Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Как не надо редактировать Конституцию. Очень частное мнение.

Я отвлёкся от составления документации по правилам работы по составлению правил работы по документированию работы по составлению правил работы с документами о правилах по работе с составлением... короче, взглянул в телевизор и узрел, что у нас тут идёт процесс конституционного, страшно вымолвить, строительства.

Причащусь, подумал я. К процессу-то. Собрал свои старые заметки. Отредактировал.

И предлагаю на потеху собравшимся. Считайте меня циничным государственником, если что.

Уважаемый читатель, вероятно, привык к тому, что я в своих рассуждениях обычно иду от общего к частному: привычка лектора, но не оратора. Здесь, будучи заезжен бумазерией до потери добросовестности, я решил удариться во все тяжкие и изменить этому правилу. Гулять так гулять.

От частного к обществу... извините, к общему.

Конституция есть доступный всякому подданному государства набор правил и ограничений, согласно которым государство действует. Зачем Конституция нужна? Как и всякие правила: чтобы подданный, находясь в некоторой ситуации, будучи отягощён багажом прошлых воспоминаний и воодушевлён планами на будущее, смог сэкономить время и силы для определения (выбора) своего дальнейшего поведения.

Ну, например, из-за действующей Конституции ему не надо надевать бронежилет, отправляясь на работу, и не надо прикидывать, которая сторона улицы при обстреле наиболее опасна. Всё легче.

Что такое государство? Государство - это общественная организация по обеспечению и поддержанию суверенитета общества. Уточню: под "обеспечением суверенитета" я понимаю устранение причин ослабления и утери суверенитета, а под "поддержанием суверенитета" - поощрение действий по его воспроизводству.

Неважно, "корректных" или "ошибочных" причин и действий, "хороших" или "плохих", "христоугодных" или "сатанопоклоннических".

Не могу не отметить, что очень удачным инструментальным определением государства я считаю крыловское "предприятие по производству порядка".

Обычно мы говорим о суверенитете государства, а он всего лишь одно из следствий суверенитета общества. Возникает вопрос: что такое суверенитет общества?

Мой ответ: суверенитет общества есть его способность к целенаправленному изменению собственных границ. "Целенаправленному" не в смысле "так получилось", а в смысле "чего-то вроде мы, живущие в обществе, и хотели".

Суверен как часть общества оказывается инструментом такого изменения, частью технологии такого изменения. Если хотите, опять-таки продуктом экономии усилий по такому изменению, как и всякая технология есть продукт экономии усилий по достижению цели.

Что же такое общество и его границы в моём понимании? Общество, как возможность совместной деятельности в группе людей, может быть описано через все возможные состояния группы людей, образующие в [виртуальном] пространстве таких состояний единую, непрерывную область.

То есть состояние, когда группа людей взяла лопаты и вышла на субботник, маловероятно само по себе, однако оно не только вообразимо само по себе, но [пока] вообразима и последовательность состояний группы, к нему ведущая, а стало быть, в общество субботник входит.

Состояние, когда какой-нибудь полоумный по религиозным мотивам кидается с ножом на людей на улице, вообразимо само по себе, однако последовательность состояний, к нему ведущая, обывателю недоступна и оттого получает оценку "антиобщественной деятельности" или "вражеской атаки" - то есть это уже не общество: это состояние, пусть даже реализованное, не связано с существующим обществом.

Суверенитет в таком представлении оказывается способностью общества продолжать последовательности воображаемых обывателем состояний группы, в которую он входит, или отказываться от существующих "крайних" состояний, отбивая охоту к их воображению, то есть способность тянуть за руку в чудесную страну, а равно и давать по рукам что действующим, что волшебным, воображаемым.

Отмечу, что порядок не надо ассоциировать только с возможностью или только с невозможностью что-то сделать. Порядок - и то, и другое. Одновременно.

Примеры из жизни. Полагаю, что читатель помнит, как несколько лет назад по Украине пронеслось поветрие окраски скамеек в цвета национального флага, фигурных построений и хоровых песнопений. "Что это было, Холмс?" В моём понимании это была та самая деятельность по расширению пространства вообразимых состояний группы обывателей как часть деятельности по утверждению суверенитета общества. Песни поют, строятся, хором пердят, на руках ходят.

От приставки "карго-" я воздержусь, но как советский школьник... про субботники читатель уже прочёл, а про "пятилетку в четыре года" и "всё для фронта" я напоминать не стану, чтобы не бередить воспоминаниями, как оно по-настоящему-то бывает.

Если кому-то нелюбопытна Украина (такое тоже случается), то вот, например, та же самая работа по расширению границ возможного и привычного.

Работа по их, границ, сужению? - которая, повторю, с моей точки зрения есть та же самая работа по утверждению суверенитета?.. что ж, я полагаю, что метку "экстремизм" гражданину РФ, хоть как-то интересовавшемуся политикой последние четверть века, разъяснять не надо. Он, экстремизм - который в переводе "крайность" - у нас в именинниках ходил, ходит и, подозреваю, будет ходить. Это та самая работа по рукам. Чтобы не.

Важное уточнение: сам по себе порядок, суверенитет не есть добро или зло. Он создаёт возможности для добрых или злых действий. Чтобы жизнь была добром, это должна быть жизнь доброго человека. Чтобы порядок был добром, он должен быть... вот когда "бои за историю" будут начинаться с такого кристаллического осадка, тогда, может быть, из них что-то получится - или, как минимум, они станут исчерпывать себя в приличное время. А пока это покраска многажды крашеных скамеек.

Теперь же я предамся разнузданной критике нынешнего процесса государственного строительства. Чтобы совсем уж разнузданно, я попробую перечислить основные ошибки этого процесса с точки зрения, обрисованной выше, и предоставлю читателю самому оценивать те или иные предложения по редактированию Конституции, а то и снизойти с собственными... и я не шучу, мы тут всё же граждане.

Начать с того, что внесение поправок в Конституцию в этой рамке чисто технически оказывается настройкой инструмента инструмента общества... нет, это не опечатка с двумя инструментами.

Суверен выступает инструментом общества по работе с собственными границами, по заданию собственной формы в виртуальном пространстве всех возможных состояний группы, где оно, общество существует. А государство получается инструментом суверена. Инструмент инструмента. Миниган Терминатора.

Что из такого понимания следует? В первую голову то, что ошибкой станет закреплять или хотя бы описывать в Конституции государства желательные или нежелательные конечные состояния общества. Не потому, что такие выглядят некрасиво - как раз наоборот, красиво! - а потому, что они бессмысленны и неуместны. Представьте себе инструкцию по пользованию смартфоном, где заранее перечислены обязательные/запрещённые темы разговоров по нему.

Собственно, идея прописать индексацию пенсий в Конституции... читатель знает, что я не большой фанат выпученноглазых предсказаний о гибели РФ, но вот такие предложения вызывают у меня большую тревогу, нежели аналитические анализы аналитиков из свободолюбивых лимитрофов.

Обратною ей ошибкой станет явное ограничение государства в средствах по работе с границами общества. Собственно, государство должно быть единственным инструментом такой работы, и потому в отношении общества, в задачах исключения каких-то состояний из него или навязывания ему каких-то состояний государству должно быть позволено всё.

Вопрос здесь только в процедуре, в порогах и в задержках для этого "всего". Да, основанием для этих порогов и задержек служат права и свободы человека... наброшу и скажу, что в Конституции их, прав и свобод, перечисление вообще нужно только для обоснования порогов и задержек. "Почему эцилоп не может бить меня палкой по ночам, и в каких обстоятельствах, после какого голосования он всё-таки сможет".

Скажем, изыски, подобные постановлению о применении силы на территории Украины - все они должны быть заранее расписаны в Конституции, даже не на уровне федерального закона. Ирредента? Да, конечно. "И верёвочка сгодится", географические границы - это тоже границы общества, одни из.

Ошибкой следующего уровня станет попытка исчисления суверена, его названия и описания. Процитирую:

"Статья 6. Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу.

Вооружённая марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придаёт планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма.

Все партийные организации действуют в рамках Конституции СССР."

Вот так нельзя, даже если очень хочется. Не в смысле нельзя обустроить суверена как политическую партию и строить коммунизм или ещё что, а в смысле записывать такого не надо, даже если кажется, что всё путём. Буркну, что "бои за историю" должны иметь следствием понимания вроде этого, а иначе на кой они...

Впрочем, замечу, что к частным вопросам эти ограничения не относятся. То есть, например, в Конституции вполне уместны требования к государственному персоналу, к его происхождению, к планам на жизнь и к их отражению в повседневной деятельности (например, в разговорах с рядовыми подданными), к поведению до и после государственной службы.

Более того, отсутствие таких требований будет ошибкой. Я бы, например, не дал пропасть драгоценному опыту всё той же Украины и ввёл бы запрет на занятие политической деятельностью для соседних публичных профессий. Или хотя бы срок давности.

Обратной ошибкой этого уровня будет отказ от самого признания существования суверена как части общества, отождествление суверена с обществом в целом. Это очень большой соблазн, спрятаться за "всеми", за крайне расплывчатым понятием "народа", и он, соблазн, будь моя воля, оказался бы запрещён в Конституции явно и навсегда.

Рискну утверждать, что эту проблему люди с государственным мышлением вполне себе понимают и обходят, обращаясь к "обществу" в своей демагогии как к "народу в настоящем времени", при том всячески преклоняясь перед подвигами предков и перед нуждами потомков. Однако, по моему мнению, это способ именно что обратиться к действующему суверену как к "обществу" (части общества) и к "народу" (как ко всему обществу, то есть сразу во всех возможных временах и состояниях).

Я избыл бы эту ошибку через объявление суверенитета в Конституции ценностью, то есть набором настолько непреломимых ограничений общественной жизни, что никто не может их... того. Включая государство. Если левым щекотно, а левым-государственникам-сталинистам вдвойне (а за ними есть фраг по имени "Троцкий"), то это можно объявить "правом на революцию", где "революция" оказывается средством сохранения суверенитета - и это единственное сколько-нибудь действительное оправдание революции, по моему скромному мнению.

В конце концов, у нас была Гражданская, которая с такой точки зрения представляется отнюдь не потерей суверенитета российским обществом в пользу жидоангличан или кого там, но его, суверенитета, перепроизводством.

И это, кстати, тоже проблема, но о ней как-нибудь после.

Вот такие четыре ошибки. Порядка ради я перечислю их списком и вкратце. Итого, четыре мною не дозволенные вещи в конституционном процессе:

1. Описание желательного или нежелательного состояния общества в Конституции. Демагогия на уровне "пусть всё будет хорошо" - приемлема. А вот конкретное состояние, которое можно предъявить как состоявшееся или нет - неприемлемо.

2. Запрет государству на какие-то меры в отношении общества или любого существа, провозгласившего себя его представителем. Процедуры с временем этих мер - да, могут быть. Преодолеваемое нужным числом голосов вето на эти меры - а как же. Но никак не безоговорочный их запрет и не безоговорочное разрешение. Оговорки рулят.

3. Описание суверена, задание его приемлемой и/или неприемлемой формы, его приемлемого и/или неприемлемого регламента по обращению к остальному обществу. Царь, консул, пророк, партия... всё нахрен. Есть общество, и надо работать с тем, что пришло с колоды в эту сдачу, в это поколение, в этих границах.

4. Народопоклонничество как забытье того факта, что суверен есть лишь часть общества со своими интересами и предпочтениями, исходя из которых он, суверен, и пользует государство, о Конституции которого я веду речь. Скажу, что "государство некоего народа" из Конституции надо убрать и обратно не допускать. Это другая область. Хуже всего то, что упомянутый в Конституции народ никаких - подчёркиваю: никаких - преимуществ от этого не получает. Не верите? "Русский народ" был упомянут в Конституции РСФСР отдельно от прочих. Помогло?

Вот как-то так. Горы бумаг, отражающие учебный процесс в преддверии аккредитации (сколько удвоенных согласных, а?) ждут меня, машут мне, отставляют бёдра и выставляют губы. Иду, иду, мои хорошие... И Вам, читатель, тоже хорошего вечера и ещё лучших выходных.

Спасибо за внимание и успехов Вам в редактировании Конституции.


Tags: общество. дыбр, политика, ссылка, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments