Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Следы титанов. Субъективное.

Эссе на тему политической философии, никак не связанное с происходящим нынче.

У Константина А. Крылова неоднократно повторяется мысль: читайте Аристотеля и не читайте Платона, разве что приспичит разобраться с тем, с чем спорил Аристотель. Мысль как мысль, - хотите соглашайтесь, хотите нет - но неоднократно-то зачем?

Я вот сейчас перечитываю "Кризис коммунизма" Александра А. Зиновьева, и, кажется, начинаю понимать, зачем неоднократно.

Современные дискуссии в сети завязаны на сиюминутную продажу отдельно взятых мыслей: они суть точечные уколы пластмассовыми зубочистками в форме шпаги, отыгрыш отдельных словесных оборотов, а то и вовсе игры слов в созвучия и проч..

Начни ты писать что-то широкозахватное и долгосрочное, удались под сень струй - и тебя благополучно забудут. Ладно я, я-то никто и звать меня никак, однако мыслителям с претензией на общественную деятельность такое ножом по горлу. Вернулся из-под сени с выстраданными скрижалями под мышкой, а тебя и знать никто не знает с твоими претензиями, Моисеюшка.

Однако так было не всегда. Тот же Александр А. Зиновьев писал много и обо всём, не чураясь и художественного слова. Его читали: это можно объяснять и достоинствами автора, и историческими обстоятельствами. Зиновьев сделал своего рода идола из последовательности, системности и логичности изложения и не изменил этому идолу... я хотел сказать, идеалу.

С этим автором легко не соглашаться - не в смысле "он вообще всё пишет неправильно", а в смысле "сразу видно, что ошибка у него именно в этой строчке".

По сравнению с современными фехтовальщиками с их твиттерными уколами Зиновьев - это артиллерийская батарея, работающая по площадям в гектары. Промахи неизбежны, но шансы против такой батареи у фехтовальщиков отыщутся разве что в "Звёздных войнах" и только под героическую музыку.

И вот в преддверии "святых девяностых" Зиновьев дал, по моему мнению, самую безнадёжную картину для России и русских. Тот же "Кризис коммунизма" оперирует следующими тезисами, обычными для большинства работ Зиновьева:

- социализм (Зиновьев говорит "коммунизм") есть не порождение и не наследник капитализма, но альтернативное ему общественное устройство, основанное на столь же древних и почтенных видах общественных отношений, что и капитализм (Зиновьев разделяет "экономические" и "коммунальные" отношения);
- подобно капиталистическому обществу, социалистическое общество обречено на кризисы через накопление эффекта от своих недостатков, которые являются такими же проявлениями фундаментальных свойств социалистического общества, что и его достоинства.

Зиновьев утверждал, что пресловутая "перестройка" есть проявление специфически социалистического кризиса.

Хуже всего было то, что он считал, будто всё обойдётся. Ведь реальный социализм исторически молод, это его первая серьёзная встряска по внутренним причинам, и... внимание, уважаемый читатель... как можно, чтобы этот кризис не преодолели, ведь ценой отступления перед кризисом станет развал страны, уничтожение народного хозяйства, да и вообще, уход русского народа из истории, а ведь такого и быть не может. Всё-таки Александр А. Зиновьев был советским человеком.

Когда на страну обрушились "святые девяностые", то зиновьевские, напомню, последовательность, системность и логичность в применении к наблюдаемому вокруг давали картину совершенной и абсолютной обречённости. Отступили перед кризисом.

На полях отмечу, что я вовсе не осуждаю приятие такой безнадёжности. Её удобно и, наверное, в самом деле в чём-то приятно переживать.

Могу предположить здесь и рациональную компоненту. Такая безнадёжность, особенно демонстративная, даёт повод рассчитывать на какую-то... общественную ренту? Мол, я ничего не буду делать вместе с вами и для вас, покуда не воскресят невинноубиенного царя, не восстановят невинноразваленный СССР и не вернут невинноуволенного Евгения Киселёва на НТВ. Я даже плеваться в вас не перестану. Однако я буду претендовать на отношение к себе, как к полноценному члену общества, а если у меня есть какая-то публичная трибуна, то ещё и провозглашу себя полноценнее вас. Бе-бе-бе, мы все здесь обречены, но только я с высоты своих прозрений... и понеслась моча по трубам.

Таким макаром наш безнадёжник и обречённик получает критическое снижение расходов на собственные общественные обязательства при не столь критическом - по крайней мере, пока - снижении доходов от выполнения этих обязательств окружающими. Кстати, по тому же Зиновьеву - это коммунальная мода поведения, характерная для социалистического общества.

А потом в издательстве "Педагогический поиск" в 1997 году вышла работа Константина А. Крылова "Поведение", которая эти безнадёжность и обречённость... скажем так, отодвинула, причём отнюдь не на уровне "гуляй, рванина".

Последовательность, логичность и системность примерно того же уровня, что и у Зиновьева. Скромная фраза в "Части I. Основные понятия"

"сфера социальных отношений, которые можно еще называть коммунальными**"

с не менее скромной сноской

"** - термин впервые использован А. Зиновьевым".

- и мне достаточно. Впрочем, может быть, у меня всего лишь разыгралось воображение. Однако я не стану его останавливать, пусть играется дальше Вам на потеху.

Александр А. Зиновьев формулировал свои "законы коммунальности", исходя из наблюдений за поведением достаточно большого количества людей в воспроизводимых условиях. Наблюдатель здесь не мог не... проникнуться?.. сознанием сильнейшей ограниченности собственных возможностей по изменению воспринимаемого положения дел.

У Александра А. Зиновьева и тех персонажей, которых он с собой ассоциировал, много бравады по этому поводу: "я такой один, ну и что", много деклараций, что надо жить хорошо и правильно на своём, личном уровне. Однако сами эти правила и распонятки заведены на многообразие коммунальных реалий окружающего персонажей мира - и заведены до полных расплывчатости и неразборчивости.

Константин А. Крылов пошёл другим путём, пытаясь найти понимание элементарных актов человеческого поведения и дать им определение, таким образом отделив их от подобных им актов, и далее использовать аппарат формальной логики для создания формальной теории поведения.

Если опускаться до художественных образов, то в первом, зиновьевском, случае речь шла об описании некоей стихии: её природы, условий её возникновения, видов и силы воздействия этой стихии на людей; а во втором, крыловском - о понятных и воспроизводимых ограничениях этой стихии, в том числе ограничениях искусственных, в том числе на уровне "я такой один".

Второе без первого невозможно, а первое без второго бессмысленно.

Опять же, моя метафора артиллерийской батареи с её работой по площадям и неизбежными промахами вполне применима и здесь, когда ответом... впрочем, не столько ответом, сколько развитием этого подхода становится точность.

Пусть это будут не "Звёздные войны", но тоже фантастика. У Вернора Винджа в самом начале "The Peace War" есть эпизод, когда коммандос победивших в Третьей мировой США (название фирмы изменено) настигают каких-то фермеров, у которых нашлось немного денег на хайтек. У коммандос мощные и скорострельные пулемёты и гранаты, вся из себя снаряга уровня той самой Третьей мировой. У фермеров один-единственный пистолет-пулемёт. Со стороны напуганных фермеров следует очередь в сторону непонятной движухи в ночной мгле. Всё, никто никуда не идёт, пули самонаводящиеся.

Степень аналогии отстаивать не берусь, - это уж точно не чмоки твиттерявому люду - но смысл её полагаю понятным. Крыловские изыскания с их формальностью и точностью обезвредили ту обречённость, которую задали изыскания зиновьевские с их мощностью и применимостью.

И, если я склонен согласиться с тем, что Зиновьев вряд ли намеревался достичь такого эффекта от своих работ ("целили в коммунизм, а попали в Россию" - это его слова), отсюда и цитированные выше фраза со сноской, и сами крыловские замечания о Платоне с Аристотелем заставляют меня подозревать, что не про Платона с Аристотелем были эти замечания.

Ну да, речь шла о другом случае намеренной работы по обезвреживанию неких идей через их развитие с одновременными уточнением и универсализацией - не в древней Греции, а чуток поближе.

Как говорится, "хотите верьте, хотите нет". Сугубое имхо. Жалкие надежды обывателя (мои) жить в истории, а не ютиться промеж катаклизмов.

Вроде бы всё, но запишу ещё пару замечаний, чтобы не забыть. О, такие же домыслы, не напрягайтесь.

Замечание одно. Когда я говорю, что Зиновьев дал самую безнадёжную картину для России, то в первую очередь я имею в виду не мрачность описаний грядущего от него, и даже не последовательность с системностью обоснования этих описаний, а минимализм основ.

Напридумывать будущих гадостей может каждый, однако обосновать их без привлечения на помощь вездесущих жидомасонов, местных генетических отклонений от правильных белых людей или юродивых пророчеств - это дело исключительное.

Как я уже сказал выше, переживать безнадёжность может быть даже приятным делом, если верить в тех же жидомасонов, как в Буку в шкафу: накрылся одеялом, и не тронут тебя жидомасоны, а днём на работе - так и вообще, откуда там Бука, все шкафы без дверец.

А вот когда процесс обоснован безо всяких закулис, выведен в открытую и подтверждается собственными каждодневными наблюдениями, не исключая отражения в зеркале - такое приятным статься не может в принципе. Lasciate ogni speranza.

Замечание другое. Александра А. Зиновьева читать всё же надо. Штудировать надо.

Универсальность крыловской работы имеет своим неизбежным следствием сложность её применения к делам частным и ограниченным, то есть к некоторой политической обстановке в некоторый исторический период в пределах некоторых географических границ на некоторой планете.

Отсюда именно зиновьевские рассуждения, по моему мнению, должны служить основой и сырьём для сколько-нибудь жизнеспособного, извините за выражение, оппозиционного политического дискурса в "нашей с вами... современности", а рассуждения крыловские выступают интерфейсом для разъяснения и распространения полученного продукта - конечно, с теми шлифовкой и заточкой, которые крыловская формализация дискурсу предоставляет.

Я считаю, что такая комбинация задаёт единственный способ получить альтернативу торжествующему сегодня в РФ воинствующему экономизму, щедро приправленному мракобесием: я здесь имею в виду и "правые", и "левые" итерации публичных мировоззрений.

На этом точно всё. Спасибо за внимание.


Tags: общество, рецензия, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments