Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О виртуальности.

Ещё немного о моих взглядах на высокое. Или: о чём я думаю, когда есть время обдумать, но лень обсуждать - что "бои за историю", что будничный трансграничный перелай. Сами понимаете: хочется обозвать всё одними и теми же словами и вернуться к работе. Обзову и вернусь.

А от примеров я воздержусь со всем возможным усилием, ибо сказанное в скромности своей адресую людям самых разных убеждений и по самым разным поводам.

Начну с того, что не слишком отличаю человеческое воображение от человеческой памяти. Всё-таки голова одна и та же.

Место силы памяти: картины того, что уже точно не может случиться заново.

Однако Экклезиаст издревле учит нас: "Что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем… Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после".

Другими словами, мозги человеческие (и не только) заточены на распознание паттернов образов, так что человек, стервец он этакий, и в самом что ни на есть новом продолжит находить прежние черты и распознавать это новое как рекомбинацию уже известных образов на радость Экклезиасту ("что было, то и будет"). При этом считать распознанное он да, будет новым: не помню, не знаю, впервые вижу, я открыл, это моё ("нет памяти о прежнем").

Не хотите Экклезиаста, нате вам Чехова: "А по моему взгляду, электрическое освещение — одно только жульничество... Всунут туда уголек, да и думают глаза отвести! Нет, брат, уж если ты даешь освещение, то ты давай не уголек, а что-нибудь существенное, этакое что-нибудь особенное, чтоб было за что взяться! Ты давай огня — понимаешь? — огня, который натуральный, а не умственный!" Жжёт Жигалов. Нового хочет.

То есть место силы памяти меньше, чем кажется, и той силы тоже меньше. О, сила есть, но это лишь та сила, которую человеку даёт память о себе самом: не "тогда оно так было", а "тогда я таким был". Без шуток, вещь полезная: сопоставлять себя нынешнего с собой тогдашним. Она же вещь затратная: запоминать за собой сложно, приходится записывать; например, дневник вести. А "вещь полезная в узком смысле слова" плюс "затратная" итого даёт "занятие ею всерьёз - оно сильно не для всех".

С воображением проще и доступнее: это всего лишь работа мозга вхолостую. Распознавать образы мозг может, - более того, ничего кроме и не умеет (всё остальное прошито) - а самих образов, случилось так, нет. Ну, и пошла писать губерния.

Станислав Лем таким макаром пилота Пиркса мучал, с тёплой водой и глухой маской. По жизни всё же не столь жёстко.

Надеюсь, что не оскорблю зрителей, если заявлю, что у читателей с воображением получше, потому что читатели больше тренируются. А и оскорбил бы... идите отседова, зрители, блокбастеру какому-нибудь причаститесь, чтобы со спецэффектами, бдыщь и бух, а у меня тут буквы: более того, кириллица.

К чему я это всё? К тому, что человек большую часть своей жизни проводит в мире виртуальном, воображаемом: человек живёт не в мире того, что "происходит" или "точно произошло", а в мире того, что "может быть" и "как оно могло бы быть на самом деле". И отношения человеческие тоже существуют именно в этом виртуальном мире, лишь частью которого состоит мир реальный.

Отношения сугубо реальные, то есть полностью определяемые тем, что "происходит" - это, например, штыковая атака. Усугублю - это время между сеансами комиссарского бреда. Пресловутый "ветеранский синдром" (в том числе прославляемый), кстати, и есть неспособность субъекта виртуализировать, развернуть обратно в "может быть" свой мир, свёрнутый войной к тому, что "происходит", к штыковой атаке.

Да, а комиссар есть психотерапевт без клятвы Гиппократа, если что. Сифас, ну ты понял...

Отсюда вся эта лирика про "по-настоящему", "ты бы пошёл с ним в разведку", "есть ли в нём огонь натуральный, а не умственный". Такая лирика может быть понята и принята как обезболивающее при лечении людей больных или искалеченных прошлой войной, или как то же обезболивающее при подготовке к блицкригу. Особенно интересно, когда оно совпадает, то есть интервал между войнами слишком короткий.

Однако в их отсутствие эта лирика "настоящего" сводится к восхищению чужой узколобостью, а без штыковой атаки где-то поблизости в прошлом или будущем ("длинный мир") такая лирика порождает и выкармливает... смекалку, хваткость, куркулизм, жлобство (нужное подчеркнуть). Ради Ктулху, не устраивайте кооперативное движение в конце этого периода.

Верно и утверждение от противного: большую часть обывательских действий, большую часть "поведения нормального человека" задаёт виртуальная составляющая мира, в котором он обитает. "Я делаю или не делаю то-то и то-то не потому, что А существует, а потому, что А может быть", причём "может быть" здесь ещё и "могло быть в прошлом", и "может статься в будущем".

Столкновение воображаемых миров не особенно отличается от столкновения воображаемых тел. Физика, прикладная механика, сопромат, в базовых курсах которых приближение на приближении едет и приближением погоняет.

В виртуальных мирах в итоге их столкновения (хотя бы через перелаивание двух комментаторов статьи в интернет-медиа) у людей меняется та самая мера виртуальности события: в пределе "эва оно как было на самом деле, а я-то, дурак, думал..." или "да, вот это единственно верный путь к мытому слону светлому, тёплому и чистому..."

Вследствие того плывёт и "поведение нормального человека", а там уже и сама "норма" в масштабах общества.

Здесь я позволю себе записать весьма важную вещь. Эти виртуальные изменения человеку привычнее всего описывать через страх (А как потеря, предельная виртуализация события, сведение его вероятности к нулю) и через интерес (А как приобретение, реализация/воплощение, увеличение вероятности осуществления). Однако такое понимание - "потеря/приобретение" - всецело завязано на отношения собственности ("я открыл, это моё").

Чисто технически то же самое можно объяснить не только через отношения собственности ("потеря/приобретение", "страх"/"интерес"), но и через отношения власти, отношения участия или отношения независимости, то есть безо всяких "страхов" и "интересов". И описывают. Паки и паки другими словами. Некоторые доктрины и построения заведены именно на такие, не столь простые и менее привычные описания всё тех же состояний - и на этом основании доктрины претендуют на элитарность, а то и на истину. Caveat emptor.

Другая не менее важная вещь. Сдвиг "нормы" ("мимо окон Овертона я без шуток не хожу"©) как для субъекта, нагнетающего виртуальные изменения, так и для его критика может быть целью, а может быть побочным следствием - если нагнетающий субъект или критик хотят, скажем, всего лишь известности или платы за рекламу.

Отсюда возможны как критика увлечённого дурака за подрывную работу, так и критика врага, которому нужна твоя смерть, за небольшие и в чём-то милые, соответствующие свободам слова и совести художественные преувеличения. И ошибка первого рода, и ошибка второго рода в случаях, когда критикуемый отвечает из собственных соображений, порождают цветистые дискурсы.

Пожалуй, здесь и закончу, ибо дальше воздерживаться от примеров не представляется возможным.

Спасибо за внимание.


Tags: история, общество, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments