушка Адольф застыл бы с раскрытым ртом.

Пункт "г", полагаю, понятен без пояснений и сводится к чисто техническим следствиям п. п. "б" и "в". То есть личное хозяйство должно быть защищено, причём с тактического уровня. "Мой дом - моя крепость".

Пункт "д" любопытен скорее тем, что задаёт идеальный пробный камень для всевозможных организационных решений по обеспечению общежития. Я вот не знаю, подтвердили ли бабушкины соседи из верхнего случая, что старушка в известное время чисто технически не могла быть у нотариуса, а вот у них в гостях была. Тут возникает задача "цены слова", сопоставления репутаций... нотариусы, если верить криминальной хронике, не сплошь честны.

Что до более сложных ситуаций, связанных с семьёй как суперпозицией личных хозяйств, - то есть несколько личных хозяйств, одновременно присутствующих в одной и той же области конфигурационного пространства - то на эту тему рассуждать в блоге нет места, а у меня нет времени... я даже основные параметры затруднюсь перечислить.

Пункт "е" - да, как и сказано чуть выше; когда пункты "а"-"д" в разной мере пытаются одновременно осуществить разные социальные субъекты в своих интересах. Классы, сословия, политические партии, деловые предприятия, тайные общества и прочая, прочая, прочая. Резко повышает сложность задачи, не менее резко снижает осуществимость её решений.

И тем не менее.

Спонсируемая обществом служба по приведению Вашего личного пространства гражданина в соответствие Вашим текущим физическим возможностям и физиологическим потребностям.

Личные вычислительные мощности, оперативно и без обязательного Вашего прямого управления обеспечивающие Ваш статус и Ваши права.

Опознавательные знаки для серьёзных перерасходов общественного порядка, как Вашими в отношении других, так и другими в отношении Вас как потребителя этого порядка.

Проекция решений, выработанных через такое обеспечение, на быт - Ваш и окружающих.

Короче, блоггерское трепло думает о будущем. Развлекает Вас.

Развлекайтесь. Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Сперва я хотел написать рассказ о смерти пенсионера моего года рождения (да, да, моей собственной, верно угадали), однако времени мало, да и тема чересчур серьёзна, чтобы прятаться за "автор так видит". Так что вот. Может, ещё отмечусь.


Tags: общество, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments