Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

К вопросу об «анти-». Идеологическое, демократическое.

Я исторически недавно высказывался здесь на эту тему. Однако доклад по терроризму, увиденный мною на сайте фильма «Шугалей» и с интересом прочитанный, заставил мысль повторить, во многом теми же словами.

Понимая «терроризм» как практику, то есть набор технологий, применяемый для достижения набора целей, можно определить его, как совокупность способов создания страха, распространения его в обществе и такого перераспределения его, страха, в обществе, при котором оно, общество, претерпевает значительные изменения в отдельно взятых областях.

Под «значительными изменениями» здесь подразумеваются такие изменения в отношениях между членами общества, которые намного увеличивают или уменьшают количество дел, доступных к исполнению в группе, где существует общество или его часть, или – что то же самое – заметно изменяют прочность связей между людьми в такой группе.

«Значительные», «намного» и «заметно» – да, «парадокс кучи». Сколько точно, сам не знаю. «Смотреть надо».

Из приведённого понимания, однако, следуют другие. И там, где «терроризм» ходит в именинниках, – он ярок и громок – те явления, которые можно понять в том же подходе... скажем так, растасканы по другим точкам зрения, по другим парадигмам, хотя «терроризму» они ровня и по общественной опасности, и по (теоретически, конечно же!) технологичности.

Я очень хотел бы почитать доклады по этим явлениям. Как минимум того же уровня, которого нынче от людей со степенями и званиями удостаивается «терроризм». Потому и повторяю ранее сказанное. Глядишь, кто-нибудь умный прочтёт. Я-то так, рядом гуляю и вопросы задаю.

Во-первых, «страх – это предощущение потери» (да, это я опять у Крылова списал), то есть страха может быть больше и меньше; именно поэтому страх можно генерировать, передавать и распределять, оперируя списком возможных потерь применительно к отдельно взятому адресату.

Во-вторых, страх есть необходимое средство управления обществом в человеческой группе, одно из средств цивилизации этого общества. Скажите мне, что Вы на пешеходном переходе не оглядываетесь, как и Ваш стотысячелетний предок, так я тут же поверю и поаплодирую.

Итого, «нормальное» общество существует в некотором «интервале страха», а угрозу ему, обществу, составляет, как то, что страха в отдельно взятой области общества может оказаться как слишком много («терроризм», помаши читателю ручкой), так и слишком мало.

И вот это «слишком мало», когда страх не нагнетают, а наоборот, – отсасывают, что ли? – избывают его, выглядит такой же опасностью для общества, как и «терроризм». И столь же технологичной практикой при работе с обществом, которому надо нанести вред.

«Безалаберность», назову её так, то бишь уверенность в том, что ничего плохого не будет, есть опора и обеспечение всякой коррупции, всякого разложения, всякой потери прочности общественных связей. Не само это разложение, но его необходимое условие. Именно на дефицит страха косорылятся, тоскуя о «сильной руке», и именно поэтому «идиотов» (асоциалов) часто величают «непугаными».

Неожиданный пример: «безалаберность» получается главной составляющей привлекательности «западных стран» для мигрантов всякого пошиба. Нынешний «мигрантский кризис» можно объяснить кризисом перепроизводства «безалаберности» «западными обществами» во всех остальных, чересчур успешной работой по избыванию страха в отношении себя, «западных». Раньше эту работу делали для того, чтобы погасить опасения умного, хваткого и образованного чужака в развитой стране-конкуренте. Он, с наведённым дефицитом страха у себя в голове, соотечественников обворует и/или предаст их и сбежит сюда, в «цивилизованный мир», где «ничего плохого не будет». А нынче «безалаберности» столько, и она так хитро выделана, что добивает до всякого затерянного в пустошах хутора и оседает на любых мозгах. И «все бегут». То-то радости.

Однако это ещё не всё. У страха есть сестра, и звать её надеждой с маленькой буквы. Это предощущение приобретения. Оно такое же управляемое (технологичное), как и страх, оно столь же необходимо для управления человеческим обществом. Подобно страху, оно полезно в некотором интервале, а «слишком много» и «слишком мало» надежды в обществе это общество разрушают. Так она, надежда, задаёт ещё две вещи из того же ряда, что и «терроризм».

Тут легко сделать ошибку, отождествив недостаток надежды с избытком страха и наоборот. Мол, «чтобы найти, надо потерять» и прочий джедайский фастфуд. На самом деле то же избавление от страха («пронесло») вовсе не равнозначно притоку надежды («вот теперь меня точно примут в ЕС»), хотя да, второе часто следует за первым, и соблазн сэкономить мысль тут велик. Итого, недостача и избыток надежды задают свои собственные наборы гадостей, равновеликие «терроризму».

Христиане (вряд ли только они) тут успели раньше меня, и про «отчаяние» с «излишней надеждой на милосердие божие» сказали многое, что можно отнести ко всякой надежде. Я здесь веду речь о том, что обе эти вещи могут быть вызваны и применены искусственно и намеренно, то есть каждой из них может быть сопоставлена такая же практика, как работа по получению избытка страха («терроризм») или недостачи страха.

Вот как эти практики назвать? Производство «безалаберности» как отсутствия страха («импавидизм», «интрепидизм», «атромитизм»), производство «излишней надежды» («элпидизм» или «спесизм»), производство «отчаяния» («деспонизм», «аффликтизм»… хм, «апогнозия»? Звучит стильно и в яндексе её нет!), причём все эти производства – намеренные и целенаправленные, системные и технологичные (в смысле воспроизводимые по описаниям), во вред какому-то обществу.

Пример «излишней надежды»? Ну, чтобы не брать небратьев (а то некоторых читателей это раздражает), вновь укажу на поздний СССР с его «уверенностью в завтрашнем дне», когда советское общество, со всей его убеждённостью в своей способности заплатить что угодно за «полные прилавки», ухнуло в историческое небытие.

А, хрен с ним, я больше скажу. Сама борьба с этим… ну, пусть будет «элпидизм», а то слово «спесь» в русском языке уже присутствует… одним из своих аспектов имеет борьбу с рекламой, которая в принципе представляет собой возбуждение необоснованных надежд. А всякое предложение по постановке рекламы в рамки в нашем дивном новом мире есть святотатство, подлежащее отвержению, презрению и осмеянию.

Пример работы по наведению «отчаяния»? Огромный пласт высказываний в Интернете на тему «мы все обречены»: без разницы, кто там чей бот, кто таким образом просит, чтобы его разубедили, а кто пытается раздать собственное отчаяние, чтобы хоть как-то от него избавиться. Все вы хороши.

Замечу, что в докладе о терроризме, на который я сослался в начале поста, в одной из формулировок явления можно увидеть понимание терроризма как практики передачи своего страха другим. Здесь, в апогнозии, те же дела, только раздают другим собственное отчаяние.

Наконец, пример производства «безалаберности»? – «атромитизм» как-то авантажнее выглядит... Так вот, всякий раз, когда пышущий праведностью «западный репортёр» рассказывает нам, как в варварских землях кого-то вольнолюбивого злобные сатрапы хватают и влекут в подземелья, это «атромитизм» и есть.

Видите ли, пышание праведностью у «западного репортёра» сводится к тому, что репортёр всем своим видом всем своим зрителям показывает «у нас это невозможно» (Синклера Льюиса он не читал). У нас вам нечего бояться. Приезжайте. Привозите заработанное честным и нечестным трудом. О, глядите, ещё кого-то у вас поволокли!.. У нас-то страха нет. Весь страх – он у вас. Вы у себя всего лишитесь. А к нам приезжайте. Воруйте, предавайте, честно зарабатывайте, старательно копите – а потом к нам приезжайте. Здесь хорошо, здесь яблоки. Здесь всё другое.

Когда достаточно народу в достаточно самостоятельной части общества любой из этих трёх радостей поверят, то обществу придётся плохо. Точно так же плохо, как от взрывов в людных местах больших городов или от захвата школ в небольших. А если кто-то думает, что продолжительность осуществления практики, сравнимой с террористическими актами, выводит её из-под этого сравнения, то бишь «если очень медленно и нежно, то не считается»… Вы поняли. Прекращайте так думать.

Ладно, закругляюсь. С чего я всё это несу. Видите ли, я, верноподданный, прослушал, а потом прочёл, речь нашего всего (понимаю, Вы её великолепно проигнорировали в силу своей суперпуперности, которой я, конечно же, не обладаю, и ею униженно восторгаюсь) и услышал там «холопы, в стойло! Маткою переможете», то есть услышал про семью (не путать с «Семьёй») как образ будущего России, когда никакая идеология и не нужна.

Услышав, я вспомнил про тот же самый «терроризм», который эффективно заставил считаться с собою даже наше всё. Вспомнил про доклад на выданной в начале поста ссылке. Вспомнил про то, что когда-то говорил здесь и ещё проговорю: будущее России есть не отдельно взятая утопия, а суть многие пост-апы, которых она успешно избежала, избегает и продолжит избегать – а что получится из этого в отдельно взятый момент времени, дело десятое. Надо, утопией назовём. Не надо, ну и хрен с ним.

И я сделал вывод, что все эти пост-апы, от которых Россию (РФ она, СССР, РИ или кто) надобно увести, сводятся к комбинациям тех самых избытков и недостач страха и надежды. К тому, чего мы слишком или недостаточно боимся, к чему мы слишком или недостаточно стремимся, к комбинациям «терроризма», «атромитизма», «элпидизма» и «апогнозии».

Отсюда следует, что пресловутый «антитерроризм», присутствующий в публичном поле РФ, есть сиротливая часть той самой идеологии, которую наше всё пытается заткнуть маткой в стойле. И в этой идеологии нужны другие «анти-» к перечисленным выше кавычкам. И нужно соединение таковых в единое – не-а, не единственное – учение.

Да, я не верю ни в то, что все эти «анти-» потянет единственная политическая партия, ни в то, что мера их отрицания будет единой у множества таких партий. Итого: плюрализм, политические дискуссии и всё такое. Демократия, хуле.

Спасибо за внимание. Хороших выходных.


Tags: идеология, общество, политика, теория, футуризм
Subscribe

  • «Там собрался у ворот...»©

    Сегодня, семнадцатого сентября две тысячи двадцать первого года, я сходил и проголосовал по всем четырём бюллетеням. Ниже объясняю, с какой стати.…

  • Ave, St. Lem. Юбилейное.

    Недавно зашёл в магазин, где обычно покупаю вино. Спросил, есть ли у них вино польское, чем изрядно озадачил персонал. Не нашлось. Польская водка в…

  • На полях. Монолог друга гоя.

    Знаменитый мем «это друг гоя!» это другое» описывает уже третью реплику в некоей перепалке. Перепалка развивается так. Сперва…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments

  • «Там собрался у ворот...»©

    Сегодня, семнадцатого сентября две тысячи двадцать первого года, я сходил и проголосовал по всем четырём бюллетеням. Ниже объясняю, с какой стати.…

  • Ave, St. Lem. Юбилейное.

    Недавно зашёл в магазин, где обычно покупаю вино. Спросил, есть ли у них вино польское, чем изрядно озадачил персонал. Не нашлось. Польская водка в…

  • На полях. Монолог друга гоя.

    Знаменитый мем «это друг гоя!» это другое» описывает уже третью реплику в некоей перепалке. Перепалка развивается так. Сперва…