Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Ну, за иностранных агентов!.. немного постистории.

"Вызывает интерес" замечание президента о том, что у белых людей тех, кого пометили клеймом "иностранный агент", в общественные собрания при казённых учреждениях не пускают.

"Что касается того, чтобы иноагенты входили в общественные советы органов власти: звучит это странновато, конечно, но я не могу себе представить, чтобы иноагенты в США пришли и потребовали, чтобы их пустили в общественный совет Госдепа – смешно даже говорить – или в Министерство внутренней безопасности. Вы понимаете, что это смешно, это невозможно просто себе представить. Можно представить, что у нас обсуждаются эти вопросы, но чтобы там это было возможно – это просто в голове не укладывается."

Президент прав. Он представил, я "у нас", и я сейчас буду обсуждать этот вопрос.

Думаю, что проблема здесь в той историчности западных обществ, о которой шла речь в прошлый раз.

Историческое общество живёт в повествовании, в нарративе, в рассказе. Воспроизводясь, оно потребляет своё прошлое, и это использованное прошлое перестаёт быть сырьём и источником для правильного поведения здесь и сейчас. Расходуется, пусть по-разному.

Условный "запад" от прошлого освобождается. Ценой "западной" социализации становится снятие очередных ограничений, от которых страдали предки, даже если они в силу своей темноты и тупости о своих страданиях и не подозревали. "Этическое рассеивание", "ничто не истинно, всё дозволено", "гуляй, рванина".

Условный "восток", наоборот, совершенствуется, сводит многообразие сложных сюжетов повествования к одному, "единственно верному" и непорочному, в остальных находятся ересь и соблазн. "Этический коллапс".

И там, и там торжествует упрощение одобряемого поведения, пускай разное, в "конце истории" сводящееся к неспособности "законченного" общества адекватно реагировать на внешнюю обстановку: общая невозможность сложных действий для "запада", невозможность необходимых сложных действий для "востока".

Очевидно, что противостояние исторических обществ (и обществ разных парадигм, и внутри самих "востока" или "запада") неизбежно породит практику по экстренному, опережающему обесцениванию "исторических запасов" противника - разумеется, включённую в самые разные виды деятельности и понимаемую, как нечто естественное, "а разве можно по-другому". Конкуренция - это святое, "бои за историю" суть одно из её следствий.

И в таких условиях "иноагенты в общественных советах органов власти" - там, где делают историю или, точнее, пытаются затормозить её расход - выглядят кощунственной глупостью. "...чтобы там это было возможно – это просто в голове не укладывается".

Представлю себе общество, которое работает на другой горючке - такое, в котором, чтобы войти в это общество и стать лучше, не надо изобличать глупость и гнусность предков ("запад"), или, напротив, преодолевать те соблазны и излишества, которые всё же сражали оных бедолаг-предков ("восток").

Общество, где практики по такому изобличению или преодолению - дело сугубо наносное и случайное, прихваченное в нагрузку к вещам полезным, позаимствованным у соседей по планете. Нет, для неких групп в обществе это случайное дело вышло работой: освободить Екатерину от переписки с Вольтером. Со временем оно получилось бессмысленной работой, которая, в обратку, сама норовит стать и образом, и смыслом жизни.

Ни Екатерина, ни Вольтер Венедиктова с Гудковыми не то, что не поняли бы - даже не представили бы себе. Зато эта публика и о Вольтере, и о Екатерине сможет долдонить сутками подряд, не приходя в сознание - и всякое долдонство возымеет заключением идею о неполноценности русских ублюдков, каковая идея самим русским ублюдкам станется безразлична, что лишь увеличит кровяное давление у помянутой долдонствующей публики.

На какой горючке работает такое внеисторическое общество? В первом приближении - на длинные тексты работа времени не оставляет - работать оно будет не на внутренних, а на внешних делах. "Русская паранойя", ага. Успешная закрытость такое общество ослабит вплоть до отказа поддерживать государственные структуры: судьба вполне развитого Союза тут уроком. Успех убил - или, точнее, поспособствовал гибели.

Лирическое отступление. Ценность истории в таком постисторическом обществе - ноль. Не верите. Вопрос: Вы сталинисту руку подадите? А пламенному революционеру, борцу с культом личности? А монархисту? А язычнику? Вот расскажите, почему Вы не подадите руку этой твари - любой из списка - при встрече на работе или на вечеринке, какую рожу при этом состроите, каким самоправедным себя почувствуете, и насколько ценным для Вас стал этот акт исторического самоутверждения. Чтобы прямо как в Интернете. Есть подозрение, что ценность истории Вы тоже признаете нулевой, когда станете говорить, что решающим аргументом против подачи руки и постройки рожи стали планы твари на будущее. Или даже они не стали.

Отсюда "иноагенты в общественных советах органов власти" получаются необходимостью, потому что публика на условном "Эхе Москвы" и вокруг оного со своей задачей не справляется и вряд ли её осознаёт (это напрочь забитый топливный фильтр), как перестали осознавать политруки в Союзе... Я вспоминаю "Золотого телёнка": авторы там расписывают, как на открытии железной дороги все выступающие говорят о международном положении. Авторам в начале тридцатых* это казалось смешным.

Предупрежу reductio qua absurdum: даже первое приближение моей апологии уже диктует сложный и избирательный протокол работы с такими "иноагентами", отрицающий их изначальное превосходство. То, что творится в лимитрофах, где случайные белые люди окаянствуют от души, снисходительно похлопывая аборигенов по щекам верхним и нижним, даёт массу примеров, "как не надо делать". Память, впрочем, с теми же примерами не отстаёт.

Конечно же, всего лишь к присутствию иноагентов в общественных советах при органах власти дело не сводится. Много чего ещё по трансграничной работе. Однако "внешний драйв", подпитку российского общества "иноагенты" организовать смогут намного лучше, чем, например, CNN и остальные трубадуры и глашатаи, вместе взятые. Дешевле, избирательнее. Да, для себя решать "иноагенты" станут задачи "борьбы за свободу и демократию", и они будут гордиться этим, но, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы динамо-машину вертело.

Итого. Я - за иностранных агентов в общественных советах при органах российской власти, причём за агентов идейных, а не рвачей, которым всё равно, откуда брать деньги, лишь бы их не отрабатывать. Конечно, вставать и петь "God save the Queen" перед каждым заседанием - это перебор, но внятно объяснить, "почему такой, как я, считает, что это решение русских варваров - плохо" - может стать бесценной информацией, стимулирующей правильное действие "здесь у нас".

Конечно, со временем "они там" поймут, что их используют, и что "иноагентов" надо как-то маскировать под натуральных местных, "но это уже совсем другая история". Не факт, что "они там" до неё доживут, ибо исторические общества, как я отметил выше, конечны.

Всё. Антиисторический доклад по теме я ещё допишу, с развитием сказанного здесь, когда работа приотпустит. Пока же спасибо за внимание.

*Постскриптум. Как же летит время. "В начале тридцатых" в обычном тексте, и меня уже заколдобило. Надо ли мне, убогому, надеяться на то, что мои тексты благополучно забудут, и ни один дурак-студент через сто лет не перепутает тысяча девятьсот тридцатые с теми, которые нам ломятся через десять лет? Чтобы тот дурак не взялся применять моё ставшееся бессмертным творчество к этому будущему случаю? Даже не знаю. А вот вариация поговорки о маршальском жезле в солдатском ранце сталась бы тут уместной. "Плох тот блоггер, который не оставляет дюжины хардкопий, закопанных в местах, указанных на яндекс.карте"?


Tags: история, общество, ссылка, этика
Subscribe

  • Планета, которую мы потеряли.

    «Nightfall», известный мне на русском как «Приход ночи», две итерации. В 1941 году опубликовано Айзеком Азимовым, в 1990 году – Робертом…

  • Рефлексия Победы.

    9 мая – праздник Победы. Читатель знает, что я тут преследую некую теорию общественного устройства и существования, и было бы странно, не приложи я…

  • «Правые» и «левые» как «курица» и «яйцо».

    Я опираюсь на работу Константина А. Крылова «Поведение» и исхожу из того, что общество можно определить и субстанционально, и функционально.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • Планета, которую мы потеряли.

    «Nightfall», известный мне на русском как «Приход ночи», две итерации. В 1941 году опубликовано Айзеком Азимовым, в 1990 году – Робертом…

  • Рефлексия Победы.

    9 мая – праздник Победы. Читатель знает, что я тут преследую некую теорию общественного устройства и существования, и было бы странно, не приложи я…

  • «Правые» и «левые» как «курица» и «яйцо».

    Я опираюсь на работу Константина А. Крылова «Поведение» и исхожу из того, что общество можно определить и субстанционально, и функционально.…