Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

О времени, не о себе.

Считайте продолжением записок безумного псевдоучёного. «Вожделеет разум рьяный мир системою сковать» и к духу человеческому со штангенциркулем подкрасться.

Технически это всего лишь очередной комментарий к работе «Поведение», где комментатор озадачил себя подходом к измерению комментируемого. «Сколько вешать в граммах».

Кстати, студентам этот мем ни о чём не говорит. Он вполне уместен в допросе у доски, но, когда в ответ получаешь искренне недоуменный взгляд… tempus, чтоб его, fugit. Это ещё одна причина озаботиться штангенциркулем.

И поговорить как раз о времени.

Время – это смена состояний системы.

В каких временах живёт человек?

Биологическое время человека может быть расписано как последовательность изменений в его организме.

Я хотел было дописать «от рождения до смерти». Однако понимаю, что за «от рождения» нарвусь на цитаты из боевых гимнов сторонников или противников абортов, а за «до смерти» от кого-нибудь умного мне прилетит «бобок, бобок, бобок!»: Фёдор Михайлович напугал атеиста (меня) тем чатботом, без шуток напугал. Посему «биологическое время конечно», и хватит.

Сознательное время человека может быть расписано уже как последовательность его переживаний. Ну да, «жизнь» как она есть. Такого можно добиться через «исключение из списка» биологического времени тех изменений в организме, которые не влекут изменений в восприятии человеком окружающей действительности.

«Парадокс кучи» в обнимку с холистическим подходом прилагаются.

Из такого сознательного времени таким же исключением может быть выделено время… ну, пусть будет действительное: когда переживания обязаны собою какому-то принятому человеком решению – решению что-то делать или чего-то не делать («зелен виноград»).

А уже из этого действительного времени может быть выделено время социальное, время общественной жизни, когда то «что-то», что человек решает делать или не делать – это совместная деятельность в группе людей.

Такое социальное время, как и остальные, может быть не только выделено, но и измерено, то бишь расписано применительно ко времени астрономическому («последовательность» соответствующих переживаний) и отнесено на различные отрезки астрономического времени («сила» этих переживаний или, точнее, их «мощность»).

Отсюда можно предложить следующие количественные критерии отношений человека и отдельно взятого экземпляра общества: во-первых, количество социального времени, потраченного человеком именно на этот экземпляр и, во-вторых, то же количество, нормированное как минимум по времени, а, возможно, и по каким-то внешним условиям – то есть даже не «мощность», а «интенсивность».

Пример сравнительно малого количества при высокой интенсивности? Штирлиц в кафе на свою женщину смотрит. Пример сравнительно большого количества при малой интенсивности? Советский человек, честно и славно проголосовавший в 1991 за сохранение Союза, а потом благополучно усевшийся на собственные руки.

Предложенные критерии теоретически могут быть использованы для различения обществ в одной и той же группе людей; обществ, сколь угодно ситуационных, долго- и краткосрочных, возникающих предсказуемо или неожиданно – и так далее. Это всего лишь количественный подход к описанию общественных отношений.

В работе «Поведение», однако, предложено качественное различение этих отношений.

Все действия человека, осмысление которых задаёт определённое выше социальное время, там классифицированы как действия, имеющие своей целью установление отношений человека с другими людьми, поддержание этих отношений, уклонение от них или их разрыв.

Технически те же действия (как и все остальные, не только социальные) в работе определены как «односторонние» и «двусторонние», то есть такие, для совершения которых человек не нуждается в других людях, или же, напротив, нуждается в их содействии и участии.

Типы общественных отношений работа классифицирует через комбинацию отношений человека к этим одно- и двусторонним действиям («участие» или «уклонение»). Например, «отношения собственности» в «Поведении» определены как комбинация участия в односторонних действиях и уклонения от двусторонних.

Очевидно, что всего пребудут четыре такие комбинации: отношение власти, отношение собственности, отношение принадлежности и отношение независимости… Дальше читайте саму работу «Поведение». Или перечитывайте её, а особенно я рекомендую главку «Восприятие индивидами общественных отношений: четыре смысла слова «своё»» из части I.

Здесь же я говорю, что общественные отношения человека могут быть оценены количественно через социальное время, потраченное человеком на перечисленные отношения в некотором экземпляре общества (присутствие в той или иной «сфере деятельности» одного и того же общества).

И эта возможность, сочетание качества с количеством, порождает другую возможность: сколь-нибудь технически обсудить социальное проектирование, понятно описать предлагаемые или ожидаемые (с интересом или страхом) реформы – через изменение распределения социального времени индивида на разные типы общественных отношений.

Точно так же можно понятно описать, а с помощью количественной оценки и сравнить переживания человека при переходе от одних общественных отношений к другим. Как при переходе резком, так и при продолжительном существовании индивида на границе различных «сфер деятельности» (для технарей: «удар» и «вибрация»).

Отсюда можно попытаться классифицировать сами переживания, те же интересы и страхи, и это любопытно в задаче автоматизации построения или оценки сюжетов для художественных, технических или политических изложений, причём на самых разных уровнях.

Например, доставка человека из дома на работу и обратно. «Папа злой пришёл с работы». Всего-то. Будни. Рутина. Повседневность.

Однако в рамках изложенного подхода тут подлежат рассмотрению задачи проектирования и организации общественного и частного транспорта, а также вопросы быстрого и эффективного отрешения от принадлежности к обществу «дома» или к обществу «работы»: а это уже вопросы потребления информации (новостей или тех же художественных сюжетов) и, следовательно, вопросы подготовки информации к потреблению (см. «цензура»), вопросы протокола химической модификации поведения (см. «алкоголизм как неизбежный спутник индустриализации»). И так далее.

Предприятия, решающие перечисленные выше задачи, скорее всего окажутся слабо связаны между собой и будут действовать без оглядки друг на друга («рынок»).

По отдельности они могут статься сугубо эффективными, и каждое докажет это на 1С, однако папу они уничтожат или искалечат, физически или морально.

Ибо сам папа с числами в руках доказать ничего не сможет. У него ведь только переживания, у него в лучшем случае «духовность», от которой до программы какой-нибудь политической силы по обустройству жизни – как до Луны пешком.

И по сравнению с этим легальным убийством на мясо «скованный системою мир» уже не выглядит каким-то ужасом.

Отдельной и вполне актуальной задачей получается оценка меры присутствия человека не просто в различных сферах деятельности одного и того же общества, – да, некоего «большого» общества, «страны» – а меры его, человека, одновременного присутствия в разных «больших» обществах.

Зачем такая оценка нужна? Я полагаю, что так некую публику можно будет исчислить много лучше, – чего уж там, много лучше «понять» – чем через нынешнее понимание «иностранных агентов»: понимание крайне зауженное и потому провоцирующее выбор нынешней государственной администрации между действиями, чересчур жёсткими, и действиями, явно неэффективными.

К теме «местных иностранцев» я ещё вернусь, вооружённый изложенным выше подходом. Не забыть бы приложить эпиграфом к тому рассуждению бессмертное:

«Бригадир. Да ты что за француз? Мне кажется, ты на Руси родился.
Сын. Тело мое родилося в России, это правда; однако дух мой принадлежал короне французской.
Бригадир. Однако ты все-таки России больше обязан, нежели Франции. Вить в теле твоем гораздо больше связи, нежели в уме.»

И это пример той самой количественной оценки в режиме сравнения. Впрочем, потом, когда обдумаю.

Пока же спасибо за внимание.

ПостСкриптум. Отдельно подчеркну, что я не уповаю и Вам не предлагаю уповать на какую-то совершенную исчислимость – или, того хуже, безошибочность оценки – человеческого поведения. Тем не менее, «три-четырнадцать-пятнадцать-девяносто-два-и-шесть» несколько отличаются от «раз, два, много, покупайте наши чипсы и выбирайте хорошего вождя, а не плохого».


Tags: общество, политика, теория, этика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments