?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Это длинное рассуждение, и автор его вполне может быть обвинён в попытке навесить своё толкование на то, что "и так все знают", где под "всеми" торжествует отдельно взятый комментатор. Потому считайте всё это моим сугубо личным пониманием термина, без гнусных посягательств на ведомую одному Вам истину.

В описании эксплуатации как общественного явления - то есть особенности общества, существующего в некой группе людей - я, как это обычно для меня, опираюсь на понятия, изложенные в работе "Поведение" Константина А. Крылова. Льщу себя надеждой, что сумел изложить свои построения если и не бесспорно, то хотя бы доступно.

Итак, "Поведение", часть первая. Там говорится:

"Все действия, совершаемые людьми, можно разделить на односторонние (асимметричные) и двусторонние (симметричные).

Односторонними (асимметричными) можно назвать действия, которые человек совершает (по отношению к другим людям или вещам) один, не нуждаясь в постороннем содействии.

Двусторонние (симметричные) действия, напротив, таковы, что они не могут быть совершены без помощи и участия других людей."

Эксплуатация мною определяема следующим образом: это понимание двустороннего действия его участником как одностороннего и организация им своей деятельности, исходя из такого понимания. Всё остальное получится (или не получится) отсюда.

Ну да, просто не считать соучастников людьми... точнее, себе подобными. Расчеловечить.

Александр Н. Энгельгардт, "Письма из деревни" (1872-1887), письмо третье. Почитайте про толоку, про ремонт плотины. Когда "из чести", а не за сто рублей. Никаких возвышенных чувств, никаких братства и сватства, только расчёт на будущее, но расчёт именно что между соучастниками: автор подробно объясняет, а что, собственно, щёлкает в голове у мужика. Хочешь "по-петербургски" - клади катеньку вместо трёх червонцев. За что? А за ту самую эксплуатацию. Людьми не считаешь.

И не надо про местный склад ума и уникальный менталитет. Вот заокеанская художественная литература. Уильям С. Портер, который О'Генри. "Развлечения современной деревни", которые "Modern Rural Sports" (1908). Первый жулик эксплуататор by default, а второй уважил... впрочем, прочтите, рассказ недлинный и возрастных людей должен пробрать.

Возникает вопрос: если эксплуатация начинается в голове эксплуататора ("понимание действия"), то как её заметить, признать и, главное, измерить? Увы, только по самому действию, и не по одному: "критерий реальности есть повторяемость".

Эксплуатация не может быть квалифицирована внешним наблюдателем по единственному действию, единственному случаю или набору никак не связанных между собой случаев. Это образ мысли, подход к делу отдельно взятого субъекта. Со всеми прилагающимися сложностями в измерении.

Вот Константин М. Симонов, "Живые и мёртвые", часть вторая, "Солдатами не рождаются" (1962).

"Сейчас стали победы одерживать, но война все равно никогда не сахар, особенно если не выпускать из памяти, что люди умирают каждый день и час. Написал в приказе букву — а кто-то умер. Провел сантиметр по карте — а кто-то умер. Крикнул в телефон командиру полка «нажми», — и надо крикнуть, обстановка требует, — а кто-то умер… Закончил в июне месяце генерал-майор Серпилин формирование своей дивизии, девять тысяч человек… А сколько из них осталось в строю на нынешний день? Да и не за девять тысяч человек ответственность, а, считая детей, и жен, и матерей, у которых единственные и не единственные, пожалуй, за все сорок тысяч человек, если не больше, легла ему ответственность на плечи тогда, в июне сорок второго. И уже не в первый раз за войну, и до этого ложилась… Паскудное дело война, и самое паскудное, что раньше конца все равно не кончится. И каждая стрела на карте, и каждый приказ — кому-нибудь смерть…"

Здесь персонаж, осознавая соучастников себе подобными, осознаёт и присутствие эксплуатации в собственном поведении: точнее, в образе действий. Вынужденном, конечно. Однако она, эксплуатация, здесь есть, и персонаж это видит. На досуге "не выпускает из памяти". Когда тот же Серпилин стрелы на карте рисует, он думает вообще в других категориях, где сравнения его самого и рядового на линии огня нет в принципе. И правильно, иначе рехнуться недолго, а войну выигрывать надо. Паскудное дело война, кто бы спорил.

Далее я скажу неприятную вещь. Мы живём в обществе, где людей дольше века (не берусь рассуждать, насколько дольше) приучают оценивать эксплуатацию с этических позиций. "Хороша" она или "плоха", "справедлива" или "несправедлива". Это ошибка. Сам смысл эксплуатации есть отказ от этической оценки особенностей некоторого предприятия*. На шкале, которой не пользуются, можно нарисовать всё - и рай, и ад, и любое положение стрелки. Такая шкала, будучи признанной, создаёт брешь, уязвимость ума того, кто её признаёт.

* - предприятие - случай совместной целенаправленной деятельности.

Борьба с эксплуатацией - это не борьба за установление справедливости как положения дел, это борьба за присутствие справедливости как критерия оценки положения дел. Это не борьба за то, чтобы считали равным, это борьба за то, чтобы сочли сравнимым.

Гилберт К. Честертон, "Возвращение Дон-Кихота" (1927), социалист на приёме среди аристократии обращается к собравшимся:

"– Если вас действительно это трогает, разрешите дать вам совет. Когда вы хотите, чтобы мы думали, что вы не одобряете забастовки и понимаете, в чем дело, то говорите что угодно, только не это. Говорите, что в шахтеров вселился бес; говорите, что они анархисты и предатели; говорите, что они богохульники и безумцы. Но не говорите, что у них неспокойно. Это слово выдает то, что кроется в вашем сердце. Вещь эта – очень старая, имя ей – рабство.

– Поразительно, – сказал Уистер.

– Правда? – сказала Розамунда. – Потрясающе!

– Нет, это очень просто, – сказал синдикалист. – Представьте, что не в шахте, а в погребе работает человек. Представьте, что он целый день рубит уголь, и вы его слышите. Представьте, что вы платите ему; и честно думаете, что ему этого хватает. Вы тут курите или играете на рояле и слышите его, пока не наступает тишина. Быть может, ей и следовало наступить… быть может, не следовало… но неужели вы не видите, никак не видите, что значат ваши слова: «Мир, мир, смятенный дух!»?

– Очень рад, что вы читали Шекспира, – любезно сказал Уистер.

Но Брейнтри этого не заметил.

– Непрерывный стук в подвале на минуту прекратился, – говорил он. – Что же скажете вы человеку, который там, во тьме? Вы не скажете: «Спасибо, ты работал хорошо». Вы не скажете: «Негодяй, ты работал плохо». Вы скажете: «Успокойся. Продолжай делать то, что тебе положено. Не прерывай мерного движения, ведь оно для тебя – как дыханье, как сон, твоя вторая природа. „Продолжай“, как выразился Бог у Беллока. Не надо беспокойства»."

Именно так. Итогом борьбы с эксплуатацией может стать "негодяй, ты работал плохо", "анархист и предатель, богохульник и безумец", но даже такое, сказанное худшему, в глазах борющегося стоит отказа от "успокойся", брошенного чужому и низшему, о чьей природе, первой или второй, высшему известно лучше него самого.

Риторический вопрос: если эксплуатация есть осознанный - поддерживаемый и упражняемый - сбой в восприятии и понимании, отказ разумного человека от этической оценки совместного действия, то почему она продолжает быть? Почему взрослые и вменяемые люди не считают других себе подобными?

Да, конечно, выгода или, точнее, польза. Предприятие, исполняемое в режиме эксплуатации, может быть исполнено быстрее, надёжнее, - в конце концов, более предсказуемо и понятнее, чем предприятие, исполняемое группой, где все относятся друг к другу как к людям.

Если "понятнее" в предыдущем абзаце непонятно, то вот вам Николай А. Некрасов, эпиграф к "Железной дороге"(1864):

"В а н я (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу?

П а п а ш а (в пальто на красной подкладке). Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душенька!"

Если предприятия действуют вразнобой и мешают друг дружке (конкурируют), то эксплуатация может статься залогом победы в такой конкуренции. Таким образом, эксплуатация резонно понимается как вещь полезная, способствующая выживанию и преуспеванию того, кто её практикует - или даже неизбежная: мол, её отсутствие убивает всякое предприятие; конкуренты придут и сожрут.

Повторю: эта "полезная вещь" не имеет никакого отношения к "правильной" или "неправильной", "справедливой" или "несправедливой". Просто "полезная". Стремление к односторонним действиям и уклонение от двусторонних через отождествление вторых с первыми.

Однако у получаемой таким манером пользы есть цена - точнее, сырьё. Экономия на качестве связей с соучастниками ведёт к потере этого качества. Эксплуатация ослабляет, упрощает, а в пределе и уничтожает предприятия по отдельности и общество в целом ради пользы некоторых из тех, кто эту эксплуатацию практикует.

Количество возможных связей с себе подобными субъектами при прочих равных больше, чем с бездушными автоматами, а сами эти связи разнообразнее. Отсюда следует, что - опять же при прочих равных - сложность общественной деятельности в некотором обществе будет обратно пропорциональна распространению эксплуатации в нём.

Хотя лаборатории с "прочими равными" история не предоставила и вряд ли предоставит: многие страны получили и сумели использовали возможность построить цивилизацию за счёт распространения эксплуатации в других странах, других обществах. Которые тоже могли пытаться, но "не шмагли".

Конечно, существуют и другие механизмы использования общества в группе, и механизмы восстановления общества в ней. Иными словами, эксплуатация - всего лишь одна из расходных статей общества как процесса, а вовсе не его единственный и фатальный порок.

На присутствие эксплуатации в группе людей, вовлечённых в предприятие, и на её распространение имеет смысл смотреть применительно как к внешним условиям, так и к балансу воспроизводства и расхода общества в этой группе. Может ли группа такое себе позволить, и в каких масштабах.

Да, со всеми прилагающимися сложностями в измерении. И ладно бы ещё эти сложности были только с эталонами.

Выше я уже сказал, что некорректно оценивать эксплуатацию с этических позиций. Само её присутствие есть отказ от этики, а не этическая категория "зло". Эксплуатацию как ход мысли и основанное на нём отношение к совместной деятельности правильно было бы считать источником зла, но не им самим.

Разница большая.

Во-первых, источник зла - вовсе не обязательно источник только и исключительно зла, поэтому борьба со злом через уничтожение его источника может иметь следствия самые неожиданные и недобрые.

Во-вторых, этот источник зла - не единственный. Например, точно таким же источником зла выступает и обратный ход мысли (не могу подобрать названия) - одушевление окружающего мира, выдумывание субъектом всевозможных сущностей, сравнимых с ним и помогающих ему. Очевидно, кстати, что сам по себе такой ход мысли - не зло. Лобовой пример: финальный эпизод фильма "Государственная граница. Год сорок первый" (1986), когда мёртвые пограничники помогают последнему оставшемуся в живых вкапывать пограничный столб.

В-третьих, как я уже сказал и повторил - источник зла не есть само зло. Иногда всё же проще помыть руки, чем ампутировать.

А с учётом того, что в разных этических системах зло понимаемо по-разному, то и согласие с тем, что эксплуатация - источник зла, на деле может означать приверженность кардинально различным точкам зрения. Далее коротко, без напоминания императивов из работы "Поведение", которые читатель уже видел в этом блоге неисчислимое количество раз, зато с цитатами из самой работы.

"Источником зла в данной ("южной", первой - 17ur) этической системе считается непослушание, своеволие, вообще всякие проявления неподчинения обществу, понимаемые как невнимание к окружающим."

Полагаю, не надо дополнительно объяснять, как оставленное без присмотра в собственной голове расчеловечивание окружающих может проявить себя через невнимание к ним.

"Источником зла в данной ("восточной", второй - 17ur) этической системе считается эгоизм, выражающийся в жадности, желании получить слишком много. Жадность, ненасытность, стремление к удовольствиям считаются наихудшими из пороков."

Если эксплуатация в "южной" системе порождает отношение "в грош не ставит", то в "восточной" это уже "по головам идёт". Разница, казалось бы, небольшая, однако в "южной" системе можно праведно огрести за жест, за брезгливое выражение лица ("чувствует себя выше за наш счёт"), а в "восточной" уже требуются какие-то деяния, за которые надо наказывать.

"Источником зла в данной ("западной", третьей - 17ur) этической системе считается нетерпимость, неспособность и нежелание учитывать чужое мнение, чужие желания, настроения, проблемы, считаться с ними, то есть, в общем-то, терпеть от людей то, что делаешь и сам. Жадность, корысть, эгоизм, стремление к удовольствиям, обогащению или славе, напротив, пороками не считаются, и даже приветствуются как "двигатель общественного механизма"."

И вот тут можно указать на два крайне важных отличия от предыдущих представлений.

Во-первых, само зло начинается именно с хода мысли ("неспособность и нежелание"), для которого уже не обязательны ни жесты, ни дела. Здесь зло очень близко к эксплуатации как таковой, которая тоже ход мысли - и их очень просто отождествить, выдавая потом на-гора лозунги вроде "в обществе без эксплуатации исчезнет и зло" так, что эти лозунги будут выглядеть убедительно.

Тем не менее, разница между эксплуатацией и злом присутствует, и именно из этой разницы произрастает западный культ fair play, приоритет договорных обязательств над словами и жестами... "Я могу тебя считать низшим и неодушевлённым, но вот в контракте написано," - вариант: "подразумевается" - "что я должен тебе неподдельно улыбаться, пока ты на меня пашешь, и я буду это делать".

В таком понимании миллионер-филантроп не то, что возможен, он неизбежен, он необходим как индикатор различия эксплуатации и зла: "я должен быдлу показать, что я не считаю его быдлом, иначе наше отношение к быдлу точно будет злом".

Не удивлюсь, если такому "доброму" его "злые" собратья деньги тайком переводили и пиар делали. Ну, пока не додумались до "суперзвёзд" в масс-медиа.

Во-вторых, такая близость эксплуатации и зла удешевляет эксплуатацию саму по себе. Она претендует на место "неизбежного зла", а сама по себе коррумпирует общественные связи в "западном" обществе в наименьшей степени по сравнению с "южным" или "восточным".

"Западное" общество совмещает расходы на возобновление и восстановление общественных связей, повреждённых эксплуатацией, в порядке рутинной "борьбы со злом" и тратится на это (деньгами тоже, но главное - нервами, переживаниями, временем) несравнимо менее, чем общества, живущие согласно "южной" или "восточной" этикам.

"Главным источником зла в рамках данной ("северной", четвёртой - 17ur) этической системы считается нежелание связываться со злом, потакание злу, готовность смириться с ним, потворствование ему (чем бы это не объяснялось).

Это потворствование может иметь разные источники, в том числе и личный эгоизм, а также и эгоизм коллективный. Общество как таковое для данной этической системы ничуть не лучше и не моральнее отдельного индивида. Его интересы могут быть столь же скверными (и, кстати, эгоистическими), как и интересы одного человека или группы людей.

Зло здесь понимается абстрактно, не как "вред" для индивида или общества, а как определенный принцип. Зло (в рамках данной системы взглядов) - это то, что при своей реализации стирает различие в уме между добром и злом, то есть уничтожает способность суждения. Это касается не только этического суждения, но и всякого суждения вообще. Зло противостоит не чьим-то интересам, а уму как таковому, уму как принципу. Зло - это то, что может уничтожить ум."

Определение зла через зло в цитате не выглядит убедительным, однако достаточно принять эксплуатацию как источник зла ("нереализованное зло" в понятиях цитаты), а собственно злом считать состоявшееся потакание эксплуатации (своей или чужой), и картина складывается.

Это различие заметно всё в той же симоновской цитате выше: Серпилин де-факто эксплуататор, но он не является злом, пока ограничивает эксплуатацию в своей собственной голове процитированными размышлениями. Пока он думает своим умом. Кстати, сам повод для размышлений был таков: пьяный командир послал солдат в атаку на смерть - именно тот случай, когда из эксплуатации как приемлемого на войне хода мыслей просто из-за отсутствия снятых алкоголем ограничений получилось ("реализовалось") зло.

Важно здесь то, что источником зла, состоявшегося в Вашей голове, может выступить эксплуатация как ход мысли в голове чужой. То есть злом здесь будет не то, что кто-то не считает Вас за человека, а Ваше согласие с этим.

Предположительно и в "северном" обществе эксплуатация может обойтись довольно дёшево, сравнимо с обществом "западным", однако с одним кардинальным различием: здесь за указание на различие эксплуатации как источника зла от зла как следствия эксплуатации отвечают не те, кто эксплуатирует, а те, кого.

Проверочное слово: "макарошки". Ну, или "Наталья Соколова, министр труда, занятости и миграции Саратовской области". С точки зрения "северной" этики, не требовать ответа за "макарошки" - это зло, причём злом здесь оказывается не только сама баба, но в первую очередь те, кто её перл сглотнул.

Да, таким макаром можно даже признать чем-то правильным и нужным будние вечерние перебрёхи про политику на центральных каналах, все эти громкие реакции на высказывания той или иной зарубежной публики - постольку, поскольку работает, пусть и примитивное, плохо организованное, немногим лучше стихийного, но по смыслу правильное "если мы не напомним вам, что мы тоже люди, то мы сами виноваты".

Можно указать на ещё одну цитату выше, из Честертона. Там социалист Брейнтри борется за то, чтобы пролетариев признали людьми. Однако он, "западный", не счёл бы свой отказ от борьбы собственным злом; всего лишь поражением от чужого. Капитуляция из-за невозможности продолжать сопротивление.

Дальше у Честертона есть эпизод, когда аристократ тащит социалиста по кабакам и ведёт свойские разговоры с рабочими, а на социалиста те косятся, как на чужака - и "западный" социалист считает это сильным аргументом; вплоть до перемены имиджа. У "северного" социалиста такое было бы вообще "ни о чём", издержки профессии.

И здесь я завершу свой трактат, а из-за его длины здесь, в конце напомню его основные положения.

1. Эксплуатация есть понимание двустороннего действия его участником как одностороннего и организация им своей деятельности, исходя из такого понимания.

2. Эксплуатация уничтожает общество как возможность совместных действий и силу, соединяющую людей вместе. Вместе с этим, она может облегчить предприятие в этом обществе, в том числе предприятие по обеспечению общественного блага.

3. Присутствие эксплуатации в общественных отношениях как в масштабах общества, так и в масштабах отдельного предприятия не может быть оценено по единичным и не связанным между собой событиям.

4. Сама по себе эксплуатация не является злом, однако она является источником зла в любой этике.

5. В разных этиках эксплуатация порождает зло по-разному. В некоторых этиках она очень близка ко злу, и поэтому механизм порождения зла из эксплуатации очень дёшев, "легко сорваться". Обратной стороной такой дешевизны оказываются относительно малые расходы на ограничение собственно эксплуатации в таких обществах, так как большая часть этих расходов уже проходит по статьям "борьбы со злом".


Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Да, возникновение эксплуатации, показанное в художественном произведении... на уровне "только что её не было, а в эту секунду она появилась"... это ландскнехт Мартин из верховенской "Плоти и крови" (1985), появившийся перед своей захватившей замок бандой в белой рубашке.


Comments

( Всего-то 12 — добавить )
fon_rotbar
26 окт, 2019 13:33 (UTC)
С выводами не согласен
То есть до строк, когда командующий воевода расчеловечивает подчинённых воев, дабы с глузда не съехать- согласен. И даже необходимость не съехать оному с этого самого глузда- признаю.
И необходимость потерь не отрицаю- бывает, хотя идею оценки побед квалификации этих самых енералов через количество потерь на единицу захваченного- всемерно поддерживаю.

Однако, эксплуатация, на мой скромный взгляд, начинается (или не начинается) в момент деления добычи между уцелевшими участниками.
И если товарищ (происхождение этого слова вам наверняка известно?) енерал по результатам загорает на персональной даче, а его бывший подчинённый, без ног выпрашивает милостыню на кружку баварского- вот это и есть эксплуатация.
Хотя роль Мартина в достижении этой самой добычи- надлежит быть отмечена.
17ur
26 окт, 2019 15:24 (UTC)
Re: С выводами не согласен

Во-первых, победы оценивают, когда в альтернативах присутствуют не только победы. Сравнивать победы с победами - это содержанка в магазине, у которой "деньги из тумбочки".

Во-вторых, предлагаемое Вами сопоставление (персональная дача и кружка баварского) подразумевает совершенно невозможные глубину и размерность задачи планирования, принимая предприятием всё общество целиком на десятилетия вперёд. Это какой-то... коммунизм?
alexey_neonov
27 окт, 2019 12:45 (UTC)
А, например, работники государственной системы бесплатного образования не являются эксплуататорами по вашему опредлению? Ведь как я полагаю подавляющее большинство не задумывается на постоянной основе, откуда берутся бюджетные деньги. А следовательно склонны рассматривать свои действия как односторонние (просветительство).

Ну и тогда второй вывод весьма шаткий, ведь тогда бесплтаное образование является по сути разделением ролей - кто-то на заводе вкалывает, а кто-то на кафедре.
В целом общество воспроизводится, а кооперация вполне себе прослеживается.
17ur
29 окт, 2019 20:10 (UTC)

Простите, я не совсем понял - кого именно, по-Вашему, склонен считать вещами школьный учитель=эксплуататор или ВУЗовский препод-эксплуататор?

Учащихся? Это, извините, полная профессиональная непригодность.

Тех, кто производит материальные ценности, делающие возможными образование? А тогда где у них с преподавателями общие (двусторонние) действия, которые можно представить односторонними, чтобы возникла эксплуатация? Если Вы считаете отдельно взятым действием нечто вроде сложнейшего процесса по обслуживанию одной и той же армии, то Вы напрашиваетесь на reductio qua absurdum - скажем, необходимость этических отношений со всеми, кто выдыхает углекислый газ в одну и ту же атмосферу.
alexey_neonov
30 окт, 2019 17:34 (UTC)
Как второую сторону, конечно же я имею ввиду налогплательщиков. Без них ведь бесплатное образование было бы невозможно, не так ли?
При этом уплата налогов нынче вполне волевой акт. Знаю и тех кто платит, и тех кто уклоняется. То есть в принципе, можно сказать, что вторая сторона в предприятие вступает осознанно (в надежде на лучшее конечно :)

Что ж до того, что Вы объявили мой аргумент абсурдным. У меня сразу несколько замечаний. Во-первых, иная корпорация бывает размером по-больше государства, значит ли это, что в связи с внутренней сложностью, в такой корпорации отключаются эксплутационные отношения?
Так же Вы определили этичность на основе внутренних переживаний субъекта. Значит ли это Ваш пример с углекислым газом, что этика должна перестать работать на больших числах людей?

Мне кажется пример Гусейнова, как нельзя более кстати иллюстрирует внутренние переживания (а точнее их отсутствие) такого типа эксплутаторов. Как Вы считаете, эксплутатор ли он?
(Анонимно)
27 окт, 2019 18:40 (UTC)
Эксплуатация - это одно из следствий отношений собственности. Эксплуататор присваивает (захватывает, покупает, арендует, выращивает) эксплуатируемый объект (пахотное поле, стадо баранов, людскую рабочую силу) и систематически извлекает пользу, созданную эксплуатируемыми. Здесь эксплуатируемые люди - это уже как бы и не люди, а вещи.

Приказ об атаке врага - это реализация отношений власти. Здесь подчинённые уже - люди, части единого с командиром организма (военного подразделения). И командир не получает никакой пользы от гибели солдат.

veremeenko_alex
29 окт, 2019 15:16 (UTC)
И командир не получает никакой пользы от гибели солдат.

Если выполнили боевую задачу - медаль, новое звание.
17ur
29 окт, 2019 20:12 (UTC)

А планирование наступательной операции - это реализация каких отношений?
(Анонимно)
30 окт, 2019 06:49 (UTC)
Планирование как деятельность - отношений власти. Начальник штаба ставит задачи штабистам и получает от них расчёты боекомплектов, топливодач и т.п. Потом формулирует замысел и докладывает командиру.

Планирование как функция - никаких. Непосредственный результат планирования - это бумажки с буквами и только. Большая часть планов не будет воплощена и отправится в мусор. А отношения с людьми, с солдатами (в данном случае - отношения власти) по поводу наступательной операции начнутся в момент отдачи приказа.
smertnyy
30 окт, 2019 17:38 (UTC)
Мы живём в обществе, где людей дольше века (не берусь рассуждать, насколько дольше) приучают оценивать эксплуатацию с этических позиций. "Хороша" она или "плоха", "справедлива" или "несправедлива". Это ошибка. Сам смысл эксплуатации есть отказ от этической оценки особенностей некоторого предприятия*. На шкале, которой не пользуются, можно нарисовать всё - и рай, и ад, и любое положение стрелки. Такая шкала, будучи признанной, создаёт брешь, уязвимость ума того, кто её признаёт.////

Аргументы?
slava_think
4 ноя, 2019 10:30 (UTC)
Многобукв
хотя не хотел ведь - но так уж получилось. Гляньте на поток мысли на пару постов. https://slava-think.livejournal.com/26281.html
darkhon
6 ноя, 2019 14:04 (UTC)
Вот, у себя откомментил:
https://darkhon.livejournal.com/4144599.html
( Всего-то 12 — добавить )

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger