Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Music:

Продолжаю перечитывать "Тёмную башню", на этот раз "Волки Каллы".

Перечитал "Wolves of the Calla", пятую часть цикла "Тёмная башня" Стивена нашего Кинга.

Далее не столько размышления, сколько замечания. Просто чтобы потом не забыть.

1. В книге очень много ярких моментов. Сюжет собран из трёх простых сюжетных линий: Роланда, отца Каллахэна и Сюзанны - и моменты выглядят особенно яркими именно на фоне этой простоты.

Толкование на уровне хайли-лайкли мнится мне таким: автор опустошает свои записные книжки, "чтобы не забыть", и навешивает очень удачные находки из этих книжек на "обязательно надо объяснить до конца книги", причём это "обязательно" включает и "надо двигать сюжет", и "я хотел поговорить с читателем на эту тему". Юпитеру можно, чего уж там.

2. Сюжетная линия Роланда. Продолжение уютного пост-апа. На границе с неизведанными и очень опасными землями, куда никто не суётся, существует россыпь таунов.

Понятие "посёлка городского типа" тут не годится потому, что у нас городские черты начинаются сильно позже, чем в США. А таун - это уже во многом город, однако с населением, которое у нас не всегда потянет на большую деревню. При этом безо всякого отказа от тяжёлого сельскохозяйственного труда. Умеют они так.

В этих таунах (каждый из которых зовётся "Калла" со своими суффиксами и аффиксами - нет, не "Калья", ибо в книге звучание соотносят с фамилией Каллахэн, поражаясь всевозможным совпадениям) едят рис, торгуют между собой, поддерживают простенькие производства на уровне мастерских - и весьма редко рожают одиночек. В основном двойняшек.

Раз в двадцать с чем-то лет из неизведанных и очень опасных земель налетают... эээ... налётчики неизвестного происхождения и замаскированного обличья ("Волки"), вооружённые постоянными лазерами ближнего боя (ближе к концу книги их прямо назовут lightsabers) и самонаводящимися гранатами (их тоже назовут). Местные арбалеты и антикварные ружья против налётчиков бессильны, а за попытки сопротивления нападающие разносят всё вокруг места этой попытки. Пары близнецов подходящего возраста разбивают - одного из двух Волки увозят с собой.

Волки Каллы.

Через некоторое время похищенных детей возвращают на поезде без машиниста, - очередной древний паровоз отправляется на свалку - только с фатальным ущербом их умственным способностям в частности и биологии вообще. Рунты (ruined - roont) живут сравнительно недолго и очень неприятно. Причина: у них из мозгов извлекли некий специфический для близнецов компонент, нужный там, в неизведанных и очень опасных землях, чтобы было удобнее ломать Тёмную башню.

Роланд со своей шайкой, птенцы гнезда Артурова, оказываются рядом где-то за месяц до следующего налёта, и их приглашают этот налёт отразить. Так как в цикле "Тёмная башня" больше пяти книжек, то можно догадаться, что это у них получится.

3. Сюжетная линия отца Каллахэна. Это католический священник-алкаш из того же кинговского "Салемова удела", который облажался в противостоянии с вампирами. Если что, то фильм 2004 года надо посмотреть из-за одного только Хауэра в роли Барлоу (вампир Типа Один), под девизом "человек на своём месте".

Опущенный Каллахэн уходит в бомжи, шляется по некоему множеству близко-параллельных миров с разными портретами президентов на денежных купюрах одного и того же достоинства (у нас такие почти-совпадающие миры удачно нащупывал Крапивин), работает в штатовском частном эквиваленте ЛТП, время от времени убивает вампиров Типа Три, оказывается объектом преследования неких low men - в общем, живёт насыщенной жизнью.

В конце концов его всё-таки ловят, он ухитряется покончить жизнь самоубийством и оказывается в том самом пост-аповском мире, где процветают тауны по имени "калла". Церквушку себе строит, проповедует... именно он зазывает Роланда на помощь, прибивается к его шайке, а в процессе старается спихнуть стрелку на руки могущественный артефакт, палантир на анаболиках, старшего брата того, с которым Роланд сталкивался в юношестве, то есть прошлой книге серии.

4. Сюжетная линия Сюзанны Дин, которая, во-первых, беременна, а во-вторых, обзаводится новой персоналией внутри себя, "ничьей дочерью" по имени Миа. Для этой персоналии будущий младенец (the chap, "парнишка") в принципе важнее всего остального.

Сюзанне-Миа снятся банкетные столы в подвале замка, и она жрёт с них, что ни попадя - во сне. На самом деле Миа-Сюзанна ночью ползает по лесу и жрёт сырым всё, что не успеет убежать. Ребёнок, насколько понимает читатель, вовсе не от Эдди, а от демона, с которым Роландова шайка разбиралась парой книг ранее, вызволяя Джека в свой мир.

Миа в лесу

5. Рискну провозгласить, - с приставкой "имхо, имхо и опять имхо" - автор здесь попробовал очень необычный и интересный приём. Автор предпринял попытку описать привычное ему общество "по умолчанию" и "от противного", при этом охватывая его с двух сторон, из прошлого и будущего.

"Калла" у Кинга выступает обществом начинающимся, пытающимся реализовать свой потенциал в области суверенитета... если бы не глубокая интеграция этой вещи в цикл, то я приводил бы её в примеры в здешних рассуждениях о суверенитете общества.

С одной стороны, бабы с летающими тарелками, старикан, который в молодости сумел выжить в единственной схватке с Волками, его упёртый внук, местная религиозная секта со своими завихами (неверных они, если что, именуют "забывчивыми"). С другой стороны - робот-гонец Энди (много иных функций) или местный стукач, работающий на Волков.

А тот набор США, по которому мотается Каллахэн, получается обществом заканчивающимся, израсходованным, в котором полно вампиров Типа Три (солнца не боятся, кровь пьют не столько по нужде, сколько для тусовочного удовольствия и понтов). Кроме того, появляются low men. Точным, однако очень неуклюжим переводом стало бы что-нибудь вроде "низменных людей".

У нас похожее было у Севера Ф. Гансовского. Да, пресловутые отарки, но как раз городского, а не деревенского извода: большие ярко раскрашенные автомобили и громкая музыка, работа в строительной корпорации, нанимающей для решения вопросов невиннонедобитого мафиозо. Насчёт распальцовки автор безмолвствует. Предлангольеры, да.

Эти две линии, два описания - они оба "от противного", но с разных сторон. Сюжет как целое они рвут. Тот же Каллахэн стахановски отрабатывает за нескольких деусов экс машина.

Однако именно из этого разрыва, насколько я понимаю, видно общество, современное автору и читателю (книга издана в 2003 году), и кое-что заметно даже мне с другой стороны планеты спустя полторы дюжины лет.

Уже один этот приём был бы достоин потраченного на книгу времени, а он только выигрывает в сочетании с помянутыми ранее яркими моментами, которых, повторю, много. Книга очень... зрелищная?

6. Сюжетная линия Сюзанны... опять же, насколько я понимаю... должна была латать этот разрыв. Всё фундаментально и инстинктивно, у беременной полоумной дамы в голове завелось очередное альтер эго и куролесит. При этом дама первые две трети книги выступает к каждой бочке затычкой, вовлечена во все мероприятия группы (независимо от окружающего мироздания) и как-то на них реагирует.

Я бы сказал, что не получилось. Сюзанна-Миа очень сильно врастает в мир Роланда и получается чем-то вроде декорации относительно "нашего" мира. Её можно было бы сильнее задействовать в истории с деньгами Кэлвина Тауэра.

Имхо, автор стал было склоняться к этому, но тут, ещё раз имхо, решил не усложнять - такое действо легко могло перерасти во встречу Сюзанны со своими старыми знакомыми, семьёй, и сюжет книги оказался бы раздёрганным окончательно.

7. Пользуясь открывшимися возможностями, автор буйствует на тему мироздания как нарратива, сюжета. Всё совпадает со всем, рулят предзнание и сбокузнание. Пиком оказывается прямое попадание отцу Каллахэну в руки книги "Salem's Lot" за авторством некоего Стивена Кинга. Расстригу трудно назвать благодарным читателем. Особенно когда он читает собственные мысли, о которых никому и никогда не говорил.

Если без зубоскальства, то уже известный в обществе автор здесь откровенно пользуется тем, что пишет эпопею: обстановка достаточно проработана ранее, чтобы хватило места и времени обсудить нечто новое. И - да, возможность известный в обществе автор использует всерьёз. В отдельно взятой новелле или даже одиночном романе автора начинающего или полузабытого такого уровня достичь невозможно.

Повторю, это 2003 год: до того, как "эти ваши энторнеты" всерьёз начали работать на насыщение информационного пространства, вещая всюду, всем и обо всём. Одна из причин, по которой я не жалею, что перечитал вещь в 2020 году.

8. Как и в предыдущей книге, в "Волках Каллы" много запоминающихся персонажей. Схематичные образы выглядят скорее исключением - например, тот же владелец местного магазина Тук (см. "рагуль"). Обидно то, что персонажи не столь понятны вне контекста: их не поставишь в пример так, чтобы обычный собеседник понял. Например, робот Энди больше нигде не появится, а ведь тянет на хрестоматию. Одно из многих действующих лиц в одном-единственном романе в длинной серии.

Робот Энди.

Наверное, это и называется "роскошь".

9. Пожалуй, всё. Далее тут можно перечислять те самые яркие моменты в повествовании, начиная с выступления гранпэрова потомства на сельском собрании ("мы сами становимся рунтами") и заканчивая... э, тут будет спойлер... и тут... а вот здесь! нет, тоже... короче, это перечисление будет не только долгим, но и нечестным.

Спасибо за внимание.


Tags: искусство, критика, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments