Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Должок!, или Что скажет товарищ Экклезиаст.

Провозглашу: если балуешься какой-то теорией, вожделеешь мир системою сковать, то будь любезен использовать свою игрушку для обоснования полной и окончательной исторической победы "своих" над "чужими"; нужное в кавычки вписать. Иначе это не баловство, а самоутешение.

Будь любезен обосновать великое счастье "своим" и крах "чужим". Причём что счастье, что крах должны наступить в порядке применения производных от твоей теории к нужному в кавычках, а обычное пророчество в режиме "всё само собой получится" тут пошло, ими твиттер и так полон.

Пример? "А далеко ходить не надо". Вот Карл Маркс и Фридрих Энгельс создают теорию. Первый том "Капитала" выходит в 1867, а последний... эээ... я даже не знаю точно, сколько их сталось, три или четыре, но вроде бы уже в нашем веке (ПОЗДНЕЕ. Вот кто бы из комментаторов указал... в двадцатом веке, конечно). Маркс умирает в 1883, Энгельс в 1895. Марксизм в Европе вполне себе принят как "один из", однако в Российской Империи упомянутую теорию изучает большинство политически активных подданных - это потом "красные" провозгласят себя единственными учениками и наследниками. В 1917 в России начинаются очень большие перемены под знаком упомянутого учения. А в 1953 звучат слова "без теории нам смерть, смерть", которые уже через сорок лет трудно счесть гипотезой.

Рискну утверждать, что такие долги надо возвращать с процентами. И я попробую прикинуть, чем можно должок отдать, со временем обеспечив "чужим" кучу неприятностей, схожих с нашими. Да, на основании всё той же теории, многажды утомившей здесь доброго читателя. Балуюсь я ей здесь, не утешаюсь.

Что поделать: сама идея настолько проста, что без длинного (я предупредил) обоснования будет воспринята как тычок пальцем в небо.

Исходный текст из работы "Поведение". Это скорее представление, список терминов. Он и так получается продолжительным, а подробное обоснование любопытный читатель найдёт в самой работе.

"Все действия, совершаемые людьми, можно разделить на односторонние (асимметричные) и двусторонние (симметричные).

Односторонними (асимметричными) можно назвать действия, которые человек совершает (по отношению к другим людям или вещам) один, не нуждаясь в постороннем содействии.

Двусторонние (симметричные) действия, напротив, таковы, что они не могут быть совершены без помощи и участия других людей...

В общем случае, существуют всего четыре альтернативы: человек может поддерживать оба типа действий (симметричные и асимметричные), поддерживать один из них и уклоняться от другого, или уклоняться от обоих. Соответственно, можно ввести четыре типа общественных отношений..."

Здесь коротко процитировать сложно, поэтому перечислю своими словами:

- отношения собственности есть сочетание участия в односторонних действиях и уклонения от двусторонних;
- отношения принадлежности есть сочетание участия в двусторонних действиях и уклонения от односторонних;
- отношения власти есть сочетание участия и в дву-, и в односторонних действиях;
- наконец, отношения независимости есть сочетание уклонения от тех и от других.

"Сферы деятельности состоят из моделей поведения, то есть способов реализации тех или иных общественных отношений, которые могут складываться в обществе и могут передаваться от одного человека к другому путем обучения.

Общество может рассматриваться как четыре взаимосвязанные сферы деятельности, каждая из которых влияет на другие...

Во-первых, это сфера отношений собственности, куда входят и экономические отношения...

Во-вторых, это сфера социальных отношений, которые можно еще называть коммунальными...

В-третьих, это сфера властных отношений...

Последнюю сферу деятельности можно назвать сферой культуры..."

Граница между этими сферами проходит в отдельно взятых головах членов общества, которые как раз и делают повседневные выборы, в чём участвовать, а от чего уклоняться.

Всякий такой выбор можно осознать через соответствие некоторой ценности (соответствие единству норм поведения, принятых в некоторой сфере деятельности) или через отступление от неё.

Для сферы отношений собственности такое единство норм поведения - это "польза", для социальных отношений ценностью будет "справедливость", для сферы властных отношений это "превосходство", а для сферы культуры это "свобода".

Далее мои домыслы.

Домысел первый. Если человек осознаёт свой выбор, то он может осознать его неправильно. Легче всего эту ошибку представить себе через именование.

Я уверен, что читатель не видит никакой крамолы или хотя бы поэзии в словосочетаниях "свобода власти" или "власть свободы", "польза справедливости" или "справедливость пользы". Действительно, что такого? - слова служат человеку, а не человек словам, хотя с позиций изложенного выше эти словосочетания в принципе бессмысленны. Более того, "полезный", "превосходный", "свободный" и "справедливый" в немалом проценте речей, в том числе речей политических, оказываются даже не объяснениями, а всего лишь синонимами эпитета "хороший" и оборота "мне нравится".

Иными словами, осознание своего поведенческого выбора может стать и очень часто становится переживанием слабым, сиюминутным, даже не требующим обоснования, названным и понятым ошибочно.

Такая человеческая слабость не может не быть использована против её носителя, причём использована постоянно и на самую широкую ногу, в том числе в интересах общества. "Свобода - это рабство"? Удачный оборот в антиутопии. "Свобода" членов обществ "развитых стран" как источник и синоним их "превосходства" над членами обществ остального мира? Общее место повседневной пропаганды тех самых "развитых стран".

Хорошо это или плохо? Вопрос не имеет смысла. Это явление на границе между двумя сферами деятельности. Это смягчение, смазка этой границы в отдельно взятой голове. "Хорошими" или "плохими" могут быть следствия наличия или отсутствия такой смазки.

Домысел второй. Вот эксплуататор. Человек, использующий людей вокруг себя. Подчеркну: я не говорю, что он хороший или плохой, добрый или злой, нужный или ненужный человек, разрушитель или созидатель.

Он всего лишь заинтересован в том, чтобы замаскировать свою деятельность в сфере отношений собственности под деятельность в других сферах; замаскировать своё соответствие ценности пользы под соответствие другим ценностям; сдвинуть в головах эксплуатируемых воображаемую границу между этими ценностями, системно и предсказуемо влиять на выборы эксплуатируемых, создающие их поведение, ради своей пользы.

Он готов прилагать усилия для такой маскировки, для этого он готов поощрять самую азартную игру в слова и самые замысловатые практики постольку, поскольку полученный доход их окупает.

Домысел третий. Выдача пользы за превосходство будет сводиться к превознесению имеющего места в обоих случаях участия в односторонних делах и умолчанию о разнице в отношениях к делам двусторонним. В качестве радикального примера я привёл бы германскую эпопею тридцатых-сороковых годов прошлого века: уверовавших в собственное превосходство немцев понесло за рабами, потом принесло обратно, а "Крупп", приговорённый в Ялте, взял перекур до конца пятидесятых. По официальной версии.

Выдача пользы за свободу сведётся к согласию с отказом от участия в двусторонних действиях и умолчанию о том, что свобода подразумевает отказ и от односторонних действий тоже. Пример? Любой "деятель культуры", рассуждающий о "свободе" за столом с ананасами и рябчиками, невозможным без старого доброго найма (как бы он ни назывался). Особо чарующий оттенок такие рассуждения приобретают, когда в них указывают на место окружающему простонародью, возомнившему о себе.

Это решения стандартные, воспроизводимые и настолько схожие, что для их различия нужны языки, бренды, гербы, флаги и гимны.

Домысел четвёртый. А вот как выдать пользу за прямо противоположную ей справедливость? Нет, я не про то, что нужна достаточная наглость: выдавать своё стремление к односторонним действиям за отказ от них, а отказ от действий двусторонних за стремление к ним. Без наглости тут никак, хотя, повторю, человек со слабым пониманием собственных действий как продуктов выбора между теми или иными ценностями, станет наглецу благодарной паствой.

Я про то, что сама справедливость в разных обществах понимаема по-разному. В той же работе "Поведение" рассмотрены четыре различные формулировки справедливости, каждая из которых задаёт отличные от других решения в социальной/коммунальной сфере, где "протекает жизнь подавляющего большинства населения любой страны".

Из разницы действующих в обществах этических систем следует и разница между тем, как выглядит в них эксплуататор, успешно решивший проблему выдачи себя за часть справедливого мироустройства.

Или, что то же самое, так выглядит разница между тем, как в этих обществах можно обеспечить продолжительный мир. Ведь "продолжительный мир" имеет длинный список преимуществ перед резнёй между соседями. Резня ведь начинается в том числе и тогда, когда эксплуататор не может решить проблему своей маскировки, и смазка на границе между "пользой" и "справедливостью" во множестве отдельно взятых голов перестаёт работать.

Домысел пятый. Технология "справедливости пользы", маскировки пользы справедливостью, сводится к виртуализации обсуждаемых действий, к растворению их в воспоминаниях, мечтах и вариантах, к представлению их "справедливостью по большому счёту", то есть такой справедливостью, которая

- во-первых, "растянута во времени", хотя это именно польза, в отличие от справедливости, асинхронна (предельный случай такой маскировки пользы справедливостью - "историческая справедливость". Не верите мне, спросите у поляков);
- во-вторых, получается через "обычную" реализацию некоторой вероятности, которая "в целом, в масштабе общества, на самом деле" эту самую справедливость и задаёт, так что "обычно" эксплуататор - он такой же, как и все остальные, а эксплуатируемому непременно повезёт, лишь бы он продолжал пытаться, искал новые пути или вернулся к истинам предков.

Основой, сырьём "справедливости пользы" во всех этических системах служит утверждение того, что эксплуататор "по большому счёту", "вообще" и "на протяжении времени" лучше эксплуатируемого, поэтому работа на эксплуататора "на самом деле" и "по большому счёту" справедлива: она возмещает ущерб, который это лучшее существо долго и разнообразно терпит от присутствия худших вокруг него.

Соответственно, чтобы улучшить свою жизнь, самому попав в эксплуататоры, эксплуатируемый должен стать лучше по версии действующей этической системы, прилагая усилия к этому - кто с них получает выгоду, предоставляю догадаться читателю.

Домысел шестой. И вот как эта "справедливость пользы" будет выглядеть для различных этических систем.

Первая, "юг". Исходный императив: "я должен делать другим то, что они делают мне". Лучший здесь - тот, кто "делает больше", "сделал больше", "мог бы сделать больше, снизойди он до таких мелочей". Короче - тот, кто сильнее. Основой "южной" эксплуатации выступает сила, а успешный "южный" эксплуататор, на кого не западло работать, чтобы причаститься его силе - это герой доказанный или провозглашённый.

Может быть, его сила имеет или имела какие-то реальные подтверждения, вроде убитых волков и тигров, а может быть, он всего лишь с богами на дружеской ноге. Впрочем, во втором случае есть риск угодить на жертвенный стол в случае неурожая. Иди, ходатайствуй.

Вторая, "восток". Исходный императив: "я не должен делать другим того, чего они мне не делают". Лучшим здесь получается тот, кто "сделал меньше" в смысле "меньше натворил", "не вляпался", "не оскоромился", "не осквернился", "не грехопал", "мог бы быть совсем уж непорочным, если бы не вы вот вокруг". Отсюда работа на такого "чистого" оказывается способом для эксплуатируемого не пасть ещё дальше.

Замечу, что "восточного" "непорочного", как и "южного" "героя", можно провозгласить явочным порядком, а не просто одевать в свежепостиранное и учить риторике, фехтованию и смиренному возведению глаз к небу. Все эти миропомазания, покаяния-исповеди, индульгенции... деньги должны крутиться.

Третья, "запад". Исходный императив: "другие должны делать мне то, что я делаю им". Здесь лучшим - тем, на кого надо работать - окажется тот, кому "другие" не смогут сделать того [хорошего], что он делает им.

В первом приближении это формула победы в конкуренции. Три человека начали свои дела, двое разорились и теперь пашут на процветающего третьего, копят с его снисхождения деньги, чтобы снова рискнуть вознестись.

А вот второе приближение говорит о том, что настоящим победителем здесь будет тот, кто первым сделает нечто новое для окружающих. Этого уже не переиграть. Повторенное ими, окружающими, новым уже не будет. Важно, кто первый, искусственный спутник Земли вам в кошмары. Так получается гений, открыватель, вдохновитель, лидер.

"Западный" эксплуататор в "справедливом" обществе ради успешной маскировки старается быть именно им. Илон это понимает. А эксплуатируемым в нерабочее время остаётся собирать вечный двигатель в гараже и лайки за особо перекошенную рожу в инстаграме. Авось когда-нибудь повезёт, и жизнь состоится.

Наконец, четвёртая этическая, "север". Исходный императив: "другие не должны делать мне того, чего я им не делаю".

Здесь успешным эксплуататором оказывается тот, кому другие вынуждены делать то, чего он им не делает, а он с тех усилий хорошо живёт. Проще говоря, к нему "на поклон ходят". Если "западный" успешный эксплуататор живёт со своей оригинальности, то "северный" - со своей незаменимости.

Узнаёте кулака в до- и послереволюционной деревне? Узнаёте "нужного человека" в позднесоветское время (страшно вымолвить, сантехника), координаты которого есть у кучи "важных людей", и у которого есть координаты этих "важных людей"? Узнаёте статус самого СССР как гаранта некоторых социальных практик в масштабе планеты, мол, "без нас бы не случилось и не продолжилось"? Узнаёте слово "безальтернативность", взыгравшее с конца восьмидесятых и не отыгравшее обратно... хотя вру, тогда оно полтора десятка лет применялось к ситуации, а теперь к человеку. А про "рыночную конкуренцию в новой России", каковая конкуренция должна была повергнуть упомянутую незаменимость в прах, я не буду. Проиграла конкуренция.

Лучше оставлю здесь тезис о том, что "советский дефицит" в своих причинах мог иметь и эту, сугубо моральную, заданную механизмом незаменимости-как-основы-справедливого-успеха ("незаменимых у нас нет" - как же в перестройку авторов перекашивало с этой фразы), а не только экономические ошибки и неправильности.

"Северный" эксплуатируемый тоже хочет стать незаменимым, полагая это путём к успеху. Путь как путь, работает не лучше и не хуже, чем стремление к оригинальности эксплуатируемого на "западе". Или должен так работать.

Домысел седьмой. Я начал с Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Созданный ими извод учения о счастливой жизни в обществе для общества "западного" случился одной теорией из многих. Учение отдельно объясняет, почему это не возвращение первобытного коммунизма, почему это нечто новое, ранее не бывшее. Диалектика, спираль... оригинальность. Всё произойдёт впервые, да.

А вот для России, с её формирующейся "северной" этикой (про особенности процесса прочтите в "Поведении") "Капитал" и производные от него выступили в первую очередь долгим, тщательным, очень хорошо проработанным и потому предельно убедительным отрицанием незаменимости с сопутствующим разъяснением, почему "это всё" можно заменить, как и на что.

Именно поэтому "Капитал" в России стался моден и распространён в образованных слоях населения: он предлагал решение проблем, казавшихся неразрешимыми, а вдобавок бывших ключевыми для здешнего общества и второстепенными для Европы. Именно поэтому он теоретически обеспечивал все оттенки революционного движения. Именно поэтому "чтобы не было богатых", а не чтобы "не было бедных". Именно поэтому "без теории нам смерть" после вроде бы триумфальной поступи теории.

Итого, у нас тут более ста лет тому назад оказалась уничтоженной сама идея "справедливости пользы" со всем её абсурдом, а потому противоположные, антагонистичные сферы деятельности российского общества лишились смазки на границе. Не стану утверждать, что без "Капитала" российское общество начала прошлого века не взорвалось бы, но скажу, что эффект взрыва не оказался бы столь тотальным всеохватывающим. Не там Достоевский пугалочки искал.

Собственно, избирательность, мощь и проникающая способность эффекта, усиленные "Капиталом", оказались таковы, что, оглядываясь в прошлое, понимаешь сторонников теории заговора: мол, силы тьмы специально для катехона писали фолиант, мурлыча хава-нагилу под изображением циркуля и Бафомета на стене. Не соглашаешься, но понимаешь. Более того, начинаешь видеть пользу на будущее от их построений, от объяснений: как силы измышляли, как завозили, как распространяли.

Домысел восьмой. Я заметил в начале этого выступления, что долги надо отдавать. И тогда же я пообещал очень простую мысль. Выполняю своё обещание.

Представим себе теорию, в которой справедливые решения по организации общества обоснованы отсутствием в этих решениях оригинальности - более того, утверждаются невозможность, опасность и ненужность этой оригинальности в принципе (ага, одновременно: утопии - они такие). Теория, в которой оригинальность провозглашена основой эксплуатации и всей несправедливости, следующей отсюда. И рецепты, что и с кем за это сделать; с итоговым обещанием, что общество, в котором не будут осознанно стремиться к новому, получится предельно счастливым обществом, сбычей вековых мечт человечества. Всё по Экклезиасту: "что было, то и есть. И то, что будет, тоже уже было".

Проще говоря, речь идёт об уничтожении смазки между пользой и справедливостью уже на "западе".

Некоторые моменты такой теории представляю себе даже я здесь и сейчас. Или не представляю, а выделяю в том, что несут разновсякие бунтари у них там. В любом случае логичнее "Капитала" не получится.

Развивая аналогию с великими: это предложение из серии "либо эмир, либо ишак", ведь от первого тома "Капитала" до Революции прошло полвека, а мои смутные видения ещё толком записать надо. Последнее уже не просто хотя бы потому, что непривычно, идёт вразрез с нынешним культом новизны, принимаемым как должное. Однако дорогу осилит идущий.

Верно, товарищ майор?

Да, а как распространить, спросите у тех, кто знает всё о заговорах в силу своих убеждений. Бафомета только с циркулем вычеркните, они декорации.

Собственно, всё. Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Парадокс на стол собравшимся. Перманентным способом поставить взбесившийся рынок на место для РФ окажется, согласно изложенному, предложение постановки предпринимательских стереотипов, знаний и умений населению ан масс ещё в школе. Да, "незаменимых у нас нет", управляемое ослабление незаменимости как "места силы" для сферы собственности в её противостоянии сфере коммунальности. Ну, об этом потом как-нибудь.
Tags: история, политика, теория, футуризм, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments