Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Дивидэ. Импера-то хрен с ней покамест, я про дивидэ. О том, как сеять рознь.

Это даже не методичка, за методичку деньги платят. Это про написание методички.

Чтобы внести раскол между двумя субъектами, надо убедить одного из них в недееспособности другого.

Неважно, напрочь ли откажется ли первый от общения со вторым или станет относиться к тому, как к любимому домашнему животному, однако непредсказуемой совместной деятельности против Вас (внесшего) от них можно более не ожидать.

Ожидаемая после такого триумфа совместная деятельность в лучшем случае сводится к "хозяин выпускает множество своих любимых домашних животных на нас" и потому жёстко ограничена масштабами (gang boss at Fallout wastes... не нравится? Ну, и хрен с Вами, за игрушку Вы уже заплатили).

Она, ожидаемая совместная, жёстко ограничена масштабами выпуска любимых и контроля за ними из единого центра, без индульгенций на инициативу исполнителей... ну откуда у домашних животных инициатива?

Поэтому с единственным претендентом на Ваш статус, поддерживаемым стадом любимых домашних животных, Вы ещё справитесь (я в Вас верю). А вот хотя бы двое заговорщиков против Вас с двумя множествами любимых домашних животных вместо одного становятся fatality. Сумели, стервецы, договориться. Геометрическая прогрессия.

Итого, несовместимость планов намного более преодолима ("умные всегда договорятся"), нежели убеждение в том, что у потенциального подельника проблемы с планированием как таковым ("он дурак"). Чтобы скорешиться, надо доказывать, что не дурак. Опровергать доказанную ранее недееспособность.

А как можно доказать одному недееспособность другого?

Недееспособность можно доказать, во-первых, через демонстрацию неспособности субъекта к пониманию, то есть к анализу, к выделению из воспринимаемой субъектом картины мира отдельных объектов и действий и к сопоставлению выделенного между собою на предмет выявления соответствий и противоречий между ними.

Во-вторых, ту же недееспособность можно доказать, продемонстрировав неспособность субъекта к поведению, то есть к синтезу, к воображению желаемой картины мира и к формулированию последовательности действий по переходу от картины мира нынешней к воображённой.

Особо отмечу, что речь не идёт о технической возможности воображаемых действий: заключённый в одиночной камере вполне может вспомнить или представить себе посещение магазина, и потому он, заключённый, вполне вменяем, хотя три с половиной стены его никуда не пускают.

Вот когда он не сможет вспомнить или представить, вот тогда к его дееспособности начнутся вопросы. В тех же стенах.

Понятно, что в большинстве случаев тезис "да он дурак, чего ты с ним возишься" пытаются доказать, не особенно разбирая "во-первых" и "во-вторых". "Жизнь такая", уровень.

Это было рассуждение о содержании раскола. Далее речь пойдёт о форме раскола, в которую должно быть облечено это содержание.

Достаточно очевидно, что форма эта сводится к утверждениям о неудаче, о неуспехе совместных действий, то есть действий предпринятых, предпринимаемых в настоящий момент или могущих быть предпринятыми субъектами, между которыми надо внести раскол - и объяснении этого неуспеха недееспособностью одного из субъектов.

Самая простая форма здесь та, в которой собственно предприятию, его особенностям и ходам внимания не уделяют. "Неважно, что вы там задумали, да пускай у вас всё получится даже, но потом!.." - и в утверждение вводятся дополнительные сущности, внешние по отношению к предприятию и фатальные для его участников. В пределе "боги покарают".

Особо отмечу, что речь не идёт о работе "по площадям", когда запугивают всех без разбора. Тогда раскол получается одним из эффектов, скорее естественным, чем намеренным: испугавшиеся и вышедшие из предприятия льстят себе, объясняя свой выход недееспособностью оставшихся ("всё равно это гиблое дело, только дураки не понимают"). Речь идёт о работе целевой, когда будущие оставшиеся "дураки" даже не знают, что по их нынешним соратникам работают.

Более сложная форма доказательства недееспособности подельника состоит в согласии с тем, что с ним можно начать дело, но в утверждении того, что начатое с ним нельзя завершить. Здесь уже надо взывать к прецедентам и приводить аналогии. "У него ничего никогда не получается", "а вот то, что получилось сейчас, получилось неправильно" и так далее. Здесь появляется собственно доказательство как способ изложения, и "работа по площадям" становится чисто технически крайне затратной. Ей сравнительно легко противодействовать, есть предметы для обсуждения - "то, что получилось или не получилось".

Наконец, самая сложная, обманчиво простая форма внесения раскола между субъектами состоит в утверждении невозможности даже начать какое-то дело с партнёром в силу того, что подельнику "такая идея и в голову не придёт" - то есть о прямой попытке доказать неполноценность субъекта вплоть до биологического уровня (негативный вариант: "низшая раса", позитивный вариант: "духовность" или "гидность").

Нет, провозгласить-то её просто, а вот доказать намного сложнее, чем предыдущий случай. Можно даже войну начать, но итог может статься далёким от предсказанного.

Итого, шесть способов, три на два. И у меня есть подозрение, что по разным поводам люди добрые уже познакомили Вас со всеми. Интернет, Россия, начало XXI века.

И вот на этом я временно затихну, хотя внимательный читатель уже провёл аналогии с делами социальными, национальными, историческими и разновсякими. Ну, на то он и внимательный. А для невнимательных я тему ещё продолжу.

Спасибо за внимание, читатель. Если что, это был очередной скучный комментарий к работе "Поведение".


Tags: общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments