Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

К вопросу о бабочках.

Есть у меня привычка блюсти любопытные мне темы через хранение заметок по ним в закладках своего обозревателя. То есть перечитываю я ранее сохранённое, записываю здесь мысли по этому поводу - именно "поводу", который может быть паки и паки отличен от собственно заметки, потому плагиата здесь нет в принципе - и стираю перечитанное.

Вот как сейчас. Ниже речь... ну пусть будет об идеологии. Не интересно, не заходите.

По Рунету ходит байка про Бориса Н. Шванвича, как тот Сталину объяснял про маскировку. По форме вряд ли правда, а по сути - трудно не поверить: скорее всего, и в самом деле наработки энтомолога - изложенные им самим или взятые из методички - спасли тысячи жизней.

Спасибо ему - и, кстати, очень неплохой повод объяснить охлосу, зачем обществу нужна такая наука, которая не отсасывает первому попавшемуся охломону, мыча в процессе хвалу его, клавиатурного охломона, уму и мудрости.

У меня эта байка лежала в закладках за пару простых объяснений.

Во-первых, "рисунок формируется за счет взаимодействия нескольких относительно независимых друг от друга систем темных элементов на светлом фоне, поперечных полос в разных зонах крыла". Во-вторых, принцип стереоморфизма, "криптический эффект окраски связан с тем, что узор воспринимается хищником как игра света и тени на рельефной поверхности и создает в одних случаях «расчленяющий эффект», а в других — «уплощает» объемные объекты."

И вот перед тем, как удалить байку из закладок, я запишу следующее замечание, препоручив его козлищу Фрэнку на сохранение.

Объяснения "во-первых" и "во-вторых" применимы отнюдь не только к попытке увидеть бабочку на коре дерева, но и к любому различению независимо от чувства. Таким же макаром замаскировать получится не только видимое, но и слышимое, и чуемое, и осязаемое.

Обобщу. Во-первых, маскируют с помощью относительно независимых, не относящихся к делу, случайных паттернов восприятия поверх маскируемого объекта и его окружения. Во-вторых, маскируют, задавая паттерны, прямо антагонистические тем, что могли бы присутствовать здесь-и-сейчас, произойдя из естественного хода вещей. "Основа концепции, если в двух словах – выступающее и высветленное красить в тёмное, а затенённое и вогнутое – высветлять."

А теперь главное. То же самое рассуждение может быть применено к различению, достигаемому средствами не только первой, но и второй сигнальной системы. Не только чувствами, но и разумом. Рассуждение может и должно быть применено к различению, создающему не только мироощущение, но и мировоззрение.

Цитата всё из того же "Поведения":

Понимание связано с тем, что в сознании появляется новый элемент. Понимание - это различение, разделение сознания, появление двух разных объектов мышления там, где был один* или вообще ничего не было (в таком случае речь идет об отличении объекта мышления от нейтрального "фона"). С точки зрения анализа поведения, понимание является способностью различить в действии, которое раньше казалось простым, отдельные элементы. В таком случае это действие становится сложным, и, как правило, появляется возможность совершать его разными способами.

* Акт понимания переживается примерно так: "Я-то думал, что это все одно и то же, а, гляди-ка, есть разница!"

Соответственно, всё, что сказано выше о маскировке, может быть применено не только к мироощущению как продукту деятельности первой сигнальной, но и к мировоззрению как к продукту деятельности второй сигнальной.

Зачем оно может быть применено таким макаром? Очевидно, затем, чтобы заставить субъекта различать какие-то понятия или запретить ему их различать.

Зачем нужны эти "заставить" или "запретить"? Чтобы объявить или закрыть возможность совершения разными способами некоего действия. Чтобы это действие люди считали сложным или они же считали его простым.

Если понимать общество, как возможность совместной деятельности людей (функциональное определение общества всё из того же "Поведения"), то для совместных действий итогом применения вышесказанного получается увеличение или уменьшение общества в группе, изменение количества общества, изменение меры присутствия общества в отдельно взятых жизнях.

Как всё это может быть применено?

Во-первых, через культуру, то есть через набор "нескольких относительно независимых друг от друга систем" поверхностных отличий этой группы от всех остальных в реакциях на обыденные раздражители ("национальные обычаи", "произведения местных гениальных авторов" и проч.).

Во-вторых, через идеологию, то есть тот самый принцип стереоморфизма, через системные поправки в объяснении человеку тех или иных воспроизводимых ситуаций с его участием. Что там станется "расчленяющим эффектом", а что "уплощением" - "второй сложный", всерьёз над этим я пока не думал.

В первом приближении этому "во-вторых" я могу сопоставить распределение усилий человека при планировании им своего поведения как последовательности действий - в пределе это "ничего не получится, не стоит и пытаться"против "достичь любой ценой, всё равно отобьётся".

Однако это уже другая история. Покамест спасибо за внимание.


Tags: идеология, история, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments